Царство свободы приобретается также сильным принуждением самого себя.
Михаил Грушевский, украинский историк, общественный и политический деятель

«Увидеть» руками

Как и зачем в Национальном музее во Львове оцифровывают Богородчанский иконостас Иова Кондзелевича
25 октября, 2019 - 11:45

Проект называется «Иов Кондзелевич». Идея возникла приблизительно год назад. Куратор — София Лищинская. Технический директор — реставратор и дизайнер по специальности Роман Гук.

Предусмотрены две части работы — для незрячих (в музее) и для людей маломобильных и тех, кто не может финансово позволить себе путешествие, чтобы посмотреть ценнейшие памятники (на сайте). Об этом «Дню» рассказал заведующий выставочно-экспозиционным отделом Национального музея им. Андрея Шептицкого Роман ЗИЛИНКО. И прибавил, что именно год назад он познакомился с Романом Гуком, когда Гук и его команда, в которую входила и София Лищинская, воплощали проект «Пинзель. A.R.» для Львовской галереи искусств — сканировали композиции зачинателя Львовской школы скульпторов, представителя позднего барокко и рококо Иоанна Георгия Пинзеля, чтобы создать трехмерные модели шедевров середины XVIII века. 

ПРОЕКТ ПРЕЖДЕ ВСЕГО ИНКЛЮЗИВНИЙ, НО ТАКЖЕ ВАЖЕН ДЛЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Роман ЗИЛИНКО: — Мы тогда разговорились о том, что интересно было бы сделать такой проект и для Национального музея во Львове, ведь он способствовал бы доступности икон из собрания НМЛ для незрячих. Тогда это был первый разговор с Романом. А затем они с Софией Лищинской согласились на сотрудничество. Речь идет о проекте «Коснись иконы», который сейчас дофинансируется городской радой. Мы отсканировали три наших самых ценных, самых показательных памятника — иконы Юрия Змееборца из Станили XIV века, Архангела Михаила из Далевы и Креховской Богородици. Теперь они будут переведены в объем, чтобы незрячий человек мог их коснуться, почувствовать — «увидеть» руками. Важно, что будут сохранены даже дефекты, которые с возрастом образовались на доске. В частности, следы от шашеля (жука-точильщика. — Т.К.).

— Где эти 3D изображения будут стоять?

Г. З.: — На экспозиции — на первом этаже, там, где у нас начинается икона.

— Предусмотрена ли информация шрифтом Брайля?

 

Г. З.: — Да.

— А аудиосопровождение?

Г. З.: — Нет, в этом проекте он не предусмотрен. Будут таблички, где детально будет объясняться, чего именно касается человек. И мы это будем делать с экспертами, которые работают с незрячими. А уже следующим этапом нашейсовместной работы с Романом Гуком стала оцифровка произведений Иова Кондзелевича, чтоб сделать их доступными для незрячих, аитакже для людей, которые ограничены в передвижении. Мы будем делать сайт, где будут размещены иконы Иова Кондзелевича — и из нашего собрания, и из собрания Музея волынской иконы в Луцке. Богородчанский иконостас, самый ценный экспонат, уже отсканирован в 3D.  В компьютере будет создана его виртуальная модель. Мы в музее не имеем иконостаса полного, общего, потому что он разобран у нас по трем стенам.  А с помощью этих новейших технологий сзведем его вместе. Также иконостас можно будет покрутить в компьютере, и тоже будет напечатана уменьшенная его копия, которую можно будет увидеть на экспозиции, — коснуться, потрогать, почувствовать, как она выглядит.

— Вы же недавно вернулись из Луцка.

Г. З.: — Да. Мы сканировали одну из их самых известных икон Кондзелевича — это «Спас» из села Городище  («Спас Вседержитель на радуге»). Эта икона будет переведена в объем. Она в 3D будет выставлена у нас — у Богородчанского иконостаса.

— А в Луцке будет что-то наше, львовское, выставлено?

Г. З.: — Да, модель Богородчанского иконостаса. Ну, вот так, в общих чертах, о проекте. Он, повторяю, прежде всего, инклюзивный, для незрячих. Также он является очень важным для исследователей, реставраторов. Это фактически будет самая полная визуализация этого памятника по состоянию на сегодняшний день и на этом этапе его хранения. Обеспечиваем прекрасную фиксацию объема, трещинок, гвоздей и тому подобное. 

— Должен спросить о следующем. Проекти для незрячих уже были во Львове. Говорю, в частности, об акции 2014 года, «Касаясь, вижу» и акции 2015 года, «Касаясь, вижу: великие украинцы», авторами которой были Анастасия Симферовская и Василий Одреховский и которую представляли во Львовской галерее искусств. Также во Львове есть бронзовые мини-копии ратуши, памятника Шевченку, Собора Святого Юра, и это этапы проекта «Львов на ладонях», цель которого — адаптировать для незрячих, а особенно — детей, архитектурные жемчужины города. А вот что касается объемных икон, Роман? Делал ли кто-то такое до вас во Львове или в Украине?  

Г. З.: — Мы ничего не знаем о таких или аналогичных проектах. Но сейчасв связи с тем, что много инициатив финансово поддерживает Украинский культурный фонд и там есть отдельный раздел, рассчитанный на инклюзию, есть команды, которые в подобных сферах работают. Что касается конкретно икон, то, мне кажется, это первый такой проект, и он, бесспорно, — очень важный.

София ЛИЩИНСКАЯ: — Вообще,  переводы в объем существуют в мире лет с десять.  И первые такие попытки были в музее «Прадо» (Испания. — Т.К.). Мне кажется, что они первые перевели десять самых ценных своих произведений в объем. Но придерживались немножко иной технологии, чем наша. Цель проекта, как и у нас, — обеспечить возможность посещения музея всеми категориями посетителей. В Украине по состоянию на сегодняшний день много отсканировано памятников архитектуры, есть много попыток сканирования скульптуры, но перевод плоского изображения живописи, икон в объем — это достаточно редко для Украины.

«НА САЙТЕ БУДЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ ПОСМОТРЕТЬ ПРОИЗВЕДЕНИЕ В ВЫСОКОЙ ДЕТАЛИЗАЦИИ»

—  Работы же действительно очень много, ведь размер иконостаса...

С. Л.: — В целом, уже сделано около пятнадцати тысяч фотографий, потому что особенность этого метода в том, что это должно быть пошаговая фотофиксация  и на каждой следующей фотографии должно быть от шестидесяти до восьмидесяти процентов информации с предыдущей фотографии. И тогда компьютерная программа выискивает общие точки, и так она строит скульптуру. Благодаря тому, что используем и сканер, и фотограмметрию, имеем детализированную и очень точную модель. То есть по размерам она стопроцентно будет совпадать с иконостасом.

— А какого, собственно, размера будет модель?

С. Л. — Мы долго советовались по этому поводу. Печатать ее в полном размере нет смысла. Ведь незрячему человеку должно быть удобно, когда будет осматривать иконостас. Мы сейчас еще советуемся, но, наверное, сойдемся на А3 формате — его абсолютно достаточно, чтоб человек мог тактильно ощутить и понять, из чего состоял иконостас. Также будем отдельно делать в полном размере картуш «Спас Нерукотворный» в объеме, чтобы человек мог тактильно ощутить лик Иисуса.

— На каком этапе сейчас работа?

С. Л.: — Уже закончилась активная фаза фотофиксации и фотограмметрии. Мы уже почти доделали сайт. Модели готовятся к печати. Еще одна часть нашего проекта — обучение работников музея. Потому что сделать модель — не значит превратить музей в удобное для всех среду. Поэтому вместе с людьми, которые имеют хороший опыт и много учились как в Украине, так и за рубежом на инклюзивных программах, разрабатываем тренинги для работников музея (смотрительниц, экскурсоводов), чтоб те умели вести себя, коммуницировать не только с незрячими, но и вообще с людьми с инвалидностью.

Важно, что на сайте будет возможность посмотреть произведение в высокой детализации. Размер одной фотографии, которая будет на сайте, — приблизительно 120 мегабайтов. Посетитель сайта будет иметь возможность не только получить информацию об авторе произведения (если такой есть), о сюжете, когда это сделано, какими техническими средствами и тому подобное, но и рассмотреть любой мазочок, а так же — все трещинки, повреждения. Следовательно, наша работа станет полезной и музею, и реставраторам, и студентам, которые смогут писать исследования и, возможно, дадут вторую жизнь творчеству Кондзелевича.

— Закончите этот проект, и что дальше в планах?

С. Л.: — Оцифровывание — мировая тенденция. Поэтому, конечно, хотели бы продолжать делать такие проекты. Но такие работы — недешевые. Поэтому нужно находить инвестора или грант, потому что, к сожалению, за свои средства ни один музей таких работ не осилит. И в ближайшей перспективе, к сожалению, такие средства у музеев не появятся. По состоянию на даный момент помочь с финансированием в состоянии только Украинский культурный фонд, но он не может помочь всем.

 — Кстати, сколько стоит отсканировать один иконостас?

С. Л.: — Это профессиональный свет, который нужно брать в аренду, это стройлеса, подготовка специального бокса, где сканируются детали, техника (а у нас фотоаппарат с разрешающей способностью 42 мегапикселя, и каждый день аренды его — тысяча гривен). На два наших проекта («Пинзель» и «Иов Кондзелевич») мы уже имеем 26 терабайтов исходных файлов, а плюс еще готовые модели. И нужна очень мощная техника для обработки. Поэтому мы будем подаваться на программы в Украине и за рубежом, чтоб получить финансирование.

P.S. Выдающийся памятник украинского искусства — иконостас 1698 — 1705 годов, созданный под авторством православного иеромонаха Иова Кондзелевича для церкви Воздвижения Честного Креста Скита Манявского, занял свое место в постоянной экспозиции Национального музея им. Андрея Шептицкого всего шесть лет тому назад — в 2013-м. Детальную информацию о Богородчанском иконостасе можно получить из публикации «Во Львове рассказывают о долгой истории «странствий» Богородчанского иконостаса» в «Дне» от 28 апреля 2018 года.

Татьяна КОЗЫРЕВА, Львов. Фото предоставлено Софией ЛИЩИНСКОЙ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ