Я видела, тогда, кто клонился ниже всего, того топтали люди и лошади.
Леся Украинка, украинская писательница, переводчица, фольклористка, культурная деятельница

«Евреи-фронтовики за Адольфа Гитлера»-2

Путин пытается стать хозяином интеллектуальной Европы
5 сентября, 2014 - 12:02

Владимир Путин успешно берет под контроль не только правительства и парламенты некоторых европейских государств, которые начинают отрицать необходимость новых санкций против России, — он еще и захватывает мозги известных европейских интеллектуалов. Речь не о щедро подкормленных Кремлем и ФСБ участниках «Валдайского форума» и других подобных собраний. И не об Александре Раре (Германия), готовом мотивировать и оправдать любую агрессивную акцию Москвы, особенно относительно Украины. И не о тех персонажах, о которых рассказывает Алла Лазарева, украинская журналистка, живущая в Париже: «Телешоу дарят радость регулярных встреч с некими Димитрием де Кошко — председателем ассоциации «Франция — Урал». Квитанции на оплату ее услуг были найдены, в частности, в документальной базе Межигорья. Откровенно промосковский дискурс озвучивают экономисты Жак Шапир и Эммануэль Тодд, историки Марк Ферро и Джон Лафлэнд, журналисты Пьер Лоррен и Александр Адлер... Все это давние оппоненты самого права Украины на независимое государство». Нет, речь о людях с небудничным жизненным опытом, которые на себе почувствовали «прелести» тоталитаризма, но повторяют те или иные штампы московской пропаганды и солидаризуются в украинском вопросе (иногда поневоле) с хозяином Кремля.

Только два, но очень показательных примера. Журналистка Анаис Джинори в итальянской газете La Repubblica опубликовала интервью с французским писателем Мареком Хальтером, который в свое время сумел чудом убежать из Варшавского гетто и пережить Холокост. Этот писатель считает, что для того, чтобы избежать еще более кровавой войны на украинских поприщах, Украину надо сделать федеральной, а для этого «Франсуа Олланд должен сесть на самолет и полететь в Москву; это единственный способ решить проблему, с глазу на глаз».

Другими словами, к Украине надо применить Мюнхенский сценарий 1938 года, и «Европа должна убедить Киев принять федерацию».

Интервью это делалось уже тогда, когда российские войска откровенно ворвались в Украину. И как же оценил ситуацию французский писатель, который, по его собственной оценке, замечательно знает Россию? А вот что. «Изменят ситуацию вовсе не экономические санкции. Даже больше, они служат только сплочению российского населения вокруг Путина. С тех пор, как в Украине начался кризис, происходит именно это. Это Америка и НАТО пытаются подтолкнуть нас к войне против Москвы. Но нам, напротив, следует протянуть руку Путину. Миллионы русскоязычных украинцев просят его вмешаться. Ему надо спасать лицо. Если международное содружество убедит Киев принять федеральную систему, проблем больше не будет. В нынешней ситуации у нас больше нет средств, чтобы остановить Путина. Он уже выиграл. Крым стал российским. Никто больше об этом не говорит. Единственное, что надо сделать, — это попробовать сблизиться с Москвой, наладить более крепкие отношения. Я, например, думаю, что нам следовало предлагать россиянам, а не украинцам укреплять отношения с Европой... Если Путин сегодня не найдет решения, в будущем произойдет еще более кровопролитная война... У народов упрямая память. Мы видели, что произошло в бывшей Югославии между сербами и хорватами. И в нынешней ситуации единственным выходом из кризиса является федерация».

Я намеренно привел такую большую цитату, чтобы осветить позицию западного писателя, который пережил в детстве вызванные немецким тоталитаризмом страшные времена — и остался апологетом тоталитаризма, только российского, и кремлевского фюрера. А откуда он во Франции знает о «миллионах русскоязычных украинцев»? Разумеется, из передач Russia Today и из выступлений названных Аллой Лазаревой французских интеллектуалов. Иначе говоря, у него в голове играет «телешарманка Путина».

И поневоле вспоминается организация, которая существовала в первой половине 1930-х в Германии и называлась «Евреи-фронтовики за Адольфа Гитлера». Мол, надо протянуть Гитлеру руку, в том числе и западным демократическим режимам, он же порядочный человек, бывший фронтовик, надо идти ему навстречу.

Совсем другим содержательно и стилистически является интервью изданию ГОРДОН известного польского кинорежиссера Ежи Гоффмана. Автор экранизаций нескольких романов Сенкевича, в том числе и знаменитой трилогии «Огнем и мечом», «Потоп», «Пан Володыевский», является убежденным противником российского империализма и симпатиком независимой и демократической Украины. Но... Цитирую на языке оригинала, поскольку интервью велось на русском, который будущий режиссер выучил еще ребенком, вывезенный чекистами вместе с родными в 1940 году в ГУЛАГ: «Путин добился чувства ненависти со стороны большой части украинского народа. Но одновременно, и это очень прискорбно, Путин добился, как мне кажется, стены между русскоязычным и украиноязычным населением, но мне хотелось бы в этом ошибаться. И в этом частичная вина самой украинской власти. Как можно было в самом начале принимать непродуманный и зловредный языковой закон? Он был принят под влиянием бездумных и оголтелых националистов, которые есть в Украине, и этого отрицать тоже нельзя. Конечно, он был отменен, но зачем он был принят?»

Люди добрые, о чем речь? Трудно понять. Разве в действительности Путин не разрушил те элементы этнолингвистического отчуждения и не сделал юго-восток Украины значительно более патриотичным, чем раньше? Разве эта стена (или, точнее, шанцы и траншеи) не пролегают реально между совсем другими социально-политическими группами — между сторонниками и противниками украинской независимости? Разве нет украиноязычных врагов независимости, которые являются смертельными (действительно смертельными, потому что с российским оружием в руках) врагами русскоязычных ее сторонников? Все наоборот... Даже больше: тот «зловредный языковой закон» был принят еще коммунистической Верховной Радой УССР под давлением таких «бездумных и обезумевших националистов», как Олесь Гончар, Иван Дзюба, Дмитрий Павлычко, Николай Жулинский. А упразднили его антиконституционным путем в Раде неприкрытые (скажем, Вадим Колесниченко) и скрытые (десятки лиц) агенты ФСБ РФ, упорные российские великодержавные шовинисты, руководившие Партией регионов. Неужели это была победа демократии? И неужели закон о языках 1989 года хоть как-то притеснял русскоязычное население (кроме, разумеется, тех предприимчивых ксенофобов-нацистов, для которых все украинское априори было «быдлячьим»)?

Боюсь, что источником информации для Ежи Гоффмана был тот же телеканал Russia Today, а возможно, и другое телевидение России.

Поэтому и получается, что Путин ведет успешное (по крайней мере пока) наступление на мозги европейских интеллектуалов, вынуждая их — даже определенную часть украинофилов — хотя бы в чем-то воспринимать события в Украине через кремлевско-лубянскую идеологическую призму. Представляете, как завидует доктор Геббельс в ином мире? И как он ждет к себе главного «кремлевского чекиста», чтобы лично выразить свое восхищение выучкой его пропагандистов?

Сергей ГРАБОВСКИЙ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ