Первый попавшийся лжец и обманщик может развалить целое государство, тогда как упорядочения вещей даже в одном доме невозможно без благодати Божией.
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман Войска Запорожского

«И государство, и я – чувствуем неловкость...»

Виктор БОГОРАД — о новой награде и отношении к карикатуре нынешней российской власти
6 апреля, 2018 - 13:35
ФОТО OBTAZ.COM

Наш постоянный автор, известный российский карикатурист Виктор Богорад, чей иронично-философский стиль знают и любят многие наши читатели, получил новую награду в родном Санкт-Петербурге. Он стал победителем номинации «за вклад в развитие журналистики» на конкурсе «Золотое Перо». Причем, как отмечает издание lenizdat.ru, «премией в этой номинации удостаиваются «мэтры петербургской журналистики, чье слово и дело отмечены общим признанием в профессиональной среде». Однако в этом году премию получил не журналист». В связи с этим коллега и товарищ Виктора Борисовича Вячеслав Шилов написал в «Фейсбуке»: «Мы, карикатуристы, давно уже пытались донести до организаторов конкурса, что карикатура заслуживает номинации, что этот жанр требует мужества, смелости, честности...»

«День» связался с Виктором Богорадом, чтобы поздравить и заодно поинтересоваться его отношением к этой награде. Ведь конкурс, можно сказать, государственный, и признание получил карикатурист, чьи работы, вольно или невольно, являются оппозиционными к любой власти.

— Это награда Союза журналистов Санкт-Петербурга, подчеркиваю. Это не чисто государственная награда, — сказу уточняет Виктор Борисович. —  Конечно, Союз журналистов имеет отношение к этому государству, но это награда Союза журналистов как общественной организации.

Я получил эту награду, но к ней отношусь как — «за выслугу лет». Учитывая то, что первая моя публикация была в 1973 году, тогда еще в Ленинграде, и практически все журналисты знают и меня, и мое творчество. И я номинировался на Гран-при «Золотое Перо» в 2015 году. Вот они решили все-таки за вклад в журналистику дать эту премию. Там были, конечно, произнесены речи, о которых я сказал, что чувствую себя аксакалом и египетской пирамидой.

РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

В предыдущем разговоре с вами мы говорили об успешности проекта «Je suis dog, je suis cat» («Я — собака, я — кот». Напомним, это альбом карикатур, в котором с одной стороны — рисунки про собак, а с другой — про котов, который финансировался методом краудфандинга («День» № 92 от 1 июня 2017 года). Возможно, у вас уже есть новые задумки? Над какими книжными проектами сейчас работаете?

— Это был очень удачный проект. Нас с Вячеславом Шиловым (соавтором проекта. — Ред.) приглашают на будущий год во Францию на книжную ярмарку с этим проектом. То есть надо будет допечатывать тираж, потому что у нас не осталось ни одного экземпляра.

Сейчас должна выйти новая книга Леонида Песка, которую я оформил. Очень интересная, она называется «А где у парашюта кольцо?». Это иронические эссе, где происходит симбиоз между вербальным и визуальным текстом. То есть его текст вербальный, а мой визуальный. Такое сочетание. Очень интересный эксперимент.

А второе — в мае выходит философская книга из серии «Азбука понятий», которую издает Европейский университет в Санкт-Петербурге. Это уже будет шестая книга, под названием «Государство». Что такое государство с точки зрения философии и вообще само понятие. До этого выходили книги о том, что такое демократия, что такое авторитет, что такое история и так далее. Это очень интересный проект и я с удовольствием с ним работаю. Переводишь вот эти самые философские представления в картинки.

Карикатура продолжает оставаться популярной в мировых СМИ. А какое место настоящей, не пропагандисткой карикатуры, в российском гуманитарном пространстве? Не является ли победа в номинации «Золотого Пера» признаком того, что сфера ее «обитания» расширяется?

— Это вообще очень странная история. Я же не член Союза журналистов, я не член Союза художников. Я совершенно сам по себе. И это очень важный момент. Несмотря на это, да, я получаю премию от Союза журналистов, а в прошлом году получил звание почетного академика от Российской академии художеств. Что тоже, как говорится, безумно удивительно. Для меня — это точно. Как я теперь шучу — у меня теперь есть повод спорить с заказчиком, ссылаясь на авторитет.

Если честно говорить: я издеваюсь над государством, а государство мне дает премии. И думаю, что и государство, и я — мы испытываем неловкость при этом.

А вообще о бытовании настоящей карикатуристики что вы можете сейчас сказать? Как и раньше большой сегмент — это, конечно, пропаганда? Соотношение не меняется?

— Большой сегмент — пропаганда. Причем поскольку карикатуры, связанные с пропагандой, обычно делаются людьми не очень большого таланта, то все попытки как-то это увязать, создать какой-то журнал или что-то — проваливаются, заканчиваются распилом денег. Ведь чтобы делать хорошую карикатуру, нельзя быть пропагандистом. А для того чтобы был успешный проект, нужны хорошие карикатуры. Это несовместимо.

Поэтому на сегодняшний день карикатуры очень мало идет в российских изданиях. В интернете она есть, конечно. Есть «РИА Новости» — пропагандистские. Есть Сергей Елкин, который печатается на «Немецкой волне». Есть хорошие работы, которые делают карикатуристы в интернете. Но в печатных изданиях карикатура практически исчезает. Или уже исчезла. Меня тут недавно спросили: «Кто-нибудь рисовал шарж на нашего губернатора Полтавченко?» Я гордо сказал: «Да, я пять лет тому назад по просьбе одной газеты, которая решила поднять свой рейтинг, нарисовал шарж на Полтавченко». В достаточной степени добрый. То есть ироничный, но не злой. И они напечатали это на первой полосе: вот, мы впервые сделали, напечатали шарж на нашего губернатора. Прошло пять лет, никто ничего и не печатал. То есть я вошел в историю пять лет тому назад. И так и остался.

А что касается всего остального, то я могу Украине только позавидовать. У вас много очень хороших карикатуристов. Они хорошо печатаются, и это замечательно. Это то, что у нас происходило в 90-х годах, когда Ельцину сказали, что нельзя обижаться на карикатуры на него же, и все было замечательно.

Теперь редактор двадцать раз подумает, стоит ли поставить эту карикатуру, потому что какой-нибудь сумасшедший сочтет, что это оскорбило его личные чувства, и подаст в суд. А государство у нас с большим удовольствием начинает «раздувать», потому что исполнителям на чем-то надо делать себе карьеру. То есть карикатура стала как повод, который рассматривают как потенциальное оскорбление. Ты нарисовал полицейского — ты оскорбил полицейского. Ты нарисовал попа — ты вообще, как говорится, оскорбил все религиозные чувства. Почему нельзя оскорбить нерелигиозные чувства атеиста, я вообще не понимаю. Наверное, потому что атеист — это уже не человек (улыбается. — Авт.). Но такое отношение удивительно: мол, карикатура не смеется, не высмеивает. Нет, она оскорбляет.

Повторюсь, что для меня удивителен момент, что меня награждают полугосударственные структуры. Такое ощущение, что ты даешь пощечину — а тебе за это премию дают. Или руку жмут. Это какой-то мазохизм, конечно...

Ольга ХАРЧЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments