Всегда был националистом, горжусь этим. Негативного подтекста этому определению придают те, кто путает его с шовинизмом. Национализм - это любовь к Родине, а шовинизм предусматривает ненависть к другим нациям.
Роман Иваничук - украинский писатель, патриарх украинской исторической романистики, общественный деятель

Инфекция кремлевской пропаганды

В чем неправа Юлия Латынина?
30 апреля, 2014 - 17:07
ЛУГАНСК / ФОТО РЕЙТЕР
ФОТО FACEBOOK.COM

Известная московская публицистка Юлия Латынина, участница конгресса «Украина — Россия: диалог», вместе с рядом представителей российской стороны осуществила поездку в Донецк и поделилась впечатлениями в своей программе «Код доступа» на радио «ЭХО Москвы». Как всегда у Латыниной, ее наблюдения и выводы интересны, но вместе с тем неоднозначны. Желающие могут ознакомиться с ними на сайте «ЭХА Москвы». Например, вот что она говорит о Славянске и Донецке: «Те группы, которые сидят в Славянске, это превосходно вооруженные... Грубо говоря, это все равно террористы. Эти люди называются террористами, потому что то, что творят эти люди, превосходно вооруженные, имеющие, действительно, новейшее, судя по всему, на себе вооружение, это не вкладывается ни в какие рамки... Я была на территории Донецкой республики. Донецкая республика занимает, ну, 300 или 400 квадратных метров, вот, сколько занимает здание областной администрации (оно большое) в центре Донецка, все 11 этажей». Четко и едко.

Я же хочу здесь обратить внимание на несколько тезисов либерального оппозиционера к путинскому режиму (которая, впрочем, фактически поддерживает аннексию Крыма Россией), которые подтверждают инфицированность государственной пропагандой и имперской идеологией даже части известных московских либералов.

Первый тезис — о том, что Украина — это «искусственное образование», а на Донбассе «разговаривают на русском». Вот соответствующий фрагмент разговора из передачи: «Я видела вполне содержательного человека по имени Дмитрий, который без всяких фашистов, засевших в Киеве и без всякого Путина, на которого он молится, он сказал, что к Путину он относится не очень хорошо. Он сказал, что к Януковичу он относится еще хуже. Но он сказал, что эта территория — часть единого русского мира. И что Украина — искусственное образование. С этим трудно спорить, видя, как Украина борется с тем, что происходит. Так же трудно спорить с тем, что исторически эти земли были Украиной сравнительно недавно, и на всех этих землях говорят по-русски».

Вот данные переписи 2001 года. Четверть населения Донецкой области родным языком признает украинский. В Енакиево украинский является родным для 20%. А вот в Амвросиевке — для 43%. При этом в Амвросиевке, по данным донецких исследователей, этот язык используется достаточно широко в публичных разговорах — с друзьями, на улице, в учреждениях, а вот в Енакиево — практически только дома, в семейном кругу. Что же касается нынешней ситуации в Донецке, то там на украинском на улице разговаривать просто опасно.

Что же касается истории, то этнолингвистическая карта, составленная Российской императорской академией наук в 1914 году, наглядно подтверждает — на абсолютном большинстве территории нынешних Луганской и Донецкой областей украинцы (причем украиноязычные) составляли абсолютное большинство населения, только вдоль Северского Донца большинство составляли донские казаки. Однако эти казаки в те времена не считали себя россиянами; кстати, и сейчас многие из тех дончан, живущих в России, россиянами себя не считают. Я уже не говорю о том, что Таганрогский округ и восточная Слобожанщина — север Луганской области и прилегающие территории нынешней Российской Федерации, до самого Дона и Воронежа — это все в 1914 году были исконно украинские этнические земли.

Тезис, что «Украина — искусственное образование» выглядит не менее неисторически. Ещё в начале ХХ века промышленники Донбасса и Приднепровья объединялись, чтобы противостоять конкурентам из Московского, Балтийского и Уральского регионов. Между тем, среди этих промышленников почти не было этнических украинцев — но их объединяла общая потребность защищать свои интересы на украинских землях против великорусских предпринимателей. Поэтому ещё в 1895 году галицкий социал-демократ Юлиан Бачинский опубликовал книгу «Ukraina Irredenta», в которой на основе анализа преимущественно экономической жизни обеих частей Украины (подроссийской и подавстрийской) обосновал необходимость создания Украинского соборного государства под лозунгом: «Свободная, великая, политически самостоятельная Украина, одна, нераздельная от Сяна по Кавказ!» Только политическая независимость, по мнению Юлиана Бачинского, обеспечивала последующее успешное социально-экономическое и культурное развитие колонии, разделённой между двумя империями, потому в независимости Украины объективно должны были быть заинтересованы и буржуазия, и пролетариат, и крестьяне; и не только этнические украинцы, но и представители всех этносов, проживавших на её территории. Развил идеи Бачинского в конце 1920-х надднепрянец Михаил Волобуев-Артемов. По его мнению, украинская экономика должна была развиваться как самодовлеющее единство, способное «войти в состав мировой хозяйственной системы непосредственно, а не через российскую экономику». Преодоление колониального наследия возможно, если «мы имеем в СССР не экономику метрополии и колоний, а сотрудничество разных национальных экономик», следовательно «следует раз и навсегда отбросить попытки разрывать единую украинскую национально-хозяйственную территорию». Однако с начала 1930-х в СССР окончательно воцарилась противоположная тенденция, которая всё усиливалась и усиливалась, как в экономическом, так и в культурном плане. Поэтому нынешний Донбасс является результатом целеустремленной деукраинизации исконно украинских земель, а не «частью русского мира».

И еще один штрих к «искусственности» Украины. Владимир Затонский, один из деятелей КП(б)У, писал в 1920 году Ленину: «Трижды мы овладевали Украиной, и трижды украинский народ выбрасывал нас вон». Разве «искусственный» народ «искусственной» страны был бы способен на такое? И только когда Ленин и Троцкий инициировали нэп и украинизацию, большевикам удалось справиться с Украиной. Что же касается украинско-российской границы, то она складывалась в 1918 году как граница между независимыми государствами; после создания СССР её «исправляли» несколько раз в интересах России. Донецк (Юзовка) и Луганск с самого начала входили в состав Украинского государства, а затем — УССР.

И еще один вывод Латыниной о Донбассе, который помечен последствиями имперской пропаганды: «Люмпенизированный край. Советская психология. Абсолютному большинству, на самом деле, плевать. То есть если завтра придут сюда российские войска, то, конечно это будет Крым, абсолютное большинство будет за российские войска». А в Москве разве в большинстве не такая же психология? Сто тысяч, даже двести на демократических митингах — и это на 15-ти миллионное население городской агломерации... В Донбассе, по крайней мере, большинство населения тем или иным способом зарабатывает себе на жизнь, а не сидит на «игле» нефтегазовой ренты, о чем так едко пишет та же Латынина. И никакое большинство населения в Крыму не поддерживало российские войска — так же не будет поддерживать в случае агрессии и в Донбассе. Не зря местные юноши вывешивают флаги на терриконах. Не красные и не российские, а украинские...

Но отдадим московской публицистке должное — она отмечает, что никакого сепаратизма в Донбассе нет, а есть «пятая колонна» Кремля: «Естественно, никто из них не думает о Донецкой республике, потому что, на самом деле, когда их спрашиваешь, они всегда говорят «Сначала Донецкая республика, потом Луганская республика, потом Одесская республика, а потом все они вместе войдут в состав России». Хотя против этого Латынина, кажется, не имеет ничего против, ведь «Украина — искусственное образование»...

Сергей ГРАБОВСКИЙ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ