У тебя есть враги? Хорошо. Значит, в своей жизни ты что-то когда-то отстаивал
Уинстон Черчилль, британский политик и государственный деятель, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе

Кто победит в XXI-ом столетии?

Для Европы установление и обеспечение суверенитета данных является абсолютным приоритетом
16 августа, 2019 - 12:19
ФОТО REUTERS

Вот уже прошло два десятилетия, XXI век почти стар, и, по крайней мере, в западном мире он начинает отбрасывать длинную тень. В начале нового века люди повсюду, особенно в Европе, предавались иллюзии «конца истории».

Запад победил в холодной войне, третьей из трех великих глобальных войн 20-го века, которые привели к мировому порядку на рубеже прошлого века. Казалось, порядок мира — в интересах Запада! — обеспечен на все времена.

С тех пор мировая история, без какой-либо альтернативы, будет выходить за рамки ее конечной цели, а именно глобального принуждения к западной демократии и рыночной экономике. Кроме того, новый век принесет простую преемственность своего предшественника в его триумфальную западную позднюю фазу. Какая большая ошибка!

Лишь два десятилетия спустя мир стал умнее, и сам Запад оказался настоящим ребенком двадцатого века, и вопрос о его будущем в настоящее время серьезно поднимается. Глобальный порядок фундаментально меняется. Глобальный центр переместился из Северной Атлантики в Тихий океан и Восточную Азию.

Китай находится на политическом, экономическом и технологическом пороге мировой мощи и является единственным противником существующего глобального господства Соединенных Штатов.

США устали от своего глобального лидерства и начали вывод войск при президенте Обаме. При президенте Трампе этот процесс ускорился хаотичным и опасным образом. Но это ставит под угрозу выживание трансатлантического Запада, и глобальный порядок теряет свою прежнюю ценность, и властно-политические основы без каких-либо разумных альтернатив.

Россия ищет свое будущее в прошлом двадцатого века, полагаясь исключительно на ядерное оружие, как тогда делал Советский Союз.

В 21 веке мощь больше не будет определяться преимущественно ядерным оружием, а широким спектром технологических революций в результате оцифровки.

Те, кто не находится на переднем крае двух ключевых факторов: оцифровки человеческого интеллекта (искусственного интеллекта) и контроля огромных объемов данных (больших данных), будут все дальше отставать, становиться зависимыми и подвергаться внешнему контролю.

Суверенитет в XXI веке больше не будет определяться в первую очередь военной ядерной энергетикой, а будет зависеть от технологического и информационного суверенитета. Это будет определять не только глобальное распределение власти, но и глобальное распределение богатства в этом столетии, а также в открытых обществах будущей демократии.

Как насчет Европы в этом новом веке? Старый континент вступил в новый век в далеко не оптимальной форме. Живя в утешительной иллюзии вечного мира и конца истории, в то время как старый континент завершил расширение ЕС, он, тем не менее, помешал завершению интеграции континента. Даже снятие гарантии американской безопасности ударило по Европе, как гром среди ясного неба. И последствия цифровой революции тоже. Европа в настоящее время чрезвычайно слаба.

На первом этапе оцифровки, основанном на потребительской платформе, фактически, в отличие от Китая, не было конкурентоспособных европейских компаний. Облачные компании также не могли и не могут конкурировать с гигантами из Силиконовой долины или Китая.

Самая важная проблема, которую новая Комиссия ЕС должна решить вместе с государствами-членами, — это цифровая революция через «облако», защищая тем самым европейский суверенитет данных.

Технологии, имеющие решающее значение для конкурентоспособности Европы и, следовательно, ее будущего богатства или, в качестве альтернативы, экономического спада, будут в корне изменены цифровой революцией.

И вопрос о том, кто будет иметь доступ к необходимым европейским данным, и на каких условиях и под чьим контролем — это ключевой вопрос будущего демократии и будущего процветания старого континента, на который, во-первых, можно ответить только в Европе, а не на национальном уровне, а во-вторых, только сейчас, а не в какой-то момент. Потому что поезд уже запущен.

Автомобили, машиностроение, интеллектуальные фабрики, медицина, оборона, интеллектуальные сети, домашние хозяйства и многие другие сектора будут подвержены цифровым сбоям. И при этом контроль за данными будет решающим при распределении власти и богатства.

Эти данные будут, по существу, обрабатываться на основе облачных технологий. То есть контроль над облаком данных позволит принимать решения о распределении богатства и власти в этом столетии. Европа обязана обеспечить свой суверенитет данных как важнейшую задачу.

Это потребует огромных материальных ресурсов и решительности догоняющего США и Китай, потому что в данный момент Европе угрожает прямая зависимость, так как она слишком медлительная и нерешительная.

Не следует также создавать иллюзий: частный сектор не сможет сделать такой шаг сам по себе. Это стратегическое политическое решение, которое могут обеспечить только бизнес, исследования и политика, и это европейское решение. Брюссель должен будет направлять, регулировать и вместе с государствами-членами финансировать его.

С пятидесятой годовщиной первого полета человека на Луну много говорится о первом пилотируемом полете на Марс. Однако для Европы установление и обеспечение суверенитета данных является абсолютным приоритетом, если ее падение в этом столетии не является окончательным, ее демократия должна быть сохранена. Добро пожаловать в 21 век!

Проект Синдикат для «Дня»

Йошка Фишер — был министром иностранных дел и вице-канцлером Германии в 1998—2005 годах.

Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ