Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Сергей БУКОВСКИЙ: «Нередко кино, которое у нас принято называть документальным, — это просто растянутый новостийный сюжет...»

16 сентября, 2004 - 19:15

Недавно на телеканале СТБ был создан департамент документальных и специальных проектов. Возглавил его известный кинорежиссер Сергей БУКОВСКИЙ. Чем это «грозит» украинскому телезрителю, «День» попытался разузнать у него самого.

— Само создание на телеканале департамента документального кино — факт показательный. Свидетельствует ли он, по вашему мнению, только об изменениях в приоритетах работы телеканала СТБ или также о том, что зритель устал от «попсы» и у него изменились предпочтения?

— Думаю, прежде всего, меняются вкусы зрителей. Я не берусь рассуждать о политике канала в целом — это не в моей компетенции. Хотя тот факт, что генеральным продюсером СТБ стал Дмитрий Харитонов, который сам занимался документальными программами, кажется мне знаковым. Он, собственно, и пригласил меня.

Полагаю, сейчас украинское ТВ уже готово к тому, чтобы заполнить ту нишу, которая, к примеру, на российском ТВ уже давным-давно занята. Как показали фокус-группы и оценки экспертов, телезрители 35 — 45 лет не находят программ, которые могли бы быть им интересны. Эта, по оценкам экспертов, «думающая аудитория», хочет смотреть «умные» фильмы, хорошее документальное кино. И, как говорится, спрос рождает предложение. Поэтому и появился наш департамент, который будет работать над заполнением этой ниши.

Мы начинаем с создания сценарной мастерской и ищем профессиональные кадры (что не такая уж легкая задача). Предложенная концепция работы департамента одобрена, но подробнее об этом можно будет говорить, когда появятся в эфире первые работы. Знаю, что в процентном отношении аудитория наша невелика, но это тот случай, когда мал золотник, да дорог. Льщу себя надеждой, что у нас будут зрители. Меня трудно упрекнуть в самоуверенности, я — человек, скорее, сомневающийся... Однако моя вера зиждется на конкретном примере — на откликах зрителей о фильме «Война. Украинский счет» (который создавался на телеканале «1+1». — Ред. ). К слову сказать, и рейтинги (какое ж телевидение без них!) у картины были неожиданно(!) высокими.

На российском ТВ документальное кино иногда выигрывает у игровых сериалов даже в вечерний прайм-тайм. Вот мы и попытаемся предложить что-то нашим зрителям, тем, кто устал от бесконечной череды унылого кино класса «С» и заезженных мелодий отечественной и ближнезарубежной попсовой «классики».

Одна из программ, под условным пока названием «Продленный сеанс», посвящена документальному, а точнее неигровому кино. Хочется показать зрителям то, что пропущено ими за эти последние десять лет — документалистика существовала вне зависимости от того, любило ее телевидение или нет. Возможно, «Продленный сеанс» буду вести я сам.

— А как вы думаете, чего отечественный телезритель ждет от обновленной документалистики?

— У нас есть несколько направлений развития нашего департамента: мы планируем делать программы исторической тематики, в том числе — о новейшей истории. Конечно же, главным остается сегодняшний день и проблемы, которые волнуют общество. Обновленной или не обновленной? Знаете, как и в любом деле, главное — были бы мысли... Хочу, чтобы было интересно, прежде всего, моей команде и мне. Понимаю, это звучит несколько эгоистично, но я всегда доверялся собственной интуиции, и уверен, что она меня не подведет и в этом случае. Если человека, который работает над тем или иным проектом, самого волнует то, о чем он говорит, это, как правило, вызывает ответный интерес. Могу сказать определенно, что наш канал, создавая документальные проекты, не считает для себя приоритетным показ насилия и криминала. Уверен, зритель устал от «чернухи»...

Я не считаю себя телевизионщиком до мозга костей. Я сотрудничаю с ТВ лишь на протяжении последних десяти лет. И отдаю себе отчет в том, что ТВ не с меня начиналось и не мной закончится. Конечно же, есть определенная специфика работы на ТВ, которой я стараюсь придерживаться. Прежде всего, это доходчивый телевизионный язык. Говорить просто иногда бывает очень сложно. Просто — не значит упрощенно. Иная простота, как известно, хуже воровства. Телевизионный язык — это, пожалуй, такой язык, который позволяет тебе не продираться через дебри «авторской мысли», а дает возможность идти более простым и ясным путем к чувствам и сознанию зрителя. Вообще — умение рассказать историю — самое важное и для кино, и для ТВ в частности. Тот и побеждает, кто умеет ясно ее изложить.

Среди других критериев эффективной работы на ТВ с серьезным материалом выделяю владение драматургией. Я часто смотрю кино, которое у нас принято называть документальным. А на самом деле вижу просто растянутые до получаса журналистские сюжеты, которые изначально должны были бы идти три минуты. На пятой минуте просмотра мне лично становится скучно. И, думаю, не мне одному.

— И все-таки — телевидение иногда называют «великим упростителем». А документальное кино — жанр весьма специфичный и довольно сложный для восприятия. Насколько легко «привить» его к ТВ?

— Почему, собственно, документалистику нужно «прививать»? Она изначально была на ТВ. И в советские времена существовали сильные документальные программы, которые смотрели с большим интересом. Вспомнить только «Очевидное — невероятное» Льва Николаева и Сергея Капицы, программы Виталия Коротича или Роберта Рождественского... Их проекты шли в удобное для зрителя время и привлекали большую аудиторию. Сейчас в Европе, к примеру, есть целые телеканалы, такие как Arte, которые показывают преимущественно документальные и публицистические программы. Я уверен, что и авторское кино может найти место на отечественном ТВ. С ним сложно работать, его надо уметь «приготовить» и правильно подать, но мы обязательно будем этим заниматься.

— Недавно в комментарии «Дню» генеральный продюсер СТБ Дмитрий Харитонов упомянул о том, что на телеканале будет создан целый пакет документальных фильмов, посвященных 60-летию Победы в Великой Отечественной войне. После сериала «Война. Украинский счет» вам еще есть что сказать о «той войне»?

— Думаю, какие-то проекты, посвященные этой дате, готовят все телеканалы. Это — естественно. Лично для меня 9 мая — сложная дата. Скорее всего, мы предложим зрителю не исторические фильмы (многое ведь уже рассказано), а срез человеческих историй, драм, которые происходили на фоне тех событий. Надеюсь, таких фильмов будет несколько. Кроме того, я сам буду снимать. Вообще говоря, это было главным в моем решении принять предложение Димы Харитонова прийти на СТБ. К примеру, хотел бы закончить свою работу о фронтовом операторе Израиле Гольдштейне. В течение последних семи лет я много снимал его — накопилось достаточно материала. Сейчас как раз мы обдумываем сценарий этой картины, которая должна войти в упомянутый пакет фильмов о войне.

В сериале «Война. Украинский счет» мы пытались рассказать о событиях, которые происходили здесь, в Украине, и о двух противоборствующих сторонах, Красной Армии и УПА. У нас не было возможности (в силу жанра и формата) углубиться в какие-то личные истории и человеческие драмы — они проходили лишь пунктиром. А сейчас мы уделим внимание именно конкретным людям, психологии, отношениям. Уже найдены сюжеты, сотканные из невероятных жизненных историй.

— Кстати, «Война. Украинский счет» — проект, наиболее легко ассоциируемый с вашим именем. А что было сделано после него?

— Лично я не считаю «Войну...» наиболее ассоциируемым с моим именем проектом. Возможно, такое впечатление сложилось в силу того, что этот сериал благодаря ТВ увидела многомиллионная аудитория. Ведь потрясающее свойство телевидения в том, что твою работу может увидеть сразу огромное количество людей. А другие фильмы, которые я делал раньше, показывались в основном на фестивалях.

Сделал пару фильмов для российского телеканала «Культура». Один из проектов ждет финансирования Госкино России. Это сериал о таежной жизни на Енисее. Центральный персонаж фильма — писатель Михаил Тарковский. Было потрачено много сил на сценарную работу, поиск денег... Даже если он не состоится, я рад, что познакомился с Мишей — столько нового узнал о рыбалке!!! Сейчас я — полностью в заботах о департаменте. Признаться, я давно уже подумывал о том, чтобы создать такую студию, собрать коллектив и делать документальное кино.

— А какие темы вам хотелось бы разрабатывать в рамках его работы, и насколько ваши желания совпадают с планами руководства канала?

— Наши интересы пока совпадают: как в тематическом, так и в творческом (реализаторском) планах. К примеру, мы собираемся запускать проект, затрагивающий непростую тему арабского мира. Точнее — проблему взаимодействия христианской и мусульманской цивилизаций, которая волнует весь мир. В ближайшее время съемочная группа во главе с режиссером Юрием Терещенко отправится в Сирию. Посмотрим, с чем они оттуда вернутся...

— А какие еще актуальные темы будут освещаться в ваших проектах?

— Я бы не применял слова «актуальность». Вся наша жизнь — это интересно. Главное — как на нее посмотреть.

Беседовала Ольга ВАСИЛЕВСКАЯ, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments