Ни богатство, ни власть, ни могущество и сила не окупит глупости и не заменит мудрости; без мудрости сила или значение будет в лучшем случае производить впечатление какого-то физического редкого явления, а лишь мудрость будет импонирующим качеством
Андрей Шептицький, предстоятель Украинской Греко-Католической Церкви, Митрополит Галицкий и Архиепископ Львовский

Параметры давления

На Виннитчине готовятся производить бионефтепродукты
26 января, 2006 - 19:42
ОСЕНЬЮ, ПОСЛЕ ТОГО, КАК СМЕНИЛОСЬ ПРАВИТЕЛЬСТВО, ГУБЕРНАТОРА ДОМБРОВСКОГО ЧУТЬ НЕ ОТПРАВИЛИ В ОТСТАВКУ. НО РАЙОННЫЕ СОВЕТЫ И ГОСАДМИНИСТРАЦИИ ОТКОМАНДИРОВАЛИ В СТОЛИЦУ «ХОДОКОВ», КОТОРЫЕ СУМЕЛИ УБЕДИТЬ ПРЕЗИДЕНТА В ТОМ, ЧТО ТАКОЕ РЕШЕНИЕ НЕ ПОЙДЕТ НА ПОЛЬЗУ ЛЮДЯМ / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ВИННИЦКОЙ ОБЛГОСАДМИНИСТРАЦИЕЙ

Губернатор Виннитчины Александр Домбровский в отличие от некоторых своих коллег не имеет намерения баллотироваться в Верховную Раду. По его словам, он много лет работал в местном самоуправлении, понимает, какая это сила и какая от нее может быть помощь людям, а поэтому будет баллотироваться только в Винницкий облсовет. Он ярый сторонник демократии, но считает, что отечественное законодательство еще не распределило функции между ветвями власти, особенно на местном уровне, что может привести к определенным проблемам. В «День» Александр Георгиевич попал поздно вечером, прямо с совещания в правительстве, и сразу же заговорил о том, что происходит сегодня на Виннитчине.

— Мы обеспечиваем все тепловые параметры, полностью даем горячую воду, в том числе областному центру. Регулируем давление газа для того, чтобы сбалансировать его по всей системе газовых сетей, чтобы было тепло и в селе, и в районном, и в областном центре. Ситуация в целом нормальная, хотя немного «перебираем» газ сверх лимитов, но, учитывая необходимость жесткой экономии, уже перешли на резервные виды топлива (уголь, мазут), полностью или частично перевели на них такие предприятия, как Ладыжинскую ТЭЦ, масложиркомбинат, сахарный комбинат, приостановили спиртовые заводы. Мы максимально экономим газ для того, чтобы дать его населению. Конечно, есть определенные нюансы технического характера, потому что есть тупиковые газопроводы, по которым газ плохо доходит, но в целом ситуация на 99 процентов спокойная и управляемая.

— Контрольный вопрос: пожары, отключение электроэнергии в домах есть?

— Отключения электроэнергии есть. Срабатывает автоматика. Причина очень проста. Наши энергосети не рассчитаны на такое высокое потребление, как сейчас. Когда 10—20 лет назад проектировался и строился микрорайон, еще не было ни кондиционеров, ни такого количества бытовой техники. Тем более, что в случае если температура воздуха снижается, мы регулируем давление газа, в квартирах становится прохладнее, и люди начинают согреваться: или зажигают конфорки, т.е. идет отбор газа, или включают электрокалориферы, нагружается энергетическая сеть. Автоматика где-то может не срабатывать, тогда возможны пожары, а где-то отключает напряжение. Но мы стремимся, чтобы люди ощущали как можно меньше неудобств. Сегодня у нас круглосуточно работает 15 бригад, которые ликвидируют такие ситуации. Это кроме дежурных бригад, которые работают в каждом районном центре. Серьезных аварий пока не было. Было два небольших пожара в школах, построенных в начале прошлого века, неправильно спроектированных.

— Запас угля на Ладыжинской станции достаточный?

— Да, его хватит на две недели. На сегодня для нас это не является проблемой, потому что Винница не Донецк и не Луганск, у нас нет ни металлургических, ни других энергоемких предприятий.

— Но все же, как я понимаю, приходится экономить, потому что правительство урезало лимит. Речь идет о десяти процентах или больше?

— Речь идет об уменьшении газопотребления в 2006 году на 10 процентов. В связи с понижением температуры и увеличением объемов потребления газа его отбор увеличился. Поэтому Кабинет Министров сейчас жестко поставил вопрос о необходимости уменьшить расходы газа на 15 процентов от текущего потребления. Если позавчера мы сожгли приблизительно 8,2 миллиона кубометров, то отныне имеем возможность использовать не более 7,3—7,4 миллиона.

— То есть вы просто закручиваете вентиль. А что еще можно сделать для экономии энергоносителей?

— На сегодняшний день политика должна быть однозначно направлена на уменьшение потребления газа. Думаю, в нашей области это вполне достижимо. Мы имеем избыток электроэнергии и можем производить ее столько, сколько нам нужно. На Ладыжинской ТЭЦ из 6 блоков работает два, иногда — три. Поэтому мы можем втрое увеличить количество электроэнергии, учитывая еще и гидростанции, другие генерации, которые не используются. Поэтому в целом — и на уровне региона, и на уровне государства — мы должны уменьшить потребление газа и больше использовать электроэнергию. Но наша область является лидером в Украине по темпам газификации населенных пунктов. Мы ежегодно прокладываем приблизительно 1200—1400 километров. А при нынешних условиях нам время уже решить, где мы продолжаем программу газификации, а где, учитывая, что газа у нас не хватает, а электроэнергия даже в избытке, больше уделить внимания электрификации бытовой сферы. Ведь для хозяйки не столь важно, на чем готовить еду и чем отапливать помещение. Качество тепла и комфорта будет абсолютно равноценным. Это мнение мы хотим проверить в нескольких селах, которые называем модельными. Ждем постановления правительства относительно стоимости электрической энергии, чтобы просчитать экономику. Я убежден, что теплообеспечение населенных пунктов на основе электрификации создаст нам меньше проблем, чем работа с газовой трубой.

— Во что выльется электрификация для жильцов, как она будет осуществляться, ведь для этого нужны немалые средства?

— Государство и соответствующие бюджеты создают энергетическую инфраструктуру, можно сказать, только до околицы села. А тут уже жители собирают деньги, чтобы провести газ по улицам и завести его в свои дворы. На таких же принципах будет происходить и электрификация. Сельский совет может выделять определенную часть средств для того, чтобы удешевить эти программы. А мы будем инвестировать в реконструкцию энергетических сетей, в обновление трансформаторных подстанций, а люди уже сами будут делать разводку, покупать котлы.

Но, возможно, для определенных социальных категорий мы будем предлагать финансовые инструменты, чтобы им помочь. Такой опыт мы уже приобрели в ходе газификации.

— Вы сказали об инвестициях. А кто их будет делать — областная власть или облэнерго?

— При газификации инвестором в основном выступает государство — выделяет так называемые газовые субвенции, которые заложены в государственном бюджете. Инвестирует также областной бюджет, районные и местные бюджеты. И тут есть над чем подумать: построив сети за средства населения и областного бюджета, мы их потом передаем на баланс газовикам, которые начинают их эксплуатировать, т.е. продавать свой товар и получать деньги. Поэтому тут существуют вопросы, которые следует решить на государственном уровне. С электрификацией будет такая же ситуация...

— Вы считаете это в области основным направлением энергосбережения?

— Нет, имеем и другие планы и соответствующие наработки. В Винницкой области есть довольно мощные возможности получать экологически чистую энергию — это малые ГЭС. Они в свое время были разрушены, но теперь восстанавливаются, на них монтируется новое оборудование. Это очень дешевая экологически чистая электроэнергия. Еще мы внедряем когенерационные технологии на тепловых сетях, там, где мы продуцируем тепло. Это установки, где газ одновременно перерабатывается и в тепло, и в электрическую энергию. За счет этого происходит удешевление обоих видов энергии. Такие установки работают на предприятии тепловых сетей, на заводе «Маяк», на предприятии «Облжилтеплокоммунэнерго». Это — значительный резерв энергосбережения.

Я также убежден в том, что мы можем в течение ближайших лет минимизировать свою зависимость от поставок нефти в Украину, во всяком случае — на 30—40 процентов. Существуют две очень серьезные программы, которые сегодня реализуются в Винницкой области и должны быть серьезно поддержаны на уровне государства. Во-первых — это производство этанола, экологически чистой биодобавки к нефтепродуктам. 2-3 процента этанола будут добавляться к бензиновым смесям, и это будет уменьшать выбросы в атмосферу СО2 и будет повышать октановое число горючего, а вместе с тем и рыночную стоимость этого продукта. Освоив эту продукцию, мы сможем не только полностью загрузить работой все спиртовые заводы Украины, а и поставить вопрос о необходимости строительства новых мощных предприятий. Сырье для этого в стране есть — это кукуруза, ячмень, другие продукты аграрного комплекса. Мы сразу существенно расширим зоны внутреннего сбыта продукции и замкнем технологическую цепь. Таким образом область будет сама выращивать сырье, сама производить из нее этанол, поставлять его на нефтеперерабатывающие заводы, и благодаря этому, будет иметь десятки тысяч тонн нефтепродуктов.

Вторая похожая тема — биодизель. Неделю назад я вернулся из Германии, где участвовал в международной конференции. Европе очень интересна Украина с точки зрения производства биодизеля. Для этого нужны рапс, соя, другие масличные культуры. Из них выжимается масло, а из него производится экологически чистый биодизель, который по параметрам не уступает нефтяному. Но это восстанавливаемый энергетический источник. Винницкая область в 2005 году посеяла озимый рапс почти на 40 тысячах гектаров, больше всего в Украине. Поэтому планируем построить три завода по производству биодизеля. И таким образом уменьшить зависимость от нефти, нефтяных заводов, которые на сегодня являются монополистами.

Если в Украине ввести обе программы хотя бы на 50 процентов, то это существенно уменьшит нашу энергетическую зависимость. В том числе и от России.

— Вы просчитывали, сколько будет стоить биодизель?

— Да. Цена на нефть постоянно повышается, ее баррель на Нью- Йоркской бирже стоит уже свыше 70 долларов. К тому же нефти в мире осталось на 30—40 лет, и с каждым годом цена на нее будет продолжать расти. Например, в Германии, правда, при государственной дотации, биодизель продается на каждой заправке. Мы к этому тоже придем. У нас просто нет альтернативы. Сегодня экономика уже готова заниматься этим вопросом. Например, у нас есть холдинговые компании, которые выращивают зерно, перерабатывают его, у них есть значительные транспортные перевозки. Для них, без сомнения, дело производства собственного биодизеля является не просто рентабельным, оно для них прибыльное. Но самое главное, чтобы государство создало определенную систему преференций и мотиваций. А тогда и этанол, и биодизель дадут возможность для мощного энергетического прорыва.

— Я слышал, что нефтепереработчики без энтузиазма относятся к этанолу.

— Этому есть очень простое и понятное объяснение. Если мы добавляем 2-3 процента этанола, то нужно на столько же уменьшить количество нефти, которую мы импортируем из России. На этом зарабатываются колоссальные средства. И в данном случае речь идет только об интересах соответствующих фирм. Мы же должны думать о стратегических интересах государства и наших людей. Более того, производство этанола будет значительно способствовать подъему экономики сельского хозяйства, повысит уровень жизни и заработную плату, которую люди получают сегодня в селе. Это очень серьезная комплексная интегрированная программа.

— Есть ли у нашего государства рычаги для того, чтобы влиять на нефтепереработчиков, которые в значительной степени «не наши»?

— Это вопрос не совсем ко мне, и хотя я считаю, что на хозяйственные структуры и их владельцев нельзя давить, или вмешиваться в их дела, но определенные государственные регуляторы должны быть. Это роль государства. Без сомнения, ее следует усиливать за счет экономико-административных методов.

— Поскольку ваша область сельскохозяйственная, я хочу спросить, в каком состоянии посевы?

— Сейчас мы ждем потепления, чтобы взять пробы, но есть очень серьезные опасения за состояние озимых. Думаю, за неделю-другую мы сможем сделать экспертизу. Без сомнения, придется пересеивать слабые озимые. Мы к этому готовимся. И возникает два принципиальных вопроса: за какие ресурсы и по какой цене. За последний месяц цена на минеральные удобрения, например, выросла более чем на 100 долларов. А крестьяне не могут повышать цены на базовые продукты для населения. С другой стороны, расходы сельхозпроизводителей в 2006 году могут существенно возрасти. А еще нас волнует ситуация с кредитными ресурсами. Если мы будем кредитовать село под 20—22 процентов — это кабальные условия.

По результатам работы в 2005 году Винницкая область, которая является одной из наиболее мощных аграрных областей Украины, имеет 13,1 процента прироста объемов промышленного производства, а по сельскому хозяйству мы имеем 5 процентов, в том числе в частном секторе — почти 9 процентов прироста сельхозпродукции. В прошлом году мы создали неплохие условия для того, чтобы выйти на нормальную посевную кампанию и урожай 2006 года. Но вопрос цены, финансовых ресурсов на сегодня является приоритетным... Это нужно решать на уровне государства.

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ