Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

«Талант» неблагодарности. И благодарности

Как «столкнули» Льва Толстого и Евгения Чикаленко и что из этого вышло
22 марта, 2018 - 20:11
РИСУНОК АНАТОЛИЯ КАЗАНСКОГО / ИЗ АРХИВА «Дня», 1996 г.

...СКВОЗНАЯ МЫСЛЬ, КОТОРАЯ МЕНЯ ПОСТОЯННО БЕСПОКОИТ: МОЖНО ЛИ НАУЧИТЬ БЛАГОДАРНОСТИ? КАК?

...Первая гигантская задача, которую мы считали в газете необходимым поставить: преодолеть «украинскую пропасть» одним прыжком. Это был 1999 год. Очень хорошо, что сейчас уже много людей понимают, что это был Рубикон. Именно тогда Украина пошла не тем путем. Как недавно очень метко написал Виктор Небоженко, был «путь Кучмы» и «путь Марчука». Конечно, раньше, когда об этом говорила газета «День» или я, то все могли отнестись с подозрением или «надуть губы» и сказать: «Ну, конечно, что же им еще говорить?...». Пришлось получить 20 лет этого опыта, потерять Крым, иметь огонь и боль Донбасса, два Майдана... Опять же в последнем интервью Виктора Небоженко «Дню» есть очень меткая цитата: «Без этих майданов общество не поняло бы, что путь, которым пошла страна с 1994 г., завел нас в тупик. Так, по ряду причин первый майдан не дал результатов, но когда не дал результатов и второй Майдан, даже своего рода произошла контрреволюция, люди начали больше задумываться, что причина намного глубже, а не просто в злой воле отдельных людей».

И нужно эту причину искать. Мы отстаивали другой путь. Мы были не столько оппозицией, сколько альтернативой.

...Даже сегодня «Фейсбук» мне напомнил, как я в 2014 году писала: «меньшинство все эти годы боролось за другой путь. С гордостью могу сказать, что я отношусь к тому меньшинству, которое не сложило руки после 1999 года, а пыталось дать обществу новые смыслы, новые знания, подготовить к новым испытаниям». Тогда до основных событий на Майдане оставался месяц, до аннексии Крыма — два. Но не в том вопрос, чтобы сказать: «Мы еще тогда были молодцы, и вам сказали, как правильно. Почему вы нас не слушали»? У меня нет никакого желания радоваться своему прогностическому дару...

ПОЧЕМУ ПОЯВИЛАСЬ БИБЛИОТЕКА «УКРАИНА INCOGNITA»

О второй задаче, которую мы перед собой поставили после 1999 года, после поражения на выборах кандидата, которого мы поддерживали, и дрались, как львы, за эту другую перспективу для страны, я уже много раз говорила. Но, возможно, стоит повторить еще раз. Я тогда сказала, что мы будем заниматься обществом. Потому что, еще одна самоцитата: «Они выиграли, но мы были правы». И сразу начали это делать, как только оправились от всех травм, от того, что редакцию оставило довольно много журналистов, которые не хотели связывать свою жизнь с поражением (что абсолютно понятно. Возможно, на то время взглядов они не имели, а терпеть испытания, которых было довольно много, они не хотели). Следует сказать, что многие люди в регионах были так напуганы сотрудничеством с оппозиционной газетой «День», что еще долго отходили, это отбило потенциальных рекламодателей и партнеров на долгое десятилетие. И вот в той ситуации мы и создали Библиотеку «Украина Incognita», которую назвали «приложением к украинскому паспорту». Напомню, она была основана в 2002 году. Поражение 1999 года было не только в админресурсе. Не только в том, что кампания была беспрецедентно грязной, не только в предательстве Мороза, не только в давлении, не только в отсутствии интернета, не только в сплошной цензуре на телевидении, не только в продажности журналистов (мой бывший шеф писал в своей газете: «Голосуй не голосуй, а Марчук не проходной») и части интеллигенции, о чем я говорила в ночь выборов, и это видео до сих пор является хитом на моей страничке. Не только в этом. Но и в элементарной неготовности общества. Его непросвещенности. Люди были напуганы всякими предыдущими историями, они держались за какие-то шаткие призрачные «как бы не было хуже» и не рискнули получить шанс жить лучше. Они не поверили, что с ними может произойти что-то по-настоящему хорошее. Разминулись.

И тем не меньше, просвещенность не должна быть бессистемной. Потому что у нас уже сейчас издаются «горы» всего. Но так ли качественно, так ли сильно, так ли мощно это повлияло на состояние общества? На понимание обществом самого себя.

В эти дни, когда в редакции были разговоры о том, как поздравить Лину Васильевну с Днем рождения, я вдруг подумала, что остается не очень хорошо прочитанной всем обществом и, очевидно, не совсем понятной ее важная лекция, в 1999 году прочитанная в Киево-Могилянской академии. Мы ее переиздали в серии «Підривна література» в 2014 году, название которой тогда казалось нашим современникам очень миллитарным. Так вот, этот фрагмент, который мы напечатали в газете, является реально той программой, которую мы осуществляем. Я тогда об этом не думала, а так совпало, что мы начали реализовывать то, что Лина Васильевна говорила о гуманитарной ауре нации и дефекте главного зеркала. Вот здесь у нее очень удачный пример: «...когда американцы в свое время запускали с мыса Канаверал опытную станцию с каким-то особо мощным телескопом, который имел прецизионно точную систему зеркал, то, обнаружив в последний момент дефект главного зеркала, приостановили запуск, устранили дефект и только тогда запустили этот телескоп на орбиту». И далее все эти вещи — это все о нашем деформированном гуманитарном пространстве. Конечно, мы параллельно показываем, как «палата мер», — как бы это могло быть в норме. Но мы, к сожалению, не можем «перемонтировать» этот огромный «монитор», который карикатурит Украину. Показывает украинцам самих себя не такими, какими они есть. И миру транслирует, в частности, искаженный наш образ.

Мы реализовываем свою альтернативу, не знаю, насколько успешно. Возможно, не очень, судя по нашей реальности. Единственное, что я могу сказать: если бы не было нашей «оптики» — то было бы сложно представить, насколько большая кривизна. Мы просто отсвечиваем и показываем, как далеко мы зашли в этой искаженной системе координат. Правда, наш друг, любимый автор, выдающийся философ Сергей Борисович Крымский, говорил, что «есть газеты — зеркала, а газета «День» — это окно». Мы показываем другое измерение, другую систему координат. Я уже не буду говорить об эффекте и дефектах другой журналистики, но это тоже требует своего анализа. Потому что это искажение системы ценностей. И журналисты, которые, — кто по доброй  воле, а кто за какие-то стимулы это делают, — это большая проблема, в общем, национальной безопасности.

«ЛЮДИ ДЮНКЕРКА» ИЩУТ СВОЕГО ГЕРОЯ «ТЕМНЫХ ВРЕМЕН»

И третья задача. Под впечатлением от посещений Японии я написала статью «Идентичность и модернизация», где говорила о необходимости модернизации национального характера. Она никуда не исчезла. Когда вчера я увидела информацию, что киевляне отказались от переименования площади Льва Толстого в центре Киева на площадь Евгения Чикаленко, я просто вздрогнула...

В Киеве несколько улиц Льва Толстого. И я, кстати, категорически против, чтобы ее не было. Может, первая ошибка была в том, чтобы менять именно Льва Толстого на Евгения Чикаленко. Разве нельзя было найти что-то менее провокативное, более нейтральное, мало ли в столице улиц, которые необходимо  переименовать? Это заложило первый фундамент конфликта, который абсолютно не нужен в этом случае. Ведь у людей есть тихое сопротивление, советская школа всем вбила в голову, что Толстой — это наше все. Он действительно великий писатель. И в самом деле, для своего времени, я бы сказала, великий вольнодумец. В его дневниках есть фразы, которые я часто цитирую. Например: «Для раба нет великого человека. Потому что у него свое представление о величине». Эта фраза касается и Толстого, и Чикаленко. Они оба великие. Зачем их посмертно сталкивать? Это одна история.

НЕ НАУЧЕНЫ ЛЮБИТЬ СВОЕ

А вторая в том, что украинцы не привыкли, не научены любить свое. «Наследие» рабства еще таково, что большинство не способно увидеть своего Великого. И это подтверждение цитаты Толстого. Я бы сочувственно отнеслась к тем, кто действительно не знает и не поддержал переименование. Но есть среди тех «незнаек» — особенно «токсичные». Мало того, что они не знают, они еще имеют наглость свою дремучесть выставлять на всеобщее обозрение. Наверное, особенно кощунственный случай — это когда с телеэкрана звучит, что «хотят сделать имени какого-то Чикатило». Это не только тот случай, когда «дно» стало «телевизионным верхом». ...Иногда свободу слова воспринимают как свободу «писать на заборах». Все-таки должны быть какие-то культурные и этические «фильтры», которые не позволяли бы людям делать такие «психологические диверсии» и «теракты» в прямом эфире.

Мы говорим о Чикаленко как о ключевой фигуре непродолжительного украинского возрождения 1917—1918 годов, которая, однако, оставила колоссальный след. Если до кого-то еще не дошло, то это не проблема Чикаленко. «Подвижнический труд, направленный на консолидацию украинского гражданства, заполнил всю жизнь этого человека и всей его семьи. Е.Чикаленко без преувеличения можно назвать влиятельным конструктором украинского национально-освободительного движения, рупором которого в первом десятилетии ХХ в. стала газета «Рада» (в 1905—1906 гг. — «Громадська думка»), им основанная и которую он издавал. Е. Чикаленко оказывал также щедрую финансовую поддержку журналам: «Селянин», «Літературно-науковий вісник», «Нова громада» и др., вкладывал свои средства в деятельность Научного общества имени Тараса Шевченко, поддерживал материально писателей — Бориса Гринченко, Владимира Винниченко, Михаила Коцюбинского и других» — это лишь отрывок из длинного списка достижений Евгения Чикаленко, о которых недавно напомнила в «Дне» наша автор Татьяна Осташко. Евгений Чикаленко скептически относился к массовому увлечению социалистическими идеями. Он был либералом, он был богатым человеком, он мог стать сто лет тому назад премьером, руководителем Украинского государства. Но он в действительности выбрал для себя путь просветительства. Он дал дорогу молодому мощному Вячеславу Липинскому. И те, кто этого не знает, могли бы просто поинтересоваться.

Но, кроме всего прочего, конечно, это огромный упрек и свидетельство того, насколько этот «дефект главного зеркала» исказил вкусы, культурный уровень, что это стало возможным незадолго до 30-летия нашей безгосударственной государственности. И еще есть большая потребность в насаждении других черт характера. Нашей украинскости не хватает немного «немецкости», если хотите — «британскости». Критического мышления, способности действовать рационально, не забывая о сердечности отношений. Как говорил один мудрый политик, «рыночной должна быть экономика, а не общество».

БЛАГОДАРНОСТЬ — ЭТО ЧЕРТА БЛАГОРОДНЫХ ЛЮДЕЙ

Существует потребность в искоренении культивируемого рабства. Я всегда говорила, что благодарность — это черта благородных людей, а неблагодарность — наихудшая рабская черта. Это очень точное мерило. Оно не лечится одним Днем благодарности. Если веками насаждались рабские черты, то нужно приложить во стократ больше усилий, чтобы культивировались черты благородных людей. Но главное — чтобы они вообще были очевидны. Можем напомнить заповедь одного херсонского журналиста: «Не делайте глупых людей известными». «Шум», который они производят в информационном пространстве, перекрывает шанс увидеть что-то стоимостное.

Найдите одного благородного человека и показывайте его по телевизору. Как раритет. Скажите: вот такие должны быть люди в принципе. Потому что иначе они будут думать, что эта порода исчезла... Кстати, я думаю, что если бы не гибель Олеся Бузины, на сегодняшних каналах в прайм-тайм он бы был на всех эфирах. В свои юные годы, когда я была заместителем редактора в «Киевских ведомостях», он приходил ко мне и говорил (дословно): «Лариса Алексеевна, возьмите меня к себе. Я сделаю для вас все. Мне просто нужна слава». К счастью, мне не нужно, чтобы те, что пойдут ради славы на все, делали что-то для меня. Так наши судьбы благополучно разошлись. Но его «подобрало» много других людей, дали ему то, что он искал. К сожалению, одиозную славу и поучительную историю печали.

Тем не менее, находится много соблазненных славой Герострата — наплевать на могилы, оскорбить тех, кто не может ответить. Такая история украинской аристократии, за которую некому заступиться.

...Тут я остановилась и думаю: каким должен быть финал, чтобы он выглядел хоть немного оптимистично? Написать, что я верю в следующее поколение? Нужны четкие целеустремленные усилия для возрождения лучшего. Плохое сеется само. Но как этого достичь? Очевидно, только тогда, когда исчезнет все-таки эта «кислотная среда» (которая, с одной стороны, как партнеры спарринга с властью: они «заказывают» качество власти, а затем, ее же критикуя, тратят сверхусилия, чтобы ее снять, пробить головой стену и попасть в соседнюю камеру). Значит, нужно изменить траекторию движения. Это достаточно сложно. Люди сразу скажут: моей жизни не хватит. А кто скажет, что для таких гигантских задач хватит одной жизни? Кстати, соборы во Флоренции, да и София Киевская строились веками.

Оптимистичным штрихом может быть то, как большое количество наших современников «пробил» фильм «Темные времена». Резонно сказать, что если украинцы увлекаются Черчиллем, то нельзя выбирать «галифаксов». Последние ужасные годы, невзирая ни на что, дали определенный просвет — появились новые украинские характеры. Условно говоря, появились «люди Дюнкерка». Может, все наши большие усилия по модернизации национального характера должны заключаться в том, чтобы эти люди могли как-то встретиться. «Люди Дюнкерка» ищут своего Героя «темных времен». Во что у нас вечно пытались попасть враги — в единство. Это не дало победы Мазепе, это не дало победы Павлу Скоропадскому, это сорвало шанс 1999 года...

Кстати, еще один обнадеживающий сигнал. Я всегда привожу пример «науки» благодарности — когда премьер Ирландии спустя многие годы поехала в Америку поблагодарить вождей тех индейских племен, которые во времена страшного голода передали им несколько мешков кукурузы, помогали выжить. А вот недавно во львовскую школу поехал заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа Ахтем Чийгоз. Он разыскал Богдана, мальчика, который написал письмо ему в тюрьму, чтобы выразить ему благодарность. Это вот те драгоценные знаки живого. Они есть, их нужно собирать и этим давать народу силу.

...Одним словом, я не знаю одного простого решения. Кроме неуклонного соблюдения плана, который я предлагаю: модернизация национального характера.

 

Лариса ИВШИНА
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments