Перейти к основному содержанию
На сайті проводяться технічні роботи. Вибачте за незручності.

Украина и российско-белорусский Союз

Эпитафия политике многовекторности
24 декабря, 00:00

Сегодня практически любое значительное событие, происходящее за пределами Украины, оказывает существенное влияние на события в нашей стране. «В современном мире с его глобализацией все явственней просматривается тенденция стирания граней между внутренней и внешней политикой. Процессы, происходящие внутри страны, становятся фактом внешней политики и наоборот». С этим выводом известного российского политолога Андрея Мельвиля трудно не согласиться. Его подтверждают не только события в Югославии и Чечне. С этой точки зрения понятно, что подписание Союзного договора между нашими ближайшими соседями неизбежно окажет огромное влияние на Украину. Вопрос лишь в том, с каким знаком будет это воздействие — со знаком плюс или минус.

О ПОЛИТИКЕ МНОГОВЕКТОРНОСТИ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯХ

Был короткий период, когда существовала иллюзия о возможности присоединения России к «цивилизованным государствам». Запад усиленно предлагал свои ценности и стандарты России, которая (по крайней мере, внешне) пыталась их воспринять и адаптировать к своим условиям. В целом можно было расценивать действия Запада как попытку переноса ценностей западной демократии на российскую почву, где за столетия прочно укрепилась азиатская модель управления. Эти попытки в целом успехом не увенчались. «Прекрасная эпоха» (по выражению Виталия Портникова) была недолгой, и в конечном итоге все вернулось на круги своя: Россия вновь противопоставила себя западному миру. А новая «холодная война» стала печальной реальностью. Причины этого и виновники — отдельная и очень важная тема. Нас интересует больше положение Украины в новых, окончательно оформившихся условиях: Россия против Запада и Запад против России.

Политика многовекторности, которую пыталось проводить украинское руководство, выглядела самодостаточной и полноценной только в теории. На самом деле в последние три года в украинской внешней политике одно направление все- таки преобладало — в сторону сближения с Россией (и Беларусью). Отражением этого стало укрепление авторитарных тенденций в руководстве, и, наоборот, чем больше проявлялись эти тенденции, тем больше чаша весов склонялась в сторону укрепления отношений с Востоком. И, соответственно, тем дальше отходили мы от Запада, так как для сближения и с ЕС, и с США нужны были прямо противоположные преобразования. Неудивительно поэтому, что намеченное на 1996 год подписание договора между ЕС и Украиной так и не состоялось.

НА НОВОМ ЭТАПЕ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Политика многовекторности окончательно потеряла видимость целенаправленной программы после резкого усиления противостояния России и Запада в начале этого года (конфликт вокруг Югославии). Россия и Запад «поссорились» не из-за Косово; эти события послужили лишь катализатором процесса ухудшения отношений между ними. Украина уже тогда встала перед необходимостью сделать свой выбор, но по инерции постаралась усидеть на двух стульях, которые все дальше и дальше разъезжались в стороны. Леониду Кучме и правительству было не до корректировки внешнеполитического курса — в стране полным ходом шла предвыборная кампания.

После окончания выборов украинское руководство «вдруг» обнаружило, что геополитическая ситуация существенно изменилась: центры притяжения — ЕС и Россия оказались практически взаимоисключающими друг друга. В условиях противостояния между ними стало совершенно очевидным, что создавать даже видимость политики многовекторности уже не удастся.

Россия, противопоставив себя западному миру, естественно, обратила более пристальное внимание на страны так называемого «ближнего зарубежья». Расширяя сферу своего влияния, она прежде всего активизировала процесс объединения с Беларусью. Естественно, что Россия одновременно была заинтересована в том, чтобы не выпускать из сферы своего влияния Украину. Тем более что Украина за последние годы оказалась втянута в эту сферу очень сильно. Если в отношении европейского вектора развития Украины преобладали большей частью разговоры и благие пожелания, то в украинско-российских отношениях наблюдалось достаточно тесное «сотрудничество» — сохранение и укрепление энерготопливной зависимости от России, активная деятельность российских компаний на украинском рынке, вмешательство российских олигархов в политическую жизнь Украины (начиная от предвыборных баталий и заканчивая борьбой за премьерское кресло). И все это на фоне разговоров о независимой политике и сохранении многовекторности...

УКРОЩЕНИЕ «СТРОПТИВОЙ»

Можно было предполагать, что, провозгласив открытость договора для всех желающих вступить в новый Союз, Россия не будет бездеятельно ожидать, пока кто-нибудь решится присоединиться к нему. Наоборот, естественно было ожидать, что Россия предпримет вполне конкретные шаги для того, чтобы в какой-либо форме активизировать приближение Украины к этому образованию. С точки зрения России это было вполне закономерно, тем более что определенные предпосылки для этого уже сложились: 1)Украина и так уже сблизилась с Россией и Беларусью; 2) она находится в зависимости от поставок российских газа и нефти; 3) российские монополии и олигархи имеют свои прямые интересы на украинском рынке и активно проводят их в жизнь.

Не говоря уже об усилившихся в последнее время в России «мессианских» настроениях и намерениях «собирания исконно русских земель». Тем более неожиданными и неприятными для российского руководства было инаугурационное заявление Леонида Кучмы о европейском выборе Украины, его визит в Брюссель перед встречей с российским руководством, масштабные переговоры и консультации с лидерами Европы и США во время «западного вояжа».

Ситуация складывалась таким образом, что Украина после долгого периода «балансирования» между Россией и Западом начала давать резкий крен в сторону последнего. Понятно было, что Россия, стоящая перед перспективой внешней изоляции, попытается воспрепятствовать переходу в стан «противников» ближайшего соседа. Симптоматично, что главной сенсацией переговоров между Кучмой и Ельциным стало... заявление российского президента о подписании в ближайшее время договора о Союзном государстве (напомню, ранее подписание этого договора было отложено на неопределенный срок из-за болезни Ельцина...).

Какими же средствами располагает Россия для влияния на украинское руководство? Средств этих у нее не так уж и много, но использует она их достаточно умело. Пока Украина пыталась предпринимать хоть какие-то шаги, подтверждающие ее «европейский выбор» (во время визитов в Париж и Вашингтон), в Москве Владимир Путин подписал правительственное постановление о повышении пошлины на сырую нефть с 7,5 до 15 евро за тонну. Одновременно было объявлено, что Россия прекращает подачу газа в Украину из-за невыплаты задолженности, кражи газа и продажи его в третьи страны. Очевидно, что проблема украинских долгов за российский газ возникла очень давно. И так же очевидно, что эти меры призваны были не допустить удаления Украины от Союза России и Беларуси и сближения ее с Западом. Россия предельно четко дала понять, что прозападная политика Украины ее никоим образом не устраивает и Украине «просто так» из-под российской опеки выйти не удастся. Подобные меры Россия уже применяла в 1993 году, когда резкое повышение цен на энергоносители с «дружеских внутренних» до мировых едва не парализовало украинскую экономику.

Итак, для Украины есть очень простой выбор — льготные цены на энергоносители (например, Россия продает Белоруссии газ в два раза дешевле, чем Украине) и сближение с Союзом России и Беларуси. Или — высокие цены и даже полное перекрывание «трубы» и неизвестные перспективы с Евросоюзом. (Хотя, строго говоря, они неизвестны лишь потому, что Украина до сих пор не подкрепила практическими действиями свои заявления о сближении с ЕС и не проводит реальных преобразований, направленных к интеграции в европейское сообщество).

ДОГОВОР О СОЮЗЕ — МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ ДЛЯ УКРАИНЫ

Помимо того, что договор о Союзе активизирует «союзные настроения» среди левых, придаст им новый импульс, он опасен тем, что предлагает якобы новую форму объединения государств «при сохранении их суверенитета». Фактически параллельно с СНГ создается еще одно образование, частично дублирующее функции Содружества. Само существование СНГ представляет постоянный источник опасности для Украины. Из-за постоянной опасности его превращения из аморфной и слабо работающей структуры в эффективного проводника российских интересов (для этого наилучшим образом подходят разного рода межгосударственные структуры типа Межпарламентской ассамблеи). Теперь мы получили еще один источник опасности, который напоминает постоянно тлеющий огонь, готовый в любой момент вспыхнуть. Или, пользуясь выражением нашего спикера А. Ткаченко, « огонек надежды». И чем хуже будет социально-экономическая ситуация в Украине, тем больше будет шансов у левых усилить давление на парламент и Президента с целью ускорить движение в сторону присоединения к Cоюзу.

Есть и еще одна очень серьезная опасность, на которую почему-то не обращают достаточного внимания — возможность роста сепаратистских настроений в Украине. Говоря о новорожденном Союзе, обычно отмечают, что российские республики захотят участвовать в подписании договора в качестве независимых субъектов. Но почему-то забывают наш Крым. Между тем Леонид Грач уже в день подписания договора подчеркнул, что особенно важным для Крыма является право на прямое заключение договоров о сотрудничестве на межрегиональной основе (эти принципы уже сегодня действуют по линии Крым — Краснодар, Крым — Москва, Крым — Минск). Следовательно, существует вполне реальная опасность того, что Крым может попытаться установить прямые контакты со всеми субъектами российско-белорусского Союза и, таким образом, фактически войти в это образование. Независимо от того, захочет ли туда вступать Украина.

Большинство исследователей отмечает «логическую незавершенность» этого договора, расплывчатость и неопределенность многих его положений. В этом видят слабость нового Cоюза. Отчасти это верно. Но есть и другая сторона: именно эта «расплывчатость» оставляет возможность свободной интерпретации основных положений этого документа и возможность «слепить» из этого договора то, что будет выгодно главным действующим лицам. И если учитывать тот факт, что одним из участников этого договора является Россия, для которой проблема легитимной передачи власти стоит очень остро (я имею в виду приближающиеся президентские выборы), то вопрос о том, как будет пониматься договор о Союзе после ухода Ельцина — это главный вопрос. Естественно, что доминирующую роль в новом союзе будет играть Россия. Это аксиома, которая не требует доказательств. В этой связи просматривается один интересный момент, свидетельствующей о намерениях России «четко придерживаться положений договора». Согласно принятым договоренностям, если Высший Совет (правительство) возглавляет президент одного государства, то Исполком — премьер другого. Несмотря на существование договоренности о том, что председателем Высшего Совета будет утвержден Борис Ельцин, Александр Лукашенко вынужден был заявить, что во главе Исполкома должен быть премьер РФ В. Путин.

Итак, поводов для самоуспокоения у Украины, к сожалению, нет. И не предвидится. В условиях, когда для России практически закрыты пути для сотрудничества с Западом, она намерена обратить самое серьезное внимание на «ближнее зарубежье». Об этом прямо заявил Владимир Путин на заседании Кабмина РФ 15 декабря. Так что Россия постарается приложить все усилия для того, чтобы удержать Украину в орбите своей политики. Самый верный способ для этого — привлечь ее к сотрудничеству в новом C оюзе, для начала хотя бы в форме ассоциированного членства. Мы этому можем противопоставить только одно — наполнить реальным содержанием заявление о нашем европейском выборе, активизировать сближение с Европой. При этом у нас появится реальный шанс покончить со всякой зависимостью от России — топливной, энергетической, финансовой. И самое главное — психологической.

КСТАТИ

Вчера член фракции Компартии Владимир Моисеенко выступил с предложением поручить профильным комитетам подготовить предложения о возможности присоединения Украины к Союзу России и Беларуси. Для принятия положительного решения не хватило всего 7 голосов: «за» проголосовало 143 депутата Верховной Рады из 359, зарегистрировавшихся в зале. (Для принятия процедурного решения необходима одна треть от конституционного состава парламента — 150 голосов).

Delimiter 468x90 ad place

Подписывайтесь на свежие новости:

Газета "День"
читать