Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Я — из Макеевки!

4 ноября, 2010 - 20:57
ФОТО С САЙТА DONBAS.RU
ФОТО СЕРГЕЯ КОРОБЧУКА, ДОНЕЦК

За последнее время в украинское общественное сознание крепко укоренились два названия — Енакиево и Макеевка. Эти города обросли стереотипами, а о том, как в действительности живут жители этих городов, — украинцы только туманно догадываются. Хотя... Разве знают житомиряне, как живут, скажем, в Миргороде или Николаеве (хоть в областном центре, хоть на Львовщине)? Представляют ли жители Джанкоя жизнь в Коломые? К сожалению, украинское информационное пространство не предоставляет нам такой возможности. Поэтому «День» решил предложить читателям рассказать, как живут ваши земляки в вашей части Украины. Следовательно, мы ожидаем ваших рассказов по адресу premia@day.kiev.ua или 04212, г. Киев, ул. Маршала Тимошенко, 2л. А сейчас вашему вниманию предлагается материал Сергея Соколовского из овеянной мифами Макеевки.

Мой типичный рабочий день начинается так: внезапно, посреди сладкого сна, как бешеный начинает кукарекать будильник (сигнал придумал не я, а часовых дел мастера из вездесущей «страны чая»). За окном в основном еще не светает, двойной стеклопакет мешает разглядеть, что там за погода намечается на сегодня. Приоткрывать же форточку категорически не рекомендуется: утренний смог в моем родном городе способен свалить с ног любого старожила, даже закаленного годами неконтролированных выбросов в атмосферу всевозможной гадости мимо очистительных фильтров (пока экологическая инспекция посапывает на мягких подушках).

УТРО

Когда-то о полумиллионной Макеевке ходил анекдот, что это, мол, город веселых людей: когда ветер дует на юг, то радуются те, кто проживает в северных кварталах, и наоборот. Это из-за металлургического комбината, который, собственно, и породил город из небольшого села (основанного якобы казаком Мокием). Завод со всеми своими домнами и мартенами «прописался» прямо в будущем городском центре. Строил его в царские времена консорциум бельгийско-немецких инвесторов с названием «Унион». Сегодня, кстати, именно так называется единственный раскрученный местный телеканал, контролируемый «регионалом» Василием Джарты. По слухам, ему также принадлежат обе макеевские газеты. Наверное, это удобно — не нужно тратить силы на конкуренцию.

Но сначала о заводе. Рассказывают, что с первых дней существования его будто преследовал злой фатум: аварии, банкротства и частые смены владельцев. Только под занавес советской власти Макеевскому металлургическому комбинату наконец повезло: какие-то сумасшедшие немцы предложили в долг прокатные станы, демонтированные на аналогичном предприятии бывшей ГДР, которая как раз переживала счастье вхождения в семью капиталистического Запада. Иностранцы, по-видимому, считали, что они перехитрили «совков», впарили, хоть и в кредит, устаревшие агрегаты, которым в объединенной Германии была бы одна дорога — в утиль. Наивные люди! После нескольких перепродаж от ММК осталась только вывеска на заводоуправлении, реальные же активы разошлись по фирмам «крутых пацанов». А немцы до сих пор разбираются, с кого, собственно, требовать денежки.

Однако в последнее время «старый-новый» метзавод по большей части простаивает, а вот утренний смог почему-то остался таким же густым и вонючим. Это я констатирую уже по пути на местную автостанцию, влившись в плотную колонну таких же, как я, макеевчан «на выезд».

Вообще, наблюдать нашу городскую автостанцию между шестью-семью часами утра — это «что-то отдельное». Возникает иллюзия, будто вся Макеевка подается куда глаза глядят, дожевывая в спешке на посадочных платформах «хот-доги» и докуривая первую за сегодня сигарету. Регулярной работы в городе практически не осталось, закрылось большинство угольных шахт, заводов, заводиков и фабрик. В такой тяжелой ситуации горожанам очень кстати пришелся Донецк, куда из Макеевки ехать «от центра до центра» каких-то 20 километров. Приловчились ежедневно мотаться в областной центр на заработки тысячи макеевчан. На автостанции даже оборудовали в стороне специальную площадку для желтых «бусиков», идущих друг за другом в донецком направлении.

В ДОРОГЕ

Отстаивая в набитой маршрутке, что называется на одной ноге, неминуемые 27 минут дороги (хронометраж давно сделан и многократно проверен), думаешь Бог знает о чем, лишь бы только не задремать. Вот Центральный макеевский рынок: сами же горожане иронизируют, что нашему городу приблизительно 200 лет, а вот базар — минимум на 10 лет старше. Рынок действительно огромный и «с традициями». Когда-то, в советские времена, впритык к торжищу стояли цыганские и татарские лачуги. Искателей дефицита — например, норковой шапки или запчастей к легковушке — среди рыночных рядов перехватывали колоритные наводчицы, которые, присмотревшись к потенциальному клиенту (а не переодетый ли, случайно, оперативник?), потом вели его вглубь «шанхая», подальше от закона и его носителей в погонах. Правда и то, что кое-кто, слишком доверчивый, из тех уголовных трущоб уже никогда не возвращался.

Сегодня на Макеевском центральном рынке за прилавками стоят в основном люди интеллигентные: вчерашние инженеры, горняки, учителя. Торговля идет бойко, потому что единственного достойного конкурента рынка — Макеевский ЦУМ — однажды ночью дотла сожгли «неизвестные» (упрямый владелец, не захотевший поделиться с рейдерами, срочно отправился за границу). Однако базарные цены вовсе «не кусаются», и покупатели часто заезжие: у коренных макеевчан доходы где-то на уровне бывшего в употреблении хлама (поэтому «Long live second hand!»).

Почти на выезде из города — неожиданное скопление современных гипермаркетов. Это изгои, которым запретил разместиться в привлекательной шахтерской столице тот, кто «хозяин заводов, газет, пароходов». Ребята-бизнесмены не растерялись и поставили свои торговые точки, размером «гектар на гектар», на границе между двумя населенными пунктами, хотя — немного с макеевской стороны. Теоретически налоги должны мощным водопадом падать именно в нашу городскую казну, но я как рядовой горожанин что-то не замечаю улучшений ни по состоянию дорог, ни по захламленным скверам или ободранным фасадам многоэтажек.

Сразу за «Продай-сити» начинается Донецк, соответственно, из «бусиков» высаживаются первые работники, чтобы вскоре уставиться в мониторы офисных компьютеров, стать за прилавки гастрономов, спуститься в ремонтные ямы под чужие дорогущие лимузины.

Существует ли на самом деле знаменитое «макеевское братство»? Я лично считаю, что да. Дело не только в том, что на рынке труда Донецка приходится конкурировать с рабочими Ясиноватой, Авдеевки, Горловки, Харцизска, других «городов-спутников». Макеевка когда-то возникла путем слияния рабочих — шахтных и заводских — поселков, но этот процесс так никогда и не завершился. Мальчик, родившийся где-то на Гвардейке или в Ханжонково, с малых лет усваивает, что он является членом неформального территориального сообщества, которое и воспитает, и драться научит, и, если такой удел выпадет, передачи в кутузку будет носить. И наоборот — чужие пацаны по определению враги, от которых не стоит ждать чего-то хорошего. Поэтому держись своих, поддерживай своих — в группе выживешь. С годами принцип лишь постепенно распространяется на весь наш довольно большой город, только и того.

В Украине стали говорить о волне «макеевских», которая якобы вслед за несколькими волнами «донецких» накрыла столицу и крупнейшие мегаполисы. Но тот же Джарты рос в сельском райцентре Старобешево, а в Макеевку попал после института, по распределению. Главный милиционер Анатолий Могилев вообще родился в Петропавловске-Камчатском, учился в Славянске (между прочим, на преподавателя физики). Кто же остается? Разве что «младорегионал» Виталий Хомутинник — на городском базаре торговцы еще, наверное, помнят шустрого парня, «специализировавшегося» на турецких джинсах.

Те сегодняшние «макеевские» у власти, судьи, политики, правоохранители — они, работая в нашем городе, нашли друг друга, создали закрытое акционерное общество на доверии, стали частями системы. Но говорить, что они и есть настоящая Макеевка — на мой взгляд, слишком.

Но мне стоит поспешить на проходную предприятия, где я работаю. Дальше минимум 8 часов будет не до болтовни.

ВЕЧЕРОМ

Обратная дорога домой тянется почти вдвое дольше, из-за километровых транспортных пробок. А вот пассажиров в «бусиках» становится заметно меньше, и я догадываюсь почему. В довольно большой Макеевке всего один театр — юного зрителя. Ровно столько же осталось музеев и кинотеатров. Многие из «наших» предпочитают после работы максимально покрутиться по Донецку, отхлебнуть от культурной жизни, элементарно развлечься.

Ориентир середины пути — Окружная донецкая дорога. Кстати, уже несколько лет власти соседних городов спорят по поводу здешних территорий. Формально они макеевские, но донетчане упрямо доказывают: все, что оказалось внутри асфальтированного кольца, должно принадлежать им. Предлагают провести местный референдум. Наш городской голова Александр Мальцев, конечно, категорически не соглашается на всякие там плебисциты. Потому что Донецк — холодная вода круглосуточно, а не по графику, как в Макеевке. И даже горячая вода в многоэтажках, о которой макеевчане давно забыли. Нетрудно сообразить, каким будет вердикт народного опроса. Но и «интерес» Донецка вычисляется очень просто: элитные участки под застройку на Окружной стремительно растут в цене. Кто будет распределять их — бедняком не умрет, это точно.

Читал в «вечерке», что только по отоплению макеевчане задолжали 120 млн. гривен, достаточно большие неплатежи также за вывоз мусора, по остальным коммунальным услугам. Мол, потому и вода подается по часам, а у подъездов горы зловонного отребья, в ржавый троллейбус заходишь, будто на аттракцион «Лабиринт ужасов». С одной стороны, вроде справедливо. А с другой — какой смысл платить за отопление, если батареи вдруг становятся холодными именно в трескучие морозы, когда без них выжить в квартире весьма проблематично. Две правды на одну Макеевку.

Подозреваю о существовании еще одной, третьей правды жизни. А именно: в родной город мы, макеевчане, привыкли возвращаться, как в дешевую гостиницу — только бы переночевать. Вы видали дурака, который бы, например, самостоятельно ремонтировал унитаз в снятом на определенный срок номере?

Хотя, если честно, на постоялом дворе «без звездочек» — разве это жизнь.

Сергей СОКОЛОВСКИЙ, Макеевка, специально для «Дня»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ