Перейти к основному содержанию
На сайті проводяться технічні роботи. Вибачте за незручності.

Археология и имидж государства

Ученые настаивают, чтобы Верховная Рада приняла европейскую Конвенцию о защите культурного наследия
12 декабря, 15:49

Незаконный промысел археологическим наследием в Украине приобрел неслыханные масштабы: с каждым годом количество так называемых черных археологов растет, рынок сбыта незаконно добытых археологических артефактов — открытый и приобрел угрожающие масштабы, говорят специалисты. Так, на украинских сайтах торгуют предметами культуры со всего мира. В 2017 году Украина подписала Конвенцию Совета Европы о правонарушениях, связанных с культурными ценностями, и сегодня, по словам экспертов, ее необходимо ратифицировать Верховной Радой — так защитить как археологическое поле, так и имидж государства. Об этом «День» беседует с директором Научно-исследовательского центра «Охранительная археологическая служба Украины» Антоном КОРВИН-ПИОТРОВСКИМ и старшим научным сотрудником Института государства и права им. В.М. Корецкого НАН Украины, кандидатом юридических наук Александром МАЛЫШЕВЫМ.

«ГРАБЯТ ВЕЗДЕ»

— Пан Антон, «День» неоднократно уделял внимание теме копателей, или, как их называют, «черным» археологам. Какая ситуация в настоящий момент с этим промыслом в Украине?

Антон КОРВИН-ПИОТРОВСКИЙ: — Тенденция на сегодня — очень угрожающая. За последние 10-20 лет в Украине ежегодно увеличивается, во-первых, количество людей, которые занимаются этим промыслом, во-вторых, улучшается их техническое оснащение: металлодетекторы становятся все более эффективными, и это приводит к тому, что тысячи археологических достопримечательностей ежегодно грабятся. Можно сказать, что в настоящий момент на глубине до полуметра артефактов металлических уже почти нет. Само явление набирает обороты при полном игнорировании этой проблемы государственными органами, которые должны были бы заботиться, — это правоохранительные органы и органы охранного наследия, которые должны обеспечивать мониторинг этих достопримечательностей. Но ни одна, ни другая сторона не делает ничего.

В таких условиях «черные» археологи никоим образом не скрывают свою деятельность. Весь интернет — «Фейсбук», «Инстаграм», сайты — у них есть, всю информацию они там выкладывают: где копают, как это делают, что находят. На интернет-аукционах все эти предметы выставляются и продаются. Одно дело — сам нелегальный поиск, другое — что у нас существует широкий рынок нелегальной перепродажи этих артефактов. Они предлагают все — памятники любой культурно-хронологической принадлежности, там представлен любой археологический материал: начиная с палеолитических каменных орудий, трипольской культуры, античного, скифского и древнерусского периодов и заканчивая предметами Второй мировой войны.

Учитывая, что в Украине это ничем не регулируется и никто за этим не следит, на наших интернет-ресурсах проводится торговля артефактами из-за границы. Это  десятки сайтов, которые специализируются именно на этом, — и антиквариате, и предметах археологии. Непосредственно правовое поле, которое бы регулировало эту деятельность, у нас абсолютно несовершенное. С одной стороны, разрушать археологическую достопримечательность Уголовным Кодексом запрещено (ст. 228), с другой — реальных механизмов, чтобы привлечь человека к ответственности, практически не существует. Потому что для этого нужно схватить человека за руку в момент раскапывания, доказать, что у него был злой умысел. Это очень сложно. В Украине не было прецедента, чтобы кого-то привлечь за это к ответственности, чтобы это приобрело огласку и кого-то остановило. Был случай, когда чуть ли не экскаватором на юге Украины раскапывали курган. Тогда какие-то люди сидели в СИЗО, но получили ли они реальный срок — не слышал.

— Это определенные локации, где распространен этот промысел, или копают всюду?

А. К-П.: — Грабят всюду. Конечно, в большей степени — вокруг больших городов, но и в сельской местности хватает таких людей. Безусловно, они знают, где искать, у них  очень мощные каналы обмена информацией. Они анализируют, ищут новые места, у них это поставлено, к сожалению, очень эффективно. К счастью, наша земля богата на археологические достопримечательности — да, очень много разграблено, но много чего осталось. Но если такими темпами будут продолжаться масштабы их деятельности, то за ближайшие 10—20 лет мы много чего потеряем.

— Есть официальная или неофициальная цифра — сколько этих «черных» археологов может быть?

А. К-П.: — Последние данные, которые я видел по состоянию на 2012—2013 год, — сами представители Ассоциации металлодетекторного поиска заявляли, что на то время в их рядах было 300 тысяч человек. Можно представить, сколько их на сегодня: думаю, больше в 2—3 раза.

«У НАС НЕДООЦЕНИВАЕТСЯ ЗНАЧЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ В МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЯХ»

— Как вы предлагаете изменить ситуацию?

А. К-П.: — Международное право дает Украине такие механизмы: в 2017 году Украиной была подписана Конвенция Совета Европы о правонарушениях, связанных с культурными ценностями. Это для международного права — достаточно прогрессивный документ, который вынуждает стран-участниц документа изменять уголовное законодательство, — предусмотреть в нем широкий спектр ответственности за совершенные правонарушения по всей «цепи» — от выкапывания до торговли и размещения на рынке. Но за два года с подписания Украина так и не ратифицировала эту Конвенцию из-за мощного лобби коллекционеров, торговцев и черных археологов.

Безусловно, сегодня первым заданием власти должна быть ратификация документа Верховной Радой, на базе которого можно будет построить в Украине уголовное законодательство в сфере охраны культурного наследия намного эффективнее, чем оно есть на сегодня. К сожалению, мы никаких шагов не видим. Мы со своей стороны — охранительная археологическая служба, союз археологов — обращаемся  на все уровни власти, чтобы привлечь внимание к этому.

Александр МАЛЫШЕВ: — Участниками этой конвенции мы можем стать после ратификации ее Верховной Радой. Конвенция — революционная, поскольку связана с событиями на Ближнем Востоке. Ранее вопрос торговли культурными ценностями рассматривался как какое-то респектабельное дело аристократов, но когда на рынок мировых культурных ценностей вышли террористы, то актуальной стала проблема безопасности. Соответственно, охранительные мероприятия должны быть применены более широко, поскольку касаются не только вопросов охраны культурного наследия, так как во всем мире продается то, что есть под контролем террористов или диктаторских режимов, следовательно, рынок культурных ценностей становится источником терроризма. Конвенция является результатом процессов 2015—2017 гг., которые происходили в международном праве, это — решения ЮНЕСКО, ООН, Совета Европы. И на сегодня ЕС очень сильно зарегулировал траффик культурных ценностей на своей территории...

Конвенция предусматривает очень строгие требования к уголовному законодательству стран-участниц. Например, ответственность — не только за выкапывание или продажу, но даже за размещение объявления в интернете. В целом Конвенция направлена на то, чтобы во всем мире институционно разрушить эту конъюнктуру, весь рынок. Соответственно, там есть обязанности относительно проверки легальности происхождения  культурной ценности всеми субъектами, которые их хотят приобрести. Поэтому без подтверждения происхождения вещь оказывается вне правового поля. В Украине это позволит ограничить оборот этих вещей, прикрыть аукционы.

— Вы вспомнили Ближний Восток, а какова ситуация с копателями на неподконтрольных территориях Украины на востоке и в Крыму?

А. М.: — Несомненно, там есть проблема контрабанды: там полностью бесконтрольно ведутся раскопки, все это покрывается местными бандами, существует контрабанда культурных ценностей. Что касается Крыма, то для России как оккупанта любые раскопки на оккупированной территории запрещены международным правом. Конечно, они там проводятся. Украина принимает определенные дипломатические меры по реагированию на  эти раскопки. Было бы хорошо, если бы прокуратура Крыма, которая в настоящий момент в экзиле, расследовала все эти преступления — хотя бы те, которые проводят ТОП-организации России, например, Институт археологии Российской академии наук или Эрмитаж. В целом информации достаточно — кто и что копает. Но есть проблема — как это все юридически оформить в производство и судебные решения. С другой стороны, Украина принимает определенные санкционные меры: есть Указ президента от 19 марта 2019 года о внедрении санкций против нескольких десятков российских и крымских археологов — им запрещен въезд на материковую часть государства.

У нас недооценивается значение культурного наследия в международных отношениях, а это вопрос не только престижа, но и стратегического инструмента в борьбе с РФ.

Delimiter 468x90 ad place

Подписывайтесь на свежие новости:

Газета "День"
читать