Перейти к основному содержанию
На сайті проводяться технічні роботи. Вибачте за незручності.

«С самого начала давления мы четко заявили свою позицию»

Подполковник Олег Шаповал — о неделях борьбы за «Бельбек» и перспективах службы в Николаеве после выведения из Крыма
04 апреля, 14:39
НЕ МЕНЕЕ 10 ЛОНДОНСКИХ ГАЗЕТ ВЫШЛИ СО ЗНАКОВЫМИ МАТЕРИАЛАМИ О МУЖЕСТВЕННОМ ПОСТУПКЕ 204-Й СЕВАСТОПОЛЬСКОЙ БРИГАДЫ ТАКТИЧЕСКОЙ АВИАЦИИ ИМЕНИ А. ПОКРЫШКИНА, КОГДА ПОД РУКОВОДСТВОМ СВОЕГО КОМАНДИРА ПОЛКОВНИКА ЮЛИЯ МАМЧУРА НАШИ ВОЕННОСЛУЖАЩИЕ, ВООРУЖЕННЫЕ ТОЛЬКО НАЦИОНАЛЬНЫМ ФЛАГОМ, ВЕРНУЛИСЬ НА СВОИ РАБОЧИЕ МЕСТА НА АЭРОДРОМЕ / ФОТО РЕЙТЕР

Больше месяца прошло с тех пор, как российские военные начали окружать территории украинских военных частей в Крыму и штурмовать суда ВМС ВС Украины. Наши командиры и капитаны во многих случаях мужественно защищали своих людей, технику, честь и достоинство офицеров. Вспомним, европейское информпространство всколыхнули новости с севастопольского военного аэродрома «Бельбек». Не менее 10 лондонских газет вышло со знаковыми материалами о мужественном поступке 204-й Севастопольской бригады тактической авиации имени А. Покрышкина (напомним, «День» писал о нем в № 42 от 7 марта). Под руководством своего командира полковника Юлия Мамчура наши военнослужащие попробовали вернуться на свои рабочие места на аэродроме. Под флагом Украины и боевым флагом своей части, под звуки украинского гимна и свист пуль, которые враждебные вояки пустили очередями вверх, наши ребята пошли на аэродром. На некоторое время с россиянами удалось договориться. Впрочем, перемирие было непродолжительным. Вскоре давление на бригаду усилилось, украинские военные были вынуждены сложить оружие по всему полуострову. К сожалению, наступила очередь и бригады Юлия Мамчура. 28 марта было принято решение о выведении личного состава части А4515 на материковую Украину.

Сегодня они вместе с семьями находятся в Николаеве, на базе Специализированного центра боевой подготовки авиационных специалистов. «День» приехал к нашим летчикам со словами поддержки, благодарности за достойную службу и подарками от редакции. Полковник Юлий Мамчур не смог присутствовать во время разговора с нашим корреспондентом по причине срочных дел. Но нам удалось пообщаться с заместителем командира бригады по работе с личным составом подполковником Олегом ШАПОВАЛОМ. Олег Олегович прошел все этапы штурма и психологического давления со стороны россиян, к самому выведению своих солдат готов был с оружием защищать украинскую территорию. Впрочем, случилось так, как случилось... Мы вспомнили некоторые эпизоды напряженного предыдущего месяца, а также поговорили о реалиях службы в Николаеве и перспективах.

— Как сейчас вспоминаю, 27 февраля, в 21.30 около территории нашего аэродрома появились неизвестные люди в военной форме без опознавательных знаков, примерно десять грузовиков «Урал» и два БТРа. Они начали обустраивать позиции по периметру. Это было начало борьбы, — рассказывает Олег Шаповал. — С тех пор непрошеные гости нанесли нам немало вреда: от блокирования взлетной полосы и захвата составов с оружием до повреждения самолетов и нанесения травм одному из наших военнослужащих.

4 марта вашему командиру удалось договориться о пребывании наших военных на территории аэродрома. Как убедили россиян?

— Вы вспоминаете тот известный поступок с походом к россиянам под флагами Украины и нашей боевой части. Это была идея полковника Юлия Мамчура. И мы его поддержали. Тогда командир нашел аргументы, чтобы убедить военных РФ. Возможно, сыграла роль и наша решительность. Но на следующий день договоренности были нарушены россиянами. И так происходило постоянно. Когда мы о чем-то договаривались, вскоре ситуация становилась еще худшей для нас. Это «заслуга» российского командования, которое применяло немало методов давления на нас.

Какие именно?

— Предлагали высокие зарплаты, квартиры, рассказывали, как хорошо служить в российской армии. Но мы продолжали нести службу, оружие не сдавали. С самого начала давления мы четко заявили свою позицию — верность присяге украинскому народу. Неоднократно нас пытались убедить покинуть часть. Кто-то не выдержал. Почему так? Трудно сказать. У нас служило много крымчан, севастопольцев, которые являются этническими россиянами или женаты на россиянках... По-видимому, им так удобно. Кто-то, вероятно, купился на высшие зарплаты. Но я лучше буду отвечать за себя, не хочу их судить.

Как произошел захват вашей части?

— Было использовано два БТРа, которые проломили ворота и бетонный забор. При этом российские военные применяли светошумовые гранаты, стреляли вверх из разного оружия. Во время штурма пострадал один журналист, которого прижало забором, и наш офицер, который был возле забора с дубиной. Обоим мы оказали медицинскую помощь и теперь им ничего не угрожает.

Как вы вообще можете охарактеризовать поведение российских воинов?

— Я бы сказал, что их поведение часто было недостойным звания военнослужащих. Как я говорил, они постоянно нарушали договоренности, не называли своих званий, общались пренебрежительно и нагло. Нам повредили самолеты, набросав камни в двигатели, прострелили колеса. Подожгли силовой прицеп радиовысотомера, поиздевались над командным пунктом и другими зданиями. Как известно, был даже случай с похищением нашего командира. Юлию Мамчуру пообещали переговоры с руководством ЧФ РФ, но обманули и трое с половиной суток держали его на гауптвахте в Севастополе. Этим они хотели заставить нас вести работу среди личного состава относительно перехода на сторону российских войск. Но этого не добились.

Некоторые военные из Крыма жаловались на запоздалую или неадекватную реакцию высшего командования ВС Украины во время штурма наших частей. Что можете сказать по этому поводу?

— На этот вопрос сложно ответить, поскольку я не уполномочен отвечать за руководство Вооруженных Сил. Были ли и какие просчеты, знать я не могу. Я отвечаю за свою военную часть.

Ситуацию можно было бы решить более успешно для нас?

— По-видимому, да.

Как вас выводили из Крыма?

— Сначала приняли решение о выведении тех, у кого есть собственный транспорт. А вечером 28 марта за другими людьми приехали автобусы. До этого полковника Юлию Мамчура уже отвезли на блокпост в Чонгар.

Какова ситуация с вашими людьми в настоящее время и каковы перспективы дальнейшей службы?

— На данное время мы проходим службу на базе Специализированного центра боевой подготовки авиационных специалистов в городе Николаеве. Условия — нормальные, за что очень благодарны коллегам, которые здесь помогают. Мы продолжаем заниматься обустройством быта, благоустройством семей, расселенных в санатории и общежития. Относительно дальнейшей службы, вероятно, мы останемся здесь и в дальнейшем. Как известно, в настоящий момент ведутся переговоры относительно возвращения украинским ВС захваченных самолетов. С нами осталась значительная часть инженерно-технического состава, поэтому вскоре они могут быть задействованы во время передислокации техники и подготовки ее к выполнению дальнейших заданий. Но когда это будет и сколько именно самолетов нам отдадут — неизвестно. По-видимому, самое главное, что мы уже на родной украинской земле. На самом деле, это очень радует, ведь все эти недели было сложно. Негативно настроенное местное население, перебежчики и «зеленые человечки» не прибавляли оптимизм. Я рад, что мы все остались в живых. Сегодня можно говорить о том, почему не стреляли и не защищались. Но скажу так: мы были готовы делать и это, было стрелковое оружие. Но мы не спецназ, а летчики, у нас другие задачи, в отличие от захватчиков, которые нас штурмовали.

Delimiter 468x90 ad place

Подписывайтесь на свежие новости:

Газета "День"
читать