Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Театральная миниатюра

«Сузір’я» подарило вечер с... Чеховым
6 декабря, 2012 - 11:42
В ФИНАЛЕ СПЕКТАКЛЯ «ОГНИ» ЮРИЙ ЧЕКОВ И ТАРАС ЖИРКО ОБРАЩАЮТСЯ К ЗРИТЕЛЯМ С МОНОЛОГОМ-ИСПОВЕДЬЮ. У КАЖДОГО — СВОЯ ПРАВДА, СВОЙ ВЗГЛЯД НА МИР И НА ЖИЗНЬ / ФОТО ТАРАСА ВАЛЬКО

Иногда случается так, что большой спектакль на пять актов в большом театре с пышными декорациями оставляет душу зрителя пустой. Разве только развлечет немного. А небольшая история трех людей в небольшом зале и без сцены затронет сердце и ум, сожмет душу, «повернет глаза зрачками внутрь», как говорил шекспировский Гамлет, и долго-долго не будет отпускать тебя.

Речь идет об «Огнях» по А. Чехову. Спектакль родился во Львове и оказался там нежелательным ребенком, хотя с успехом был показан на Международном фестивале в Мелихово, а в настоящее время эта «сирота» поселилась в Киеве, в мастерской театрального искусства «Сузір’я». Автор спектакля, режиссер Национального театра им. М. Заньковецкой, народная артистка Украины Алла Григорьевна Бабенко давно работает с прозой Антона Павловича. Ее сценические миниатюры «Дама с собачкой», «Попрыгунья», «Рассказ неизвестного» и многие другие, изысканные и пронзительные, затрагивают самые тонкие струны души. Они пользуются успехом у культурного зрителя и получили восторженное признание на ежегодном Чеховском фестивале в Мелихово, под Москвой.

Алла Бабенко — человек «осеннего» возраста, но мыслит мощно и модерно, насыщенно и глубоко. «Огни» при беглом чтении — банальная история о любовном приключении скучающего инженера, который заехал по пути на курорт в родной городок, встретил неудачно вышедшую замуж женщину, когда-то — свою первую любовь, соблазнил ее на ночь в гостинице, потом сбежал, а впоследствии просил прощения — и был прощен... Режиссер Бабенко прочла в этой повести притчу о совести и покаянии, вере и разочаровании, суетности жизни и надежде на будущее. И все это — в человеке.

Актеры Тарас Жирко, Александра Лютая и Юрий Чеков существуют в этом простеньком сюжете полифонически — то насыщая отдельные мгновения жизни глубокой психологической правдой, то здесь-таки пересказывая вслух сокровенные мысли героев. Мужчины временами подсматривают в рукопись автора, сверяются с ней, уточняют текст или подсказывают действие, наползают словом на слово, проживая внутреннее состояние человека и в то же время передавая его с помощью условных деталей. В этой виртуозной игре важны мельчайшие движения — касания и повороты, руки, пальцы, наклон головы, сияние глаз. Подчеркнутое целомудрие безумия любви — всего лишь развязанный галстук, вынутые из прически шпильки и поворот пары спиной к зрителям. Это так поражает в наше слишком откровенное время.

В финале Тарас Жирко и Юрий Чеков обращаются к нам с монологом-исповедью. Крупным планом. Глаза в глаза! У каждого — своя правда. Свой взгляд на мир и жизнь. Общее — совесть. Искренность, откровенность актеров и персонажей, режиссера и писателя — предельна. Мы и забыли, что так можно, что так нужно говорить с миром. Хотя бы с самим собой. Читайте Чехова!

Валентина ЗАБОЛОТНАЯ, театровед
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ