Наши родители были на полуслове оборванным поколениям. Весь этот ком несказанного и навранного сверху, накопившись за века, теперь криком кричит. Стране нужны писатели для психологической санации.
Оксана Забужко, украинская писательница, поэтесса, эссеистика

«Борітеся — поборете!»

Почему так вышло, что Шамиль читал «Кобзарь» Шевченко в Киеве?
12 декабря, 2013 - 19:46
ФОТО С САЙТА UK.WIKIPEDIA.ORG

Еще со школьных лет мы знаем Шамиля (1798—1871) как легендарного вождя народов Кавказа, который четверть века, — с 1834 по 1859 годы — возглавлял вооруженную борьбу за свободу против русских поработителей. Но есть и другой, не всеми известный Шамиль.

Закончив медресе (духовную школу), Шамиль принялся собирать в самых отдаленных аулах песенные сокровища родного народа, эпические шедевры о мужественных горцах, романтичные легенды из уст ученых кадиев, мулл и простонародья. Его поражала жажда народа к знаниям, и, чтобы реализовать задуманное, помочь создать родному краю сеть светских школ, Шамиль изучает педагогический опыт европейцев, совершенствует грамматику дагестанского языка, досконально изучает логику, риторику, арабскую словесность. В двадцатилетнем возрасте он приступает к изучению философии, основ законодательства. Шамиль так изучал разные виды юриспруденции, что не имел себе равных во всем кавказском регионе.

В 1834 году третьим имамом (правителем) Дагестана и Чечни стал Шамиль. Личная храбрость, непримиримость в борьбе и красноречивость создали ему популярность среди горцев. Освободив рабов и крепостных от враждебных ему князей, Шамиль еще больше укрепил свое положение. В начале 40-х годов ему удалось нанести ряд поражений российским войскам.

Но не будем пересказывать о последующей военной и политической деятельности имама, она общеизвестна. Напомним лишь о ее трагическом завершении.

25 августа 1859 года главнокомандующий кавказской армии генерал Баратинский сообщил императору Александру ІІ: «Гуниб взяли. Шамиль в плену».

Через несколько дней пришел ответ: «...Государь император высочайше соизволил: взятому в плен Шамилю назначить местом жительства г. Калугу и учредить за ним постоянный и бдительный надзор».

В ноябре 1868 года пришло в Калугу «Высочайшее соизволение о перемещении Шамиля с семейством в г. Киев и 25-го числа сего месяца он отправился на место своего нового жительства».

* * *

Вот так и забросила злая судьба Шамиля в златоверхий Киев. Здесь он жил в доме №2 Крепостного переулка. Здесь из печерских холмов он любил наблюдать за могучим течением Днепра.

Здесь, в Киеве, Шамиль выучил наизусть «Заповіт» Шевченко, ознакомился с другими произведениями поэта, влюбился в наш красноречивый язык, упорно изучал его.

Произведения Шевченко, в частности его поэма «Кавказ» возвращали Шамиля туда, где «За горами гори, хмарою повиті, Засіяні горем, кровію политі...»

Шамиль пристально присматривался к народу, среди которого ему пришлось жить. Удивлялся, вероятно, имам сверхчеловеческому терпению талантливых «малороссов» — почему так долго терпят московские кандалы? Почему Шевченко — певца обездоленного народа, автора поэмы «Кавказ», сослали на десятилетнюю каторгу в безводные степи Казахстана, а его, который уничтожил несколько русских армий, — в Киев? Почему?..

Ответ Шамиль искал в Коране, Библии, произведениях Шевченко. И не находил. В поисках истины он отправился в Мекку.

Из доклада жандармского полковника Смирнова: «Шамиль, 3-й имам Дагестана и Чечни, умер в 1871 году на пути в Мекку, в Медине (Аравия)».

* * *

В настоящее время дома, в котором жил в Киеве Шамиль, уже давно нет. Сохранилась лишь память о нем на мемориальной доске с его барельефом и надписью на дагестанском и украинском языках: «Здесь был дом, где в 1868—1869 гг. жил один из основателей дружбы украинского и дагестанского народов, национальный герой Дагестана Шамиль». Но в нашей памяти и сознании запечатлены поэтические строки Шевченко: «І вам слава, сині гори, // Кригою окуті, // І вам, лицарі великі, // Богом не забуті!»

Современные власть имущие России, как и двести лет тому назад их предшественники, так и не смогли постигнуть суть истины: с чеченцем, ингушом, дагестанцем можно найти общий язык, но поставить их на колени никогда и никому не удастся. На их знаменах пламенеют слова Шевченко: «Боритесь — поборете!»

Павел МАЗУР, краевед, Мариуполь
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ