Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

Мастер миниатюры по дереву

О коллекции художника Сергея Сакало
2 марта, 2012 - 14:41
ФОТО АВТОРА

Народный мастер Сергей Сакало из Днепропетровска, сколько помнит себя, любит вырезать. «Началось все в глубоком детстве, когда было лет семь, — говорит он. — Я увлекался разными фигурками, лепил из глины, пластилина. И как началось тогда, так и не оставляет меня до сих пор». Детство его проходило на Полтавщине. Еще с тех пор мальчика привлекала только казацкая тематика. Сергей сознавал, что его предки были казаки и по отцовской, и по материнской линии. «Поэтому оно из меня и идет...» Ружья, сабли — все это усвоил еще в детстве. Однако окончательное оформление произошло в более зрелом возрасте. Когда же начался этот этап? Сергей убежден: с приходом нашей независимости. «Вот этот казак с пистолем, — берет в руки фигурку мастер, — был сделан в 1991 году, более двадцати лет назад, и поэтому особенно дорог мне. Я очень гордился Украиной, ее независимость дала толчок нынешнему этапу моего творчества. И это меня вдохновляет на будущее».

Другая значительная часть работ художника — обращение к ярким достижениям мирового искусства. Например, его привлекла работа известного итальянского скульптора, ювелира и писателя Бенвенуто Челлини (1500—1571), автора рельефов и известной скульптуры «Персей» — представителя маньеризма. Среди виртуозно выполненных им ювелирных изделий в энциклопедии попала «Солонка французского короля Франциска I», над которой мастер работал четыре года (1539—1543). Эта солонка считается непревзойденным образцом ювелирного искусства эпохи Возрождения. На ней два античных божества — Нептун и Гея, которые символизировали союз земли и воды. Еще в 15-летнем возрасте Сергей загорелся дерзкой идеей сделать такую солонку, поэтому через два десятка лет он повторил ее сам. Но наш Левша еще и технически усложнил свою задачу — изготовил изделие, которое в три раза меньше оригинала. Это произведение создавалось в течение года. Какие материалы? Почти исключительно грушевое дерево, заготовленное двадцать лет назад еще на Полтавщине. Поэтому запасов хватает. Дерево должно было быть определенного возраста: этой груше сорок лет, она росла в саду, который стали выкорчевывать. А мастер дал дереву новую жизнь.

Интересно, что мастер ни в одном учебном заведении ничему подобному не учился. Он полностью самоучка. Настоящей учебой, по его убеждению, является самообразование. Смолоду он учился в сельхозинституте, который привлекал его робототехникой. Но в двадцать лет он понял, что оставит это. В то время уровень технологии был настолько невысоким, что сделать таких роботов, о которых мечталось юноше, было невозможно.

Итак, Сергей подался в искусство, в ту сладкую каторгу, которая забирает его всего. Работа — последнее убежище тех, кто больше ничего не умеет, шутил мастер парадокса Оскар Уайльд. Сергей свой стаж считает с... семи лет. Получается сорок три. (На Покрову в прошлом году ему исполнилось 50.) Вот только неумолимое пенсионное управление вряд ли согласится с его подсчетами. Детские его работы не сохранились. Но хранит другой талисман — отвертку, которую заточил на камне и стал с наслаждением с ее помощью обтачивать дерево.

Повторяется ли он? Творит по принципу: сделать раз, но как следует. Если же работа продана, Сергей чувствует пустоту, ему хочется такую же сделать для собственной коллекции. И он впоследствии обязательно делает аналогичную. Для себя. Наконец, это право мастера. Все работы дороги автору, словно дети. А одинаковыми миниатюры у него все равно не получаются.

Последняя работа запорожской тематики: казак — символ Днепропетровска. У него вынимаются и сабля, и ружье, и пистоль. И без оружия это — самый обыкновенный крестьянин, который спрашивает: «А почему я до сих пор не казак?» Достаточно ему снова вооружиться — и он становится казаком. Стоит перевернуть фигурку, и под ней покажется казацкая печать. Значит, эта фигура очень мобильная — крестьянин быстро превращается в казака и наоборот. Своего казака Сергей наделяет чертами знаменитого кошевого атамана Ивана Сирко, который покоится в нашей приднепровской земле. Несколько лет назад за эту работу ее автора приглашали в Геральдическую службу Украины.

Художника привлекают разные творческие искания. Скажем, задумчивый Восток. Когда-то Сергею попала на глаза эрмитажная японская работа — нэцкэ, изготовленная из кости. Но в дереве она выглядит совсем по-другому. Возможно, наша груша и прикосновение рук нашего художника даже украинизируют ее. А вот произведение-аллегория любви, преданности и дружбы: запряженные в колесницу две собачки (преданность и дружба) направляются к счастливой жизни. Все фигурки легко вынимаются из композиции, демонтируются. Это по мотивам произведения XVIII века. А вот китайский дракон, который может символизировать нынешнее мирное подчинение китайцами мира своими работами и изделиями. Вот аллегорические фигуры наук — человек в руках с циркулем и небесной сферой измеряет расстояние между звездами.

Над чем сейчас работает автор? Над изображением Тараса Шевченко, которое бы не повторяло известные изображения. А еще работает над статуей Свободы, которую ему заказало американское посольство в Киеве. Также еще вынашивает некоторые работы, о которых считает преждевременным рассказывать. Пусть это будет неожиданностью. Прежде всего, для него самого.

В Украине, по словам Сергея, немногие занимаются миниатюрой по дереву. Потому что нужен особый характер. Ставить себе трудные задачи и потом их постепенно решать. Такие произведения впопыхах, за одну ночь не делаются, поэтому и с собой так же нужно бороться. К слову, это роднит его увлечение с восточными боевыми искусствами. В детстве он отдал дань им и знает о них хорошо.

Николай ЧАБАН, Днепропетровск
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ