Мы все еще спасаем дистрофию тел, а за прогрессирующей дистрофией душ - нам все равно.
Василий Стус, украинский поэт, переводчик, прозаик, мыслитель, правозащитник,

Утро после праздника: украинские перспективы после «конца света»

19 января, 2002 - 00:00

Когда с нами сравнивают развитые страны — то говорят, что у них другие проблемы. По моему мнению, после двух лет роста в Украине также появились другие проблемы, тем более, что этот год — год парламентских выборов.

И все же я попытаюсь воздержаться от уже традиционных для нашей «околонаучной» публицистики иронически-циничных комментариев по поводу каких- либо успехов государственной политики. На мой взгляд, ни рождественские праздники, ни общественная полезность и общественная безопасность от таких комментариев не теряют. Кроме того, некоторые улучшения трудно отрицать: и определенный рост доходов граждан в госсекторе, и серии новых контрактов, и противоречивая, но уже несколько прогрессивная структуризация партийного спектра.

Я считаю, что в общехозяйственном контексте не нужно возлагать на этот год «мессианских» надежд. Если правительству (правительствам), а прежде всего предпринимательскому сообществу, повезет удержать рост — это уже будет успехом. Кроме того, это докажет не случайно-конъюнктурный характер оздоровления, а наличие в его рамках определенного стратегического содержания. В центральноевропейской перспективе — ведь в этом регионе якобы «здоровый» рост оказался неустойчивым и преимущественно «внешнего» происхождения — еще один продуктивный год сыграл бы на руку Украине, сделал бы ее альтернативным объектом внимания мирового бизнеса.

В упомянутом контексте, по моему мнению, перед Украиной в новом году встанут следующие задачи:

— облегчить процедуру и минимизировать конфликтный потенциал передачи земли в частную собственность, а также, по мере возможности, поддержать «новое крестьянство» посредничеством ассоциируемых с правительством (государством) финансовых институтов;

— российский опыт радикального снижения и унификации налогов и лицензионной реформы доказал свою эффективность. Поэтому неплохо было бы оправдать надежды предпринимательского сообщества в Украине на «самые низкие налоги в Европе», а также «расшевелить» ту позорную ситуацию с регистрационными процедурами, которые описал в своей известной (очень надеюсь — уже устарелой) книге Виктор Пинзенык;

— на мой взгляд, следует в этом году выяснить ситуацию с выполнением украинско-российских договоренностей. Срыв графика выплат по долгу — уже при снисходительности «московских прагматиков» реструктурированному — может «забить последние гвозди в гроб» доверия кредиторов к Украине. Кроме того, сотрудничество на стратегических рынках уже дало первые результаты, а в условиях развертывания боевых действий между Индией и Пакистаном и построения американцами системы ПРО — «западносоветская» военно-промышленная машина может наконец «глубоко выдохнуть и потянуться».

Понятно, что отделять экономическую политику от внешней и внутренне-публичной и партийной — несколько неосмотрительно. Поэтому, по моему мнению, от Украины на мировой политической арене следует с оптимизмом ожидать не «поисков старшего брата», замаскированных под еврофильский лозунг производства, а агрессивной (по мере возможности) защиты национальных интересов. Недавно европейские союзотворцы сделали нам несколько рождественских «подарков» — уведя Румынию в Шенгенскую зону и поставив ряд туристических фирм в Украине на грань банкротства. Кроме того, ПАСЕ увязала вопрос о нашем в ней членстве с результатами выборов, довольно неосмотрительно осуществив вмешательство в украинскую внутреннюю политику. Из вышеупомянутого вытекает (принимая во внимание «странную войну» в Афганистане и слишком реалистические слухи о сущности «новой американской политики»), что у Украины остался единственный настоящий стратегический партнер (известно кто). Но при том маргинальном объеме российских инвестиций наиболее реалистично представляется, что в Украине есть один — важнейший партнер — это сама Украина. Шоковое лечение второсортности и «эдипового комплекса» нашей дипломатии, по мнению государственника — только к лучшему. Тем более, что стандартного определения «стратегического» партнерства в мировой политологии нет.

Что касается внутренней политики — которая в условиях демократии осуществляется не Министерством внутренних дел, а в соответствии с интересами политических партий — особых пожеланий, по моему мнению, высказывать не стоит. Потому, что в тех демократиях это самоуправляемый процесс. Полноценная публично-партийная жизнь возможна только тогда, когда парламентское большинство создает правительство. Причем независимо от своего «цвета». Если даже неформально (то есть как в той же Франции — почти внеконституционно) такое произойдет после марта — можно будет осторожно подтвердить окончание в Украине процесса построения «процессуальной» демократии. Однако до «триумфа» гражданского общества остается хотя и не вечность, но все же еще довольно долгое время. Первый звонок прозвучит тогда, когда негосударственные организации прекратят быть «оппозицией», а журналистов перестанут называть «алкоголиками». Но все это пока что — «Сон в рождественскую ночь».

И в заключение. В новом году хотелось бы, чтобы стало меньше мифотворчества, второсортности, забитости, посредственности, неформальности, забвения и грязи (в душе и на улице), а зато стало больше прагматики, пасионарности, смелости, талантливости, законности, популярности и откровенности... и немного идеализма.

Максим МИХАЙЛЕНКО, Черновцы
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ