Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Как использовать абсолютную власть?

Ирина КОНСТАНКЕВИЧ: «Важно превратить аномальную поддержку на выборах в аномально качественную работу в парламенте»
1 августа, 2019 - 19:07
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Ирина Констанкевич — одна из победительниц на волынских мажоритарных округах, где, в отличие от большинства регионов Украины, первые места заняли не представители «Слуги народа», а сами выдвиженцы. Пани Ирина уже второй раз побеждает на своем 23-ом мажоритарном округе, а следовательно, опять будет представлять Волынь в следующем парламенте. В чем секрет победы и какая была специфика предвыборной кампании в области? Об этом мы узнали у самой Ирины Констанкевич, которая буквально через несколько дней после выборов пожаловала в гости в Летнюю школу журналистики «Дня». Впрочем, предметом нашего общения были не только выборы и политика, но и тема качества реформы образовательной сферы (до сих пор она возглавляла подкомитет по вопросам внешкольного, профессионального и профессионального предвысшего образования и образования взрослых Комитета Верховной Рады Украины по вопросам науки и образования), состояние децентрализации и местного самоуправления, перспективы популяризации украинского языка и тому подобное.

«ЕСЛИ ЭТО НУЖНО ДЛЯ РАЗВИТИЯ НАШЕГО ОБЩЕСТВА, СКОРЕЕ, МЫ БУДЕМ ПОДДЕРЖИВАТЬ «СЛУГУ НАРОДА»

Алиса ПОЛИЩУК, Киевский национальный университет имени Тараса Шевченко:

— Чем, по вашему мнению, была особая предвыборная кампания в Волынской области?

— Хотя и бытует миф, что мажоритарка — это всегда гречкосейство, в действительности это сложная работа, если ты реально работаешь в поле. За мои 3 года работы на округе я тесно сотрудничала со своими избирателями, побывала за это время в каждом из 260 населенных пунктов, это тысячи километров. Много моего времени съедалось такой полевой работой, во время которой я изучала своего избирателя и его проблемы. Такого же принципа придерживались и другие победители на волынских округах. Поэтому, собственно, и заняли первые места.

Хоть я и поддержала новый Избирательный кодекс, который предусматривает отмену мажоритарки, до сих пор остаюсь убежденной, что должна быть какая-то форма работы с округами: возможно, это двухпалатный парламент или что-то другое. Украина большая и очень разная, нам нужно учитывать все обстоятельства регионального развития. Такая организация дает нам четкое понимание: какова реальная жизнь в округе, какой она должна быть и что ты должен для этого сделать. Открытые списки такого не предусматривают. В настоящий момент область имеет 5 депутатов от округов, если заработает новый Избирательный кодекс, то вероятно, мы будем иметь только одного, который физически не сможет все объехать, ведь большая часть Волыни — это сельская местность, леса, разбитые дороги.

А. П.: — Известно, что «Слуга народа» будет иметь свое абсолютное большинство в парламенте. Получали ли вы предложения присоединиться к этому большинству, намерены ли с ним сотрудничать? Где вы вообще видите себя в новом парламенте?

— Нет, предложений я не получала. А относительно того, будем ли мы поддерживать, я надеюсь, что это будет решено в ближайшее время. Очевидно, что будем, если это нужно для развития нашего общества. Если мы согласуем позиции относительно главных базовых понятий, найдем понимание в гуманитарной и в социальной сферах и, возможно, выйдем на политический консенсус. Даже у меня на округе 40% поддержали «Слугу народа» во время, когда явка составила 50%.

ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

«УКРОП» БУДЕТ ИСКАТЬ НОВЫЕ ВАРИАНТЫ СВОЕГО ДАЛЬНЕЙШЕГО СУЩЕСТВОВАНИЯ. ВРЯД ЛИ ОНО БУДЕТ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ»

А. П.: — Что будет с партией «УКРОП»? Вы будете иметь свою группу в парламенте?

— «УКРОП» сейчас возьмет паузу. Так получилось, что после президентских выборов мы не поднялись, а опустились. Поэтому партия не пошла на парламентские выборы по спискам, было принято решение, что мы идем по мажоритарным округам. Представители нашей партии победили во многих округах, причем не только на Волыни. Также идет речь о депутатах районных, областных советов. Их не один десяток.

Сформировать свою партийную группу в парламенте мы не сможем из-за того, что отдельные люди выиграли на своих округах с помощью других партий, преимущественно «Слуги народа». Поэтому очевидно, что сейчас наша партия будет искать новые варианты своего дальнейшего существования. Однако вряд ли оно будет самостоятельным.

«МЫ В СВОИХ ФОБИЯХ РУКОВОДСТВУЕМСЯ СТАРЫМИ СХЕМАМИ, А С ЗЕЛЕНСКИМ СТАРЫЕ КОНСТРУКТЫ НЕ РАБОТАЮТ»

Александр ШАРИПОВ, Запорожский национальный университет:

— В чем вы видите рецепт успеха «Слуги народа»? Почему стала возможной такая «электоральная площадь»? Абсолютная власть в руках Зеленского и его партии — это шанс или опасность для страны?

— Мне кажется, что победу они получили из-за того, что все хотят перемен. Я и раньше допускала, что проценты недовольных прошлой властью, а это 70-80%, напрямую коррелируют с количеством тех, кто поддержал Зеленского на выборах. Есть определенная часть опасности узурпации власти, ведь мы видим, что президентская, законодательная и центральная исполнительная власти за «Слугу народа». А там, где есть такой властный монолит, всегда существует опасность авторитаризма и диктатуры. Хотя, возможно, мы в своих фобиях руководствуемся старыми схемами, а с Зеленским старые конструкты не работают. Поэтому я оптимистично настроена увидеть не только аномальную поддержку на выборах, но и аномально качественную работу представителей «Слуги народа» в будущем парламенте. Верю, что президент и его партия осознают то, что они делают. И страна все-таки будет двигаться вперед.

А. Ш.: — Как вы думаете, «Слуга народа» будет формировать коалицию с другими фракциями и мажортарщиками или останется при своем монобольшинстве?

— Дмитрий Разумков уже заявил, что они не против присоединения мажоритарщиков, если те пройдут определенный «фейс-контроль». То есть, очевидно, будет какое-то сито, и это правильно. Во время парламентских выборов их партия, возможно, набирала людей по принципу: немного потерять в качестве, но сохранить новизну. Если сейчас будет присоединение депутатов, то бесспорно нужно уже делать качественный, профессиональный отбор. Для чего отбирать? Очевидно, чтобы получить конституционное большинство для внесения изменений в Основной закон или, чтобы сделать работу в комитетах и правительстве лучше, где бы законодательная и исполнительная власть работали синхронизировано.

А. Ш.: — Конституционное большинство нужно «Слуге народа»,  в том числе чтобы снять депутатскую неприкосновенность. Каков ваш взгляд на этот вопрос? Нужно снимать депутатскую неприкосновенность полностью или все-таки оставить парламентариям функциональный иммунитет? И как тогда быть с судьями и Президентом?

— По-моему, если мы говорим о снятии неприкосновенности, должна быть проведена системная работа. Это касается и президента, и народных депутатов, и судей. Относительно народных депутатов: я бы принимала во внимание европейский опыт — если это криминальная ответственность, то перед законом все равны, вместе с тем, парламентарии должны быть защищены, если это касается политической позиции, взглядов. Поэтому я бы говорила о частичной неприкосновенности с соблюдением политической защищенности.

«РЕФОРМУ ДЕЦЕНТРАЛИЗАЦИИ НУЖНО ПЕРЕЗАГРУЖАТЬ. ИДЕЯ — ПРАВИЛЬНАЯ, ПУТИ ВОПЛОЩЕНИЯ — НЕ СОВСЕМ»

А. Ш.: — Предыдущая власть планировала провести децентрализацию и создание ОТГ до следующих местных выборов (осень 2020 года). Но сейчас звучат заявления о возможности проведения досрочных местных выборов. Как вы к этому относитесь? Как вообще оцениваете реформу децентрализации и органов местного самоуправления?

— Думаю, что будет сложно завершить децентрализацию до местных выборов осенью 2020 года. По-моему, децентрализацию в определенном смысле можно сравнить с медицинской, пенсионной реформами. Она неудачна. Идея правильная, но пути воплощения, к сожалению, не совсем, потому в итоге реформа не является и не будет эффективной.

Первое обстоятельство — земли не переданы громадам, второе обстоятельство — отсутствие достаточных ресурсов для самостоятельной экономической жизни, третье обстоятельство — общество осталось привязано к центральному управлению и средствам, которые поступают «сверху». Те средства, которые остаются на местах, недостаточны для самостоятельного существования. У меня на округе восемь ОТГ, которые получают инфраструктурную субвенцию — ее хватает на обязательные расходы, но не на развитие. Мы посчитали, что на Волыни при нынешней системе распределения средств успешно развиваться смогут только две громады. Поэтому реформу децентрализации нужно перезагружать с учетом уже существующих просчетов.

«ОБРАЗОВАНИЕ СЕЙЧАС ИМЕЕТ БОЛЬШОЙ КОМПЛЕКС ПРОБЛЕМ ИЗ-ЗА СВОЕГО НЕДОФИНАНСИРОВАНИЯ»

Евгения ШЕВЦОВА, Одесский национальный университет имени И.И.Мечникова:

— Не так давно Верховная Рада приняла Закон «О профессиональном предвысшем образовании», инициатором которого вы были. Данный закон определяет статус украинских колледжей и техникумов, ведь они с 2014 года находились в «подвешенном состоянии». Но как решить целый ряд проблем, которые сейчас являются неотложными для таких заведений: устаревшие учебные программы, некомпетентность преподавателей, неудовлетворительное состояние помещений и тому подобное?

— Принятый закон как раз дает возможность самостоятельно решать эти вопросы. Образование сейчас имеет большой комплекс проблем из-за своего недофинансирования. Есть «Закон об образовании», который предусматривает 7% финансирования образовательной сферы, но, к сожалению, такой цифры нет, и мы не будем ее иметь в ближайшей перспективе.

Если говорить о профессиональном предвысшем образовании, то данным законом мы создали возможность для самостоятельного развития колледжей и техникумов, потому что там предусмотрено многоканальное финансирование. В отличие от существующего во всех звеньях образования МОН финансирования, в данном случае формула изменена: будет и государственное, и региональное, и из коммунальных бюджетов привлечение средств. Раньше существовали ограничения, или/или, а теперь может быть и/и. Если раньше государство заказывало колледжу, условно говоря, 500 мест, то оно их и финансировало. А если, например, Днепропетровской области нужно не пятьсот, а тысячу мест, то государство даст средства только на пятьсот, а как быть с другими? В соответствии с новым законом, область сможет дозаказать еще 300, а бизнес, который активно застраивает город, еще 200 мест. Это и является многоканальным финансированием. Что это дает в итоге? Заведения могут содержать свои помещения, материально-техническую базу, также бизнес может дать оборудование или свои производственные площади для стажировки, практики, дуального образования. Таким образом, мы фактически создали возможность для развития профессионального высшего образования.

Второе обстоятельство, почему данный закон приняли: такое звено образования, как профессиональное предвысшее, прекращало свое существование с 1 января 2020 года. Поэтому если бы мы не приняли данный закон в июне, то, по сути, уже со следующего года теряли бы около 700 колледжей. А это почти 380 тысяч студентов и где-то 40 тысяч преподавателей.

«Я БЫ ХОТЕЛА, ЧТОБЫ В НОВОМ ПАРЛАМЕНТЕ МЫ ВЕРНУЛИСЬ К РАССМОТРЕНИЮ ЗАКОНА «О ПОЛНОМ ОБЩЕМ СРЕДНЕМ ОБРАЗОВАНИИ»

Е. Ш.: — Верховная Рада восьмого созыва приняла ряд законов, которые касаются образования. Какие еще необходимы шаги, в частности законодательные, в этом направлении? В каком состоянии в целом сейчас находится реформа образовательной сферы?

— В 2017 году был принят Закон «Об образовании», который предусматривал, что в следующем году должны быть приняты профильные законы: о дошкольниках, о полном общем среднем образовании, профтехобразовании, профессиональном предвысшем образовании. Из всего этого перечня пока приняли только один — о профессиональном предвысшем. Был проработан также законопроект о профтехобразовании (я была в составе рабочей группы), который еще в декабре 2018 года можно было вносить в парламентский комитет. Но, к сожалению, правительство не поддержало эту инициативу. Я допускаю, что главным фактором стали предостережения Министерства финансов.

Я бы хотела, чтобы в новом парламенте мы вернулись к рассмотрению Закона «О полном общем среднем образовании». И чтобы для обсуждения такого крайне серьезного документа, который касается и учеников, и родителей, и в целом нашего общества, в комитете было не меньшинство, а все же большинство. Без полного общего среднего образования думать, что у нас в обществе все будет хорошо, это утопия.

Также параллельно мы работали в рабочей группе над законопроектом о внешколье. Он где-то на 70% готов, но опять же, базовым является понимание корреляции с условиями децентрализации. Потому что внешколье переносится на финансирование местных бюджетов. А они не в состоянии содержать такое количество заведений. Поэтому, как показывает практика, они оптимизируются, сокращаются, и в итоге мы теряем творческих детей. К примеру, у меня на округе была создана Киверцевская ОТГ: из-за того, что они не могут финансировать эти заведения, из трех создали один. Говорить о том, что мы ожидаем креативного молодого украинца — нереально в условиях такой децентрализации. Если государство не позаботится о внешколье, мы будем иметь очень большую проблему. Потому что только школы недостаточно для полноценного развития ребенка. Также обязательно стоит позаботиться о финансировании местных библиотек.

«ЧТОБЫ НА УКРАИНСКОМ ЯЗЫКЕ РАЗГОВАРИВАЛИ, ОН ДОЛЖЕН БЫТЬ ПУБЛИЧНО ЗАЩИЩЕН И ПРОФИНАНСИРОВАН»

Мария НАУМЕНКО, Нежинский государственный университет имени Николая Гоголя:

— В своей статье вы настаиваете на том, что украинский язык должен присутствовать во всех областях жизни: радио, телевидении, литературе... Как известно, недавно вступил в силу Закон «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного», что утверждает украинский язык в государственных учреждениях. Но что нужно сделать, чтобы украинцы заговорили на украинском в быту? Достаточно ли будет этого для возрождения нашего языка? И как скоро, с вашей точки зрения, это произойдет?

— Для того, чтобы на украинском языке разговаривали и больше пользовались, он должен быть публично защищен и профинансирован. Дайте большие возможности для украинской книги через минимальное налогообложение, более дешевую бумагу. Почему газета «День», которая, имея такой качественный продукт, должна думать: откуда привлечь дополнительные деньги. Почему ваше издание, которое десятилетиями имеет патриотическую государственную политику, должно искать какие-то дополнительные возможности для финансирования? Я считаю, что только через финансовую поддержку, через уменьшение налогообложения, через дополнительные каналы необходимо поддерживать медийный продукт. Еще с детства я помню, что учителям русского языка доплачивали 15% за преподавание русского языка. Таким способом советская власть стимулировала поступающих идти на специальность «русская филология и литература», потому их было в 10 раз больше, чем на специальности «украинская филология и литература». Нужно показать, что государство готово поддержать финансово — издательства, типографии, СМИ и дать им надлежащие условия для развития.

«СТОИТ ВОПРОС: ВОЗОБНОВИТЬ ЛЬГОТЫ ДЛЯ «ЧЕРНОБЫЛЬЦЕВ» ИЛИ РАЗРАБАТЫВАТЬ КАКИЕ-ТО ДРУГИЕ МЕХАНИЗМЫ»

Василий СЕМЕНЧЕНКО, Нежинский государственный университет имени Николая Гоголя:

— В Украине все острее становится вопрос урезания льгот и невыполнения государством своих обязанностей перед «чернобыльцами». Есть ли у вас предложения решения этой проблемы?

— Дело в том, что «чернобыльцы» были социально защищены на законодательном уровне, но в 2015 году правительством Яценюка большинство льгот упразднили. Поэтому стоит вопрос: возобновить эти льготы или разрабатывать какие-то другие механизмы? Как раз недавно у меня была встреча с представителями общественных организаций «чернобыльцев» на Волыни. Мы договорились, что как только я принесу присягу в новом парламенте, то мы встретимся за круглым столом и обсудим, как дальше работать над решением проблем «чернобыльцев». Одна из основных — лечение, реабилитация и санаторно-курортный отдых. К сожалению, очень большое количество онкобольных именно на Волыни, ведь наш регион был поражен тучей из Чернобыля. Мы имеем статистику онкобольных и только с помощью этого можем доказать, что Чернобыль до сих пор фонит. Вы знаете, что я отстаивала питание детей чернобыльцев? Очень часто пишут в интернете и смеются: «Что это за дети — чернобыльцы», а в действительности их почти 100 тысяч в Украине — вот те 8 областей, которые зацепила радиоактивная туча. Мы планируем получить большие средства для горячего питания детей, но все эти вопросы еще нужно проработать.

Алиса ПОЛИЩУК, Летняя школа журналистики «Дня»-2019
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ