Свобода не может быть частичной.
Нельсон Мандела, южноафриканский государственный и политический деятель

Ален Безансон о политике памяти и разрушении наций

24 июня, 2008 - 19:41

На днях в Украинском доме состоялась презентация книги Алена Безансона «Лихо століття. Про комунізм, нацизм та унікальність голокосту» в украинском переводе Тараса Марусика. Ален Безансон — французский писатель, историк, политолог, являющийся автором двух десятков книг и большого количества статей и предисловий на темы по истории России, СССР и Украины. Выйдя из рядов Французской компартии после разоблачения преступлений Сталина, он как начинающий историк стал исследовать историю СССР и советского коммунизма, ища корни коммунистической идеологии, приведшей к миллионам жертв. Перевод Тараса Марусика работы «Лихо століття. Про комунізм, нацизм та унікальність голокосту» — это уже третий подобный труд переводчика. Раньше Тарас Марусик переводил на украинский книгу Французы Том «Конец коммунизма» и исследования Владимира Косика «Франция и Украина. Становление украинской демократии (март 1917 — февраль 1918)».

На презентации Ален Безансон описал основные проблемные моменты, которые он поднимает в своем труде. Книга базируется на моральном скандале, происходящем от гиперпамяти в отношении нацизма и амнезии в отношении коммунизма. Ален Безансон говорит: «Я не хочу обстоятельно описывать это произведение, потому что тема книги ужасна, но она соответствует определенным моментам истории. Труд переведен на несколько языков, а для меня очень важно, что мир увидел и украинский вариант. То, что я хочу представить, будет не идентифицировано, а скорее, будет базироваться на сравнении, потому что коммунизм и нацизм — как два «однояйцевых близнеца». Оба режима считали, что они отдают себя героическим делам, и одновременно убивали в таких масштабах, которые до того времени были неизвестны человечеству. Я хочу назвать разрушающие вещи, сделанные нацизмом и коммунизмом — прежде всего, это физическое уничтожение».

Интеллектуальное разрушение — следующий аспект, подчеркиваемый автором в книге. Он базируется на том, что человек под воздействием обеих систем подчиняется простой схеме и потому долго не становится умным. Последнее, что называет автор, — это политическое разрушение. Он говорит, что нацисты хотели создать воображаемую иерархию, а коммунисты стремились подтолкнуть общество к тому, чтобы оно стало новыми кадрами сообщества. В конечном результате оба режима пришли бы к полному уничтожению человечества, если бы продолжали двигаться согласно своей логике, но здесь существуют лимиты, потому что нужно сохранять власть. Единственный коммунистический опыт, который действительно продвинулся до последней черты, — это опыт Северной Кореи в рамках международного благоприятного окружения.

Что касается геноцида украинской нации — Голодомора 1932—1933 годов, то, по словам Алена Безансона, на Западе об этом почти ничего не знают. Перед учеными он ставит задачу изучать этот факт и передавать знание не только в западных странах, но и непосредственно в Украине: «Вышедшие из коммунизма народы не знают истории, потому что она была сфальсифицирована. Теперь украинский народ начинает осмысливать себя, свою идентичность...»

Жан-Поль ВЕЗИАН, Чрезвычайный и Полномочный Посол Франции в Украине:

— Несмотря на то, что перевод продолжался пять лет, книга не потеряла своей актуальности, она очень плотная и соответствует моменту, потому что посольство Франции вместе с посольством Польши готовят симпозиум, который состоится в декабре этого года и будет касаться политики памяти. Тема семинара гармонично сочетается с темой этой книги.

Николай ЖУЛИНСКИЙ, академик, директор Института литературы НАН Украины:

— Я работу оцениваю высоко, ведь это едва ли не одна из первых книг о Голодоморе, особенно французских, ведь Франция до сих пор не признает факта геноцида, поэтому — честь автору, ведь он действительно мужественный человек. Но Алену Безансону стоило бы вспомнить о движении ревизионистов, их видении и толковании. Это приблизило бы автора книги к ожидаемым поискам истины в украинском обществе. Второе — остается непонятным, почему мир молчал, ведь все руководители ведущих государств не могли не знать, что творится. Вопрос об идеологах и организаторах Голодомора не раскрыт. Я бы пожелал автору отражения этих и подобных проблем, и тогда книга была бы еще более резонансной. Но существующие в истории ХХ века белые пятна не придают оптимизма в поисках истины и веры в то, что полное изучение этой проблемы возможно вообще.

Тарас МАРУСИК, переводчик книги, заведующий отделом по вопросам языковой и этнонациональной политики Секретариата Президента Украины:

— Приезд Алена Безансона — значительное событие для всех нас. Киев хотя бы на эти дни стал пространством Алена Безансона. К французскому изданию мы добавили два очень важных выступления Алена Безансона во время 65 и 70-ой годовщин голодомора в Париже. Это статья «Война большевиков против крестьян (1933 г.)», а также труд под названием «Будущее России — судьба среднего государства», написанный сразу после того, как Владимир Путин впервые стал президентом Российской Федерации. Хочу поблагодарить Украинский институт национальной памяти и Конгресс национальных общин, которые на последнем этапе поддержали печать книги.


Несколько мыслей об украинском издании книги А. Безансона «Лихо столiття»

Был ли коммунизм таким же злом, каковым был нацизм? Заслуга ли народов СССР во время Второй мировой войны и организованное в различных странах (партизанское) движение сопротивления, которое в известной степени также содействовало победе над нацизмом, приводят к выводу, что коммунизм был менее преступным режимом, чем нацизм? Почему ныне в Европе можно безнаказанно величать основоположников большевистского террора Ленина и Сталина, а публичное чествование Гитлера во многих странах автоматически вызывает не только моральное осуждение, но и уголовную ответственность? Действительность такова, что нацизм подлежит везде категорическому осуждению, а к преступлениям большевизма-коммунизма отношение снисходительное. Почему? Казалось бы, ответы на такие вопросы должны дать дискуссии, в первую очередь в тех обществах, которые прошли через трагический опыт обоих человеконенавистнических тоталитарных режимов, как, например, Украина.

Тем временем тема преступлений большевизма и нацизма вспыхнула в форме дискуссии во второй половине девяностых годов во Франции — после того, как в 1995 г. была издана книга историка Франсуа Фюре (1927—1997) под названием «Конец одной иллюзии. Эссе об идеях коммунизма в ХХ веке», которая вызвала оживленный обмен мнениями не только в интеллектуальных кругах Франции, но и далеко за ее пределами. Дискуссия была продолжена после публикации 1997 г. статьи другого французского историка Алена Безансона под названием «Память о большевизме и его забвение», а позже — книги «Беда века. О коммунизме, нацизме и уникальности холокоста», с которой уже есть возможность ознакомиться и украиноязычному читателю.

Кто-то из мудрых сказал, что все надо пережить два раза. Один раз по-настоящему, а второй раз — в своей голове. Похоже, именно так произошло и в случае упомянутых двух выдающихся французских исследователей. Оба они — Фюре и Безансон — после войны короткое время были членами французской Компартии. После известного доклада Хрущева на ХХ съезде КПСС в 1956 году о преступлениях Сталина (но не сталинизма) оба покинули ряды КПФ и начали заниматься изучением природы и наследия большевизма-коммунизма. Но, в послевоенной Франции дискуссия о коммунизме (сталинизме) всегда была нормальным явлением в нормальной демократической стране. Свой, «украинский», взгляд о нашем недавнем тоталитарном прошлом должны выработать сами. И в первую очередь для себя. И надлежащие выводы из этого — тоже, «чтобы не сонным снились все неправды».

«Хотя исторические причины возникновения коммунизма и нацизма различны, а их идеологии враждебны друг другу, их можно сравнивать как два проявления одного жанра», — считает Безансон. Обе идеологии прибегают к фальсификации добра.

Для нацизма добро — это потребность восстановления «природного порядка», испорченного, по мнению нацистских идеологов, историей (христианством, демократией, большевизмом и евреями).

Если нацисты ненавидели Бога Авраама (Старый Завет), то коммунистическая доктрина возненавидела всех богов, особенно же Бога христиан. Однако не отказалась от элементов религии (справедливость, равенст во, свобода) и использовала их для «новой религии». Следовало при помощи коварной лжи и коммунистической педагогики устранить из практической жизни и из сознания людей чувство, что десять Божьих заповедей регулируют межчеловеческие отношения и убедить их, что «старая» мораль мешает преодолению несправедливости, построению «нового порядка» между людьми. Самой главной общей чертой коммунизма и нацизма является то, что они наделили себя правом, даже долгом, убивать и совершали эти убийства довольно похожими методами, и в масштабе, еще неизвестном в истории». Это, собственно, один из главных тезисов А. Безансона, которым он начинает свое исследование.

Рассуждая о холокосте, А. Безансон уделяет внимание и украинской трагедии — Голодомору 1932—1933 гг. и пишет об «украинском геноциде», который забрал жизни от пяти до семи миллионов украинцев. Отдельная благодарность переводчику и составителю украиноязычного издания книги А. Безансона Тарасу Марусику за прекрасный перевод и очень полезные примечания к тексту.


Иван ГВАТЬ, Ряшев—Словакия

Ирина ОКОЛОВИЧ
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments