Стремитесь всегда выполнять свой долг, и человечество оправдает вас даже там, где вы потерпели неудачу.
Томас Джефферсон, 3-й президент США, один из авторов Декларации независимости США

Какие шансы у «Будапештского формата»?

2 июня, 2020 - 20:52

На седьмом году войны, после многих лет «забвения», в Украине на официальном уровне заявили, что Будапештский меморандум может быть основанием для начала консультаций со странами, которые гарантировали территориальную целостность Украины, — кроме России, поскольку она из страны-гаранта превратилась в страну-агрессора и оккупанта. Об этом в своей колонке в Atlantic Counsil написал вице-премьер Алексей Резников. Напомним, что Будапештский меморандум (о гарантиях безопасности в связи с присоединением Украины к Договору о нераспространении ядерного оружия) был подписан 5 декабря 1994-го между Украиной (Л.Кучма), США (Б. Клинтон), Россией (Б.Ельцин)  и Великобританией (Дж. Мейджор) о неядерном статусе Украины.  Впоследствии присоединились Франция и Китай. Это международное соглашение содержит пункты, предоставляющие гарантии суверенитета и безопасности Украины, однако оно не содержит механизмов (не прописано) реализации этих гарантий.  В 1995 году Генеральная Ассамблея ООН приняла меморандум как официальный документ. Насколько реально сегодня вернуться к реализации этого соглашения или к использованию переговорной площадки так называемого Будапештского формата в вопросах возвращения оккупированных Кремлем украинских Крыму и части Донбасса? У нашего московского автора Бориса Соколова — скептическое мнение по этому поводу, а вот бывшие министры иностранных дел Украины Константин Грищенко и Владимир Огрызко считают несколько иначе.


«О меморандуме нужно вспоминать, и организовывать консультации, которые могут быть полезными»

Константин ГРИЩЕНКО, бывший министр иностранных дел Украины:

— У нас нет инструментов, которые бы давали нам подавляющий рычаг для того, чтобы, например, вернуть Крым. Россия заняла позицию, где она отбрасывает любые аргументы, и будет это делать, как минимум, в ближайшее время. Конечно, если не состоятся какие-то изощренные изменения в Кремле. Нужно воспринимать как данность то, что, к сожалению, не просматривается прямой и однозначный путь для возобновления нашей территориальной целостности. Но это значит, что нужно задействовать все возможные инструменты для того, чтобы международное сообщество было убеждено в том, что существуют соответствующие аргументы для возвращения Крыма Украине. Среди этих аргументов есть Будапештский меморандум. О нем нужно вспоминать. Нужно организовывать консультации, которые могут быть полезными.

Считаю очевидным провалом предыдущей власти то, что моменты, которыми можно было бы воспользоваться, она не воспользовалась. Кроме Будапештского меморандума, у нас есть еще много соглашений, к которым мы можем апеллировать. Но они «не звучат» ни в Украине, ни на серьезном международном уровне. Мы просто опустили руки. Замечу, что обнадеживания, которые были озвучены в соответствующих соглашениях, говорят о том, что страны не будут нападать на нас, но и не защищать. Это известная концепция. Американцы с самого начала заявляли, что на другое они не могут пойти и не пойдут. Россия приняла на себя обязательство не воевать с Украиной, но никто с ядерным государством пока еще воевать не готов.


«Мы не должны опускать руки. Гарантии могут быть реализованы по-разному»

Владимир ОГРЫЗКО, экс-министр иностранных дел Украины:

— Идея апеллировать к Будапештскому меморандуму не является новой. О ней много говорили. То, что власть ищет альтернативу «Минску», — это позитивно. Даже более ожесточенные оптимисты увидели, что в нынешнем формате ничего не сработает и вряд ли можно чего-то ожидать от «Минска». Поэтому, повторяю, хорошо, что появляются попытки посмотреть на ситуацию с другой точки  зрения. Есть ли в этом перспектива? Она заключается, как мне кажется, в том, чтобы консолидировать наших западных партнеров и не позволять думать им ни об отказе от санкций, ни об их послаблении. Напротив, они должны планировать их усиление. И здесь роль США и Великобритании должна быть, безусловно, большей. Привлечение их для давления на Москву имело бы определяющий характер. Относительно того, сядут ли все участники Будапештского меморандума за один стол или нет, то, по моему мнению, в этом нет никакой перспективы.

За один стол мы должны садиться лишь с одной страной — Россией, которая является агрессором. При этом мы должны иметь конкретный перечень условий. Если такого перечня нет и нет инструментов, которыми можно было бы заставить этого агрессора к выполнению, то любые форматы переговоров будут лишь повторением того, что уже было. К сожалению, наши западные партнеры пытаются уйти от ответственности. Это не делает им чести. Но политика —  вещь циничная. При этом мы не должны опускать руки. Гарантии могут быть реализованы по-разному. Конечно, ни одна из стран, которая подписалась под Будапештским меморандумом, не начнет войну против Российской Федерации. Однако они могут усилить военную помощь, уменьшить долговой груз. В настоящее время идет поиск новых подходов.

Подготовил Валентин ТОРБА, «День»


Меморандум — это протокол о намерениях, которые так и не были реализованы

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва

Первый заместитель главы делегации Украины в ТКГ по урегулированию ситуации на Донбассе, вице-премьер-министр Украины Алексей Резников выступил за то, чтобы вернуться к Будапештскому меморандуму 1994 года и начать проведение консультаций с государствами, его подписавшими, но пока что не с Россией. Он написал в колонке для Atlantic Council: «Возвращение к рамкам Будапештского меморандума было бы шагом в правильном направлении. Одна попытка сделать это уже была сделана. Еще 1 марта 2014 года представитель Великобритании в Совете безопасности ООН предложил начать срочные консультации в Будапештском формате. В то время эта инициатива не пошла дальше. Теперь мы должны рассмотреть вопрос о возвращении в «формат Будапешта». Первоначально консультации должны проходить без участия России, поскольку Москва отказалась от своего статуса гаранта в пользу того, чтобы стать оккупационной силой. Однако Будапештский формат впоследствии предоставит возможности для нового взаимодействия с Кремлем».

По мнению Резникова, возвращение к «Будапештскому формату» «включает качественно новый уровень военно-технической поддержки Украины, а также помощь в привлечении государства-агрессора к ответственности». Вице-премьер считает, что этот формат поможет «превратить небольшие искры доверия в подлинный мирный процесс, основанный на общих интересах, который окажется способным остановить войну, вернуть Украине людей и территории, и помочь России избавиться от статуса мирового изгоя».

Что ж, Путин, возможно и хотел бы избавиться от статуса изгоя, но совершенно непонятно, почему жертва агрессии должна помогать агрессору улучшить свой имидж. Боюсь, что этого не поймут и западные партнеры Украины. Прикрывается подобная мюнхенская политика высокопарными словами: «Украина готова начать этот путь, но любой прогресс также будет зависеть от конкретных шагов со стороны тех, кто раньше был гарантами безопасности Украины, прежде чем стать источником недоверия... Что может быть лучше для Кремля для восстановления доверия международного сообщества, чем устранить первопричину сегодняшней глобальной конфронтации и восстановить нарушенные обещания Будапешта?.. Мы также должны искать дополнительные возможности для восстановления доверия и укрепления международной безопасности. В этом стремлении к устойчивому миру с Путинской Россией все дороги ведут в «Будапешт»».

Подобное предложение выглядит слишком уж несерьезным. Неудивительно, что уж очень Резников в данном случае напоминает одного гоголевского персонажа: «Помещик Манилов, еще вовсе человек не пожилой, имевший глаза сладкие, как сахар, и щуривший их всякий раз, когда смеялся, был от него без памяти. Он очень долго жал ему руку и просил убедительно сделать ему честь своим приездом в деревню, к которой, по его словам, было только пятнадцать верст от городской заставы. На что Чичиков с весьма вежливым наклонением головы и искренним пожатием руки отвечал, что он не только с большою охотою готов это исполнить, но даже почтет за священнейший долг... Иногда, глядя с крыльца на двор и на пруд, говорил он о том, как бы хорошо было, если бы вдруг от дома провести подземный ход или чрез пруд выстроить каменный мост, на котором бы были по обеим сторонам лавки, и чтобы в них сидели купцы и продавали разные мелкие товары, нужные для крестьян. — При этом глаза его делались чрезвычайно сладкими и лицо принимало самое довольное выражение, впрочем, все эти прожекты так и оканчивались только одними словами». Остается заменить здесь Чичикова на Путина.

Напомню читателям, что такое Будапештский меморандум. Он был подписан 5 декабря 1994 года главами Украины, России, США и Соединенного Королевства. В обмен на передачу украинских ядерных вооружений России государства, подписавшие меморандум, включая РФ, обязались «уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины» и «воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной целостности или политической независимости Украины и что никакие их вооружения никогда не будут применены против Украины, кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций». Слова очень хорошие, правильные. Беда только в том, что в меморандуме совершенно не было прописано, как страны-подписанты будут реагировать на нарушение условий меморандума одним из гарантов, и это превращало его в простой протокол о намерениях. Там была лишь расплывчатая фраза о том, что они «будут консультироваться в случае возникновения ситуации, затрагивающей вопрос относительно этих обязательств».

Так после российской оккупации Крыма и США, и Англия, так или иначе, вели переговоры с Россией, в том числе по Крыму и Донбассу. Ну, и что с того Украине? Роковой ошибкой Леонида Кучмы было то, что он согласился отдать России украинское ядерное оружие в обмен на мало что значащую бумажку. Сколь бы ни тяжело было в тот момент финансово-экономическое положение Украины, нельзя было поддаваться шантажу со стороны будущих подписантов Будапештского меморандума. Отказываться от собственных термоядерных боеголовок Украине можно было только в обмен либо на членство в НАТО, либо на заключение договора с США о взаимной обороне (такие договоры США имеет с Израилем, Южной Кореей, Японией, Австралией и другими своими союзниками вне НАТО). Кравчук это очень хорошо понимал, почему Москва сделала все, чтобы заменить его на Кучму.

Если одно из государств-гарантов совершило прямую агрессию против Украины, а два других государства-гаранта ничего не сделали для пресечения агрессии, кроме введения достаточно символических санкций, то почему вдруг шесть лет спустя все они одумаются и постараются обуздать агрессора. И отчего Резников решил, что Англия и США начнут поставлять Украине оружие именно в рамках Будапештского формата. Америка и так поставляет Украине оружия столько, сколько считает нужным. И никакой «Будапештский формат» на политику Вашингтона в этом вопросе повлиять не может. Боюсь, что здесь даже не маниловщина, а нечто худшее. Резников хотел бы открыть для администрации президента Украины новый неформальный канал для переговоров с Россией, не подконтрольный парламенту и общественности, и только контакт с Россией имеет для него смысл в рамках «Будапештского формата». Для переговоров же с Англией и США этот формат бесполезен, так как у Киева нет проблем в установлении контактов с Лондоном и Вашингтоном.

Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ