Настоящий способ отомстить врагу — не быть похожим на него.
Марк Аврелий, римский правитель, принадлежал к династии Антонинов, философ-стоик.

«Крапленные» карты Кремля

«Москва через отдельные фигуры пытается получить влияние в стратегических отраслях Чехии» — политолог Мартин ЛАРИС
16 сентября, 2021 - 19:20
ФОТО ЛИБОР ГАЙСКИ

Небольшая, но самобытная страна, которая исторически ассоциируется со средневековыми гуситскими войнами и показательным эпизодом взаимоотношений с Москвой — Пражской весной 1968-го года, когда СССР опасаясь антисоветских настроений, провёл коварную спецоперацию, ввёл войска, подавил мирные протесты и фактически получил полный контроль над Чехословакией свернув демократические реформы. Сопротивление было подавлено. Чехословакия окончательно превратилась в сателлита Советского Союза до 1989 года с приходом к власти диссидента Вацлава Гавела на волне «Бархатной революции». Как сейчас чехи, пережившие те события пятидесятилетней давности, видят ситуацию в Восточной Европе, особенно в Украине, которая восьмой год переживает российскую инвазию? Об этом «День» поговорил с чешским политологом, который занимается темой безопасности в Восточной Европе, Мартином ЛАРИСОМ.

«МНОГО ЛЮДЕЙ В РОССИИ, ВКЛЮЧАЯ ПУТИНА, НЕ МОГУТ СМИРИТЬСЯ С ТЕМ, ЧТО УКРАИНА НЕЗАВИСИМОЕ ГОСУДАРСТВО»

Мартин, как тебе, как чешскому эксперту и гражданину, видятся причины войны России против Украины?

— Если говорить про российские факторы, существует две причины: первая — недопущение похожего сценария в России любой ценой. А именно недопущение Майдана в Москве. Путин и его вороватые дружки испытывают животный страх перед массовыми протестами своих же граждан, которые могут снести этот режим. Боятся потерять власть, потому что без власти теряют и все остальное. Вторая — геополитика и имперские амбиции сегодняшней России, которая никак не сможет смириться с тем, что Украина выбрала другой путь развития, а не дорогу назад в совковый маразм и скрепное мракобесие. Как мы видим, много людей в России, включая самого Путина, не могут смириться ни с тем, что Украина решила идти своим путем, ни с тем, что Украина вообще является независимым государством.

Если коснуться украинских факторов, то ключевую роль, по моему мнению, сыграли местные «элиты» из Партии регионов, которые годами пудрили мозги людям сказками о том, как Донбасс кормит всю Украину. Для них это был удобный способ легитимизировать нелегальное скопление экономических ресурсов и политической власти. Мол, вы должны за нас голосовать, потому что мы защищаем Донбасс от Киева и «западенцев», которые у вас все заберут, но слава Богу есть мы, которые будут вас от них защищать. Все готовило почву для событий, которые после Евромайдана вышли из под контроля.

«ВОЕННОЕ ВТОРЖЕНИЕ, КАК В 1968 ГОДУ, ВРЯД ЛИ СЕЙЧАС РЕАЛЬНЫЙ ВАРИАНТ СОБЫТИЙ»

— У поэта Евтушенко есть такие строки «Танки идут по Праге, танки идут по Правде, которая не газета». Они посвящены событиям 1968-го года, когда Кремль подавил «Пражскую весну», но не сломал чехов. Насколько у вас в сознании остаётся и сейчас понимание реальной опасности, исходящей от России?

— Понимание опасности, конечно, есть, но надо разобраться какая именно опасность истекает от России. Военное вторжение, как в 1968 году, вряд ли сейчас реальный вариант событий, учитывая множество факторов, в частности, что мы страна член НАТО, а не Варшавского договора. Последний «славился» тем, что его члены нападали других членов этого же договора (Венгрия в 1956 г., Чехословакия в 1968 г., Польше едва удалось избежать такого же сценария в начале 80-х годов). Идем дальше, в экономическом плане Россия очень слаба. Представить себе экономическое поглощение Чехии экономически отсталой Россией смешно. В энергетическом плане Чехия в какой-то степени зависит от поставок российского газа и нефти, но вся система поставок в ЕС налажена так, что нельзя, например, целенаправленно выключить поставки только Чехии или, скажем, Австрии. То есть шантаж отключением газа тоже не работает, а нефть можно очень быстро получить из других стран.

«Soft power» России здесь слабая. Россия еще со времен Советского Союза ассоциируется у большинства местного населения с низким уровнем жизни и отсталостью. Вряд ли это самые привлекательные характеристики сверхдержавы. Российская «soft power» может работать в Центральной Азии, где уровень жизни намного ниже, но не в Центральной или Западной Европе. Единственное, что остается, это удерживание или даже нарастание влияния через отдельных политических игроков. Этими картами Россия играет более-менее успешно. В Чехии, прежде всего, благодаря позиции президента Земана, который в принципе всегда заступался за Москву, даже в случаях, когда казалось немыслимо настолько откровенно защищать интересы другого государства, которое к нам относится, мягко говоря, не самым дружелюбным образом.

«ЗЕМАНЫ» ПОЯВЛЯЮТСЯ ВЕЗДЕ, ГДЕ У ОБЩЕСТВА СУЩЕСТВУЕТ СПРОС НА ДЕШЕВЫЙ ПОПУЛИЗМ»

— Чешский президент Земан, как известно, не скрывает своих пророссийских позиций. Откуда появляются «земаны» в Чехии, которая, как и Польша, все-таки сумела вырваться из-под влияния советского лагеря и стала членом НАТО ясно определив свою позицию?

— «Земаны» появляются везде, где у общества существует спрос на дешевый популизм. Это не столько касается влияния России, сколько это наша внутренняя болезнь. Дешевый популизм есть в том числе и в Польше, как и пророссийские политики, несмотря на более трагический опыт поляков с российским империализмом. Чехия по-прежнему не является страной, где сильны пророссийские настроения. Хочу напомнить, что Земан не выиграл выборы благодаря пророссийским взглядам, это было частью целого популистского «пакета». Президентские выборы в 2013 и 2018 гг. Земан выиграл на волне «народного антиэлитизма», когда пытался поставить себя в роль представителя простого народа против другого кандидата, который якобы защищал интересы «зажравшихся буржуев и интеллигентов, которые засиделись где-то в Праге и не понимают простой народ». Такая картинка, конечно, немножко упрощена, но главные тезисы выглядели именно так.

«ТЕМУ ПРОТИВОСТОЯНИЯ ГИБРИДНОЙ АГРЕССИИ ИЗУЧАЮТ, ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ ЭТОТ ОПЫТ БЫЛ УЧТЕН»

— Изучают ли в Чехии на опыт Украины в противостоянии с РФ и кремлевские методы гибридной агрессии?

— Конечно, как и в других странах ЕС. Кто и как конкретно изучает украинский опыт в государственных ведомствах, мне неизвестно, но в академической, неправительственной, журналистской средах это ощущается. В Чехии работает несколько научных, аналитических центров и неправительственных организаций, которые, в том числе, занимаются событиями, связанными с гибридной агрессией. Профессионалов среди журналистов, академиков и экспертов у нас достаточно. Большое внимание уделяется борьбе с дезинформацией. Не стоит забывать, что эти сферы интернациональны, люди обмениваются опытом на международном уровне. Международное экспертное и академическое общество уделяет большое внимание этой теме. Но должен обратить внимание и на другой аспект. То, что тему противостояния гибридной агрессии изучают, это хорошо, главное, чтобы этот опыт был учтен. Имею в виду, что информации для того, чтобы сделать компетентные выводы, хватает, но учет этих выводов, это совершенно другая плоскость, и тут я не являюсь большим оптимистом.

«НАДЕЮСЬ, УКРАИНЕ УДАСТСЯ ИЗБАВИТЬСЯ ОТ ЭТОЙ ВРЕДНОЙ СИСТЕМЫ МОНОПОЛИЙ, ОЛИГАРХОВ»

— Одним из немаловажных факторов этой войны является олигархат, который есть как в России, так и Украине. Олигархи и их влияние, по сути, заменили собой то, что должно было бы называться государственной политикой, а на самом деле стало способом имплементации интересов ограниченных кругов. Переживала ли Чехия период олигархизации, когда на власть влияют конкретные персоны и кланы?

— Этот вопрос напрашивается на сравнение с Украиной и ее олигархизацией, но поскольку у нас вся трансформация с начала 90-х годов проходила по другому сценарию, то нет. Не было у нас олигархизации так как ее понимают в Украине. Не вижу ее даже сегодня, когда премьер-министр, по сути, является олигархом. Один человек не делает всю систему олигархической. Мы являемся частью глобальной открытой экономики. Нет в Чехии групп или кланов, которые были бы настолько сильны, чтобы диктовали свои правила в целых экономических отраслях, организовали монополии и не пускали бы иностранных инвесторов в страну. Есть, конечно, сильные игроки в бизнес-кругах, которые имеют политическое влияние, но назвать их мощными олигархическими кланами, которые держат страну на крючке, я бы не стал. Олигархизация это, по сути, экономическая самоизоляция, когда из-за монополии олигархов и олигархических кланов экономика не является частью мировой экономической системы и теряет конкурентоспособность. Надеюсь, что и Украине удастся избавиться от этой вредной системы монополий.

Каково в действительности влияние Кремля на Прагу, в том числе, через спецслужбы?

— Влияние спецслужб трудно оценить, поскольку не владею информацией об их деятельности в Чехии. Надеюсь, что недавним уменьшением кадрового состава посольства РФ удалось снизить уровень их деятельности в нашей стране. Учитывая не совсем хорошую репутацию России в Чехии, Кремль влияет более точечно через отдельных политических и общественных влиятельных фигур. Через них Москва пытается получить и укрепить влияние в стратегических отраслях, в первую очередь энергетической. Закрепиться ей пока не удалось, но имеет довольное мощное лобби.

Валентин ТОРБА, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ