Перейти к основному содержанию
На сайті проводяться технічні роботи. Вибачте за незручності.

Крым. Что будем делать?

03 июля, 00:00

В последнее время в России, которая сейчас переживает постимперский синдром, все чаще звучат заявления о возврате Севастополя и Крыма. Причем в этом контексте упоминается даже Восточная Украина. Юридическим основанием, по мнению российской стороны, могло бы явиться расторжение Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве.

Мэр Москвы Юрий Лужков распорядился выделить более 34 миллионов долларов на программу поддержки соотечественников за рубежом в 2009—2011 годы. Можно не сомневаться, что значительная часть этих средств пойдет в Крым. А буквально два дня назад он еще раз заявил, что России следует разорвать договор о дружбе и сотрудничестве с Украиной. Дескать, власти Украины «выдавливают русский язык из своей страны». Лужков признался, что испытывает «интеллектуальный удар», когда видит отношение украинских властей к русскому языку. «Я убежден, что нашей стране надо принять решение о завершении этого договора, а не о его продлении».

С Лужковым, похоже, уже ничего не сделаешь. Это, как говорится, клиника. Самое печальное и страшное в этой ситуации другое — в Крыму предостаточно деятелей, которые рады стараться подхватить эти бредовые идеи. Они серьезно рассуждают о том, что вступление Украины в НАТО может привести к аннексии Крыма Россией. А Черноморский флот РФ должен остаться в Севастополе навечно.

Очевидно, что главная угроза территориальной целостности Украины исходит не из России, а изнутри Украины. Где тонко, там и рвется. А желающие порвать всегда найдутся. И не пожалеют для этого денежек из московского бюджета.

Мы спросили экспертов «Дня»:

Как должна реагировать Украина? Почему Украина проигрывает в информационной войне за Крым? И как сделать Крым украинским?

Мирослав ПОПОВИЧ , философ, директор Института философии им. Г.С. Сковороды Национальной академии наук Украины, академик НАН Украины:

— Надо честно признать, что большинство населения Крыма с Украиной никак не связаны. Т.е. родственники все в России, среда вся русскоязычная, ориентированная на московские СМИ. Хорошо, что сейчас хоть гривня ходит, потому что до недавнего времени там в ходу были рубли. И с этим надо считаться. И делать Крым украинским в этой ситуации просто невозможно — есть некое раздражение по поводу всего украинского в определенных кругах.

Это будет длительная трудная работа, в ходе которой прежде всего нужно привлечь на сторону демократической Украины интеллигентные слои Крыма. У меня был такой случай: я читал лекции в симферопольском Таврическом университете и по инерции, поскольку перед этим общался по-русски, начал читать тоже по-русски. И зал начал кричать: давайте по-украински. И я читал лекцию на украинском языке. Потом меня ректор просил, чтобы я везде рассказывал, что по настоянию студентов в Таврическом университете читал лекцию на украинском языке — вот я сейчас и рассказываю. Т.е. можно найти пути разговора, тематику... Не надо насильно заставлять быть украинцами, они сейчас не украинцы, и только реальность удерживает их. Должно пройти время.

Что касается агрессивных заявлений из Москвы Лужкова и прочих деятелей, то надо из всех этих высказываний сделать некую подборку, из которой было бы видно, что речь идет о провокации, о попытке сделать Крым опорой для сепаратистского движения, о попытке противопоставить Восточную Украину Западной и разжечь войну. Они ведь хотят гражданскую войну. А люди воевать не хотят. Устроить из Крыма вторую Чечню — этого не захотят сами крымчане.

Конечно, нужно вплотную заниматься информационной работой. Нужно противопоставлять демократический характер украинской власти тому авторитарному рылу, которое лезет со своими проектами. Здесь, пожалуй, действительно не стоит занимать оборонительную позицию, потому что позиция агрессивных сил типа Лужкова — это разжигание гражданской войны.

Владимир ЛЕСНОЙ:

— Эта реакция должна быть быстрой, острой, умной и адекватной по уровню персон, органов и организаций. На провокационные или просто неуважительные по отношению к нашей стране заявления руководителей иностранных правительств и государств отвечают соответственно руководители нашего правительства и государства, соблюдая определенный политический такт — можно ответить сдержанно, но с подковыркой. Чужим министрам отвечают наши министры и т.д.

Украинский МИД отвечает на заявления иностранных МИДов. На антиукраинские заявления иностранных общественных деятелей просто обязаны ответить наши общественные деятели соответствующей сферы, если у них есть хоть капля любви к своей стране. Но МИД должен также реагировать, если какие- то антиукраинские действия или заявления за рубежом явно являются частью скоординированных мероприятий и принимают системный характер. Если же МИД будет делать заявления каждые две-три недели, то вскоре на них прекратят обращать внимание и у нас, и за рубежом, какими бы острыми эти заявления ни были.

На выступление Лужкова должны были достойно ответить два или три мэра наших крупнейших городов. На хамство не следует отвечать хамством. Но если в нас плюнули, то нам не следует делать вид, что мы этого не заметили, или заявлять, что плевавший этим жестом, видимо, хотел выразить свое к нам доброе отношение. Иначе в нас начнут плевать все подряд. Возмущение должно быть всеобщим. Унижение нашего государства и народа следует воспринимать как свое личное унижение и выражать возмущение всем гражданам всеми доступными средствами.

Кроме адекватного ответа с нашей стороны определенными лицами, для профилактики антиукраинских выпадов необходимо подключать журналистов, которые более свободны в выборе средств. О том же Лужкове можно дать много интересной информации. В тот период, когда Путин убивал в нем претендента на президентский пост, российские СМИ неплохо осветили «достоинства» московского мэра. Но можно найти информацию и посвежее. Поучиться всему этому можно у российской прессы, да и у прессы западных стран. Возмущение подобными действиями зарубежных (как и отечественных) украинофобов должно быть всеобщим. Каждый должен выразить протест доступным ему способом. Презрительное молчание так же опасно, как и равнодушие.

Информационные войны (как и психологические войны) являются важным элементом не только современной политической борьбы, но также и экономической конкуренции. Можно годами работать над улучшением качества товаров своей торговой марки, а конкурент в течение месяца уничтожит плоды твоего труда успешной дезинформационной акцией, если ты не сможешь ему успешно противостоять и в этом. В политике — точно так же.

России достались в наследие от СССР отличные специалисты по ведению информационных и психологических войн, обширная агентура по всему свету со связями в политических и общественных кругах, большое количество компромата на многих зарубежных политических деятелей и прочих более или менее важных лиц. В России хранится и материализованный опыт ведения информационной и психологической войны, зафиксированный в огромном количестве письменных материалов. Все это сейчас приводится в действие. Первым большим успехом России на этом поприще была информационно-психологическая подготовка и сопровождение второй войны в Чечне. Вторым значительным успехом было навязывание нам дискуссии о русском языке в Украине.

В других более или менее крупных странах вопросами, связанными с информационной и психологической безопасностью, наверняка тоже занимаются профессионалы.

У нас же, если судить по создавшейся ныне ситуации, отбивать информационные и психические атаки из-за рубежа (не только из России) пытаются лишь отдельные патриотические граждане, жалкие любители в этой сфере человеческой деятельности.

Руководство страны еще со времен Кучмы проводит преступную политику сдачи национальных интересов в информационно-психологической сфере.

Уже несколько лет назад и лично Президенту Ющенко на конференциях (помнится, это сделала О. Забужко), и в прессе (об этом неоднократно писал «День») заявлялось с тревогой, что информационное пространство нашей страны отдано России и кремлевские вожди этим охотно и умело пользуются. Но изменений после этого не было никаких. Лишь теперь в наших верхах слегка зашевелились. Но только слегка.

Для того, чтобы украинцы не оказались однажды в положении нынешних чеченцев, необходимо, на наш взгляд, следующее.

1. Существенное изменение отношения руководства страны к вопросам информационно-психологической безопасности. Подготовка и привлечение к этой работе высококлассных специалистов. Расширение спектра оборонно-психологических и противодезинформационных мероприятий. Например, если судить по Крыму, то здесь не ведут активную борьбу против распространения провокационных слухов, вызывающих недовольство или озлобление граждан по отношению к украинскому государству, либо слухов, вызывающих страх или даже панику. Кстати, распространение определенных слухов является важным элементом для дестабилизации ситуации, и им люди пользуются с древности.

2. Возвращение информационного пространства под украинский контроль. Никакие ссылки на демократию, либерализм и свободную конкуренцию этому мешать не должны. Те же США, когда идет речь о национальной безопасности, немедленно вводят все необходимые ограничения и на свободы граждан, и на свободную конкуренцию — в необходимой мере и на все необходимое время.

3. Более строгая проверка граждан иностранных государств, желающих принять украинское гражданство. Введение некоторых дополнительных ограничений на возможность занятия новыми гражданами должностей на государственной службе. Допускать новых граждан к выборам в качестве кандидатов в депутаты можно лишь по истечении определенного проверочного срока. Нужна более активная работа, направленная против вербовки украинских граждан зарубежными спецслужбами. Иначе через пять-десять лет все важнейшие решения, а также назначения и перемещения в нашем правительстве, парламенте и других важных органах будут производиться только после того, как на это даст свое разрешение российское ФСБ после согласования с другими зарубежными организациями. Уже и сейчас иногда создается впечатление, что как явные враги Украины среди нашего политикума, так и некоторые из самых страстных украинских патриотов — это внештатные или штатные агенты Москвы.

4. Необходимы более строгие требования к гражданам, посещающим Украину (не только из России). В настоящее время наша страна превратилась в нечто вроде проходного двора между Европой и Азией.

5. Необходима наступательная тактика. В России строится тоталитарное общество, там и в массовом, и в индивидуальном порядке нарушаются права человека, права малых этносов, в том числе и украинцев. Многие украинцы в России запуганы и скрывают свое происхождение. Нужно искать соответствующие материалы и сообщать о них всему миру. Безобразий много и в других странах, даже демократических. Все это нужно использовать против всех тех, кто сделал Украину «девочкой» для битья. Крайне требуется активность всех граждан, а не только специалистов по этим вопросам. Нам также важно усвоить кодекс поведения, общепринятый в большинстве зарубежных стран: не хулить перед иностранцами свое государство и свой народ, а также своих политических деятелей демократического направления — будь то Ющенко, Тимошенко, Яценюк, Янукович или кто-то другой. С нашими деятелями мы должны разбираться сами.

Необходимы и другие важные мероприятия, которые обязательно подскажут специалисты по данной проблематике. В газетах о таких мероприятиях обычно не пишут.

Крымчане, как и всякие нормальные люди, хотят жить в стабильной стране, в которой действуют и строго соблюдаются разумные законы, в которой достаточно высокий жизненный уровень и жить в которой удобно или даже комфортно. Поэтому можно смело заявить, что больше всего для психологического отторжения Крыма от Украины делают не Лужков и его компания, а ведущие украинские политики, и от коалиции, и от оппозиции — во главе с премьер-министром и Президентом. От того хаоса, который сейчас царит в Украине, хочется бежать куда угодно не только этническим русским, но и многим этническим украинцам. В неразрешимые проблемы у нас превратилось практически все, начиная от Конституции и парламента и кончая бездомными собаками и проституцией.

Чтобы большинство крымчан, чувствовали себя полноправными гражданами Украины и хотели в ней жить, необходимо следующее.

1. Ведущие политики и возглавляемые ими политические силы должны немедленно прекратить то вопиющее безобразие, которое мы наблюдаем в политической и экономической жизни страны уже более десяти лет. Для этого они должны сесть за стол переговоров — с намерением договориться о честных правилах политической борьбы и экономической конкуренции, а не с намерением снова провести вокруг пальца оппонентов. После этого им нужно приняться за наведение порядка во всех сферах жизни Украины, а значит и Крыма. Следует быстрее повышать жизненный уровень граждан Украины. Главная причина роста цен в Украине (кроме внешних факторов) — это абсолютная криминализация и монополизация экономики, что практически привело к уничтожению свободной конкуренции и диктату производителей, посредников и торговцев (а также к диктату «опекающих» их чиновников и «крестных отцов» из криминалитета, требующих свою долю).

2. Необходима мудрая культурная политика, в том числе и стимулирование национального культурного продукта. Языковая политика в Украине не выдерживает никакой критики: то все пускается на самотек, что из-за мощной интервенции России ведет к быстрому отступлению украинского языка при попустительстве и наших властей, и большей части общества, то вдруг начинается лихая кавалерийская контратака, которая приносит больше вреда, чем пользы.

С точки зрения логики демократического общества не может украинский язык в ближайшие десятилетия использоваться в совершенно равной мере во Львовской области и, скажем, в Крыму, в котором этнические русские составляют более 55%, а русскоязычные — более 70% и в котором при СССР даже не было, говорят, украинского телевидения, а во многих школах не было учителей украинского языка. Или мы, как и многие русские демократы, забываем о демократии и свободе, едва лишь речь заходит о наших собственных нацменьшинствах?

В Украине должна быть разработана языковая программа действий на несколько десятилетий. В ее разработке должна принимать участие и крупнейшая оппозиционная партия, чтобы эту программу не выкинули на свалку после первых же выборов в Верховную Раду. Идеальным для Крыма является наличие государственного украинского языка, а также придание официального статуса русскому и крымскотатарскому. Сделать это следует как можно быстрее. Это же касается и Севастополя. Официальный статус русскому следует придать еще в двух-трех областях востока Украины, но нужно и реально защитить в этих регионах украинский. Если не провести все эти мероприятия, то последствия будут гораздо хуже.

Что же касается Севастополя, то он как город, в котором базируется большой иностранный военный флот, должен получить значительные надбавки для госслужащих и льготы для частного бизнеса. Но и следует повысить требования к ним. Должен быть установлен более строгий контроль за деятельностью Черноморского флота России, который начиная с 1991 года является антиукраинским осиным гнездом в Крыму.

Эти и некоторые другие меры, в сочетании с более взвешенной и последовательной внешней политикой, вполне могут снять крымскую проблему с украинской повестки дня.

Например, в Казахстане есть области, где этнические русские составляют гораздо большую долю, чем в Крыму, но никаких опасных сепаратистских осложнений там не наблюдается. Более того, власти Казахстана довольно жестко пресекают все попытки создания пророссийских полувоенных формирований — типа так называемых казаков в Крыму, тесно связанных с антиукраинскими организациями в России.

Игорь БАЛЫНСКИЙ , политолог, г. Львов:

— Я бы выделил три причины, по которым Украина проигрывает информационную войну за Крым России. В первую очередь, это отсутствие единой внешнеполитической концепции среди украинских политиков. Сейчас мы имеем три модели поведения: прозападная, которой придерживается Президент; условно пророссийская, которой придерживается Партия регионов и ее сторонники; и третья — политической целесообразности, которой пользуется Блок Юлии Тимошенко. Собственно, последняя является наиболее опасной, потому что Юлия Владимировна, в зависимости от места своего визита, говорит то, что хотят от нее услышать либо в Брюсселе, либо в Москве.

Второй причиной, с моей точки зрения, является ситуация непрофессионализма украинских чиновников и аппарата МИД. Сегодня внешняя политика Украины формируется по принципу реагирования. МИД и лидеры ни разу не сформировали четкой позиции, которая бы основывалась не на эмоциях, а на четких аргументах. В такой ситуации Украина обречена реагировать на агрессию, а не формировать свою информационную политику.

Также нужно заметить, что накануне президентской кампании тема НАТО, тесно связанная с вопросом Севастополя, не будет ключевой в программах передовых кандидатов, поскольку страх перед русской нацией будет сдерживать украинских политиков относительно геополитической позиции Украины. Впрочем, тема Севастополя не будет иметь однозначного решения до завершения президентской кампании и даже после нее, поскольку уже сейчас понятно, что победитель не будет иметь необходимой поддержки электората, чтобы окончательно расставить акценты по этой проблеме.

Владимир ПРИТУЛА , руководитель общественного комитета по мониторингу свободы прессы в Крыму:

— Как бы государство ни реагировало на внешние выпады относительно него, есть единственное требование — оно должно реагировать консолидировано. В международных делах, а тем более в случае внешней угрозы, недопустимо, чтобы у Президента была одна реакция, у премьер-министра — другая, а у главы парламента третья. Именно в этом отсутствии единства и кроются причины того, что Украина проигрывает информационную войну, которую против нас ведет Россия. А правильнее было бы сказать не проигрывает, а не принимает в ней участия вообще, потому что та вялая реакция, которая есть в Украине, на проявление ее территориальных угроз — это вообще не реакция, которая могла бы быть достойной большой страны в центре Европы.

Понимание того, что сегодня Украина стоит перед угрозой внешней агрессии, должно консолидировать украинский политикум, привести его к пониманию того, что в ответ на имперские угрозы Москвы в Украине должны быть проведены системные, целенаправленные, эффективные мероприятия. Иначе Крым может превратиться в Украине не в Косово, конечно, а в этакий украинский Ольстер, а этого допустить нельзя. Нужно вспомнить, что Украина успешно разрешила подобную ситуацию в середине 1990-х годов, следовательно, имеет опыт и людей, которые это сделали. Нынешняя власть должна этим воспользоваться. А для этого к выработке комплексных мероприятий противодействия России следует привлечь тех людей, которые эту задачу выполнили тогда, а именно генерала Евгения Марчука, генерала Геннадия Москаля, политика Николая Поровского и других. Их опыт сегодня должен быть востребован, дополнен и развит опытом тех патриотов, которые сейчас находятся у власти и понимают масштабы угрозы, нависшей сегодня над Украиной.

Наталия СТРЕЛЬЧУК , доцент кафедры политологии и государственного управления Черновицкого национального университета им. Ю. Федьковича:

— На мой взгляд, Украина проигрывает информационную кампанию по поводу ситуации в Крыму. Россия связывает вывод Черноморского флота с вопросом вступления Украины в НАТО, хотя на самом деле эти проблемы не касаются друг друга, и играет на антинатовских настроениях населения. Но нужно помнить, что НАТО не требует от Украины вывода Российского Черноморского флота. Украинские политики должны объяснить, что его вывод с территории Украины, прежде всего, в интересах нашего государства и отвечает международным нормам, украинскому законодательству и Конституции Украины. Наш Основной Закон не предусматривает возможности пребывания на украинской территории иностранных войск. Но об этом украинская сторона обычно не говорит, а Россия в это время раздувает сепаратизм в Крыму, успешно манипулируя интересами русскоязычного населения и ссылаясь на якобы историческую принадлежность полуострова к России. На самом же деле решение проблемы Черноморского флота и формирование общественного мнения в Крыму по этому вопросу нужно перевести в экономическую плоскость. Украинская власть должна решить социальные проблемы населения Крыма и, прежде всего, крымских татар. Наше государство предприняло важный шаг, дав им возможность вернуться на историческую родину, а теперь дело за их адаптацией в обществе, предоставлением возможности обучения, медицинского обслуживания, решением их социальных проблем. На них сегодня и нужно сосредоточиться, чтобы этого не сделали другие страны.

Виктор БЕРЕЗКА , сопредседатель общественной организации «Приумножим славу Приднепровья!», г. Днепропетровск:

— Пророссийские настроения в Крыму обусловлены не только этническим составом местного населения, но и тем, что экономические возможности России лучше, чем Украины. Крымчане общаются с отдыхающими из России и знают о положении дел в соседнем государстве. Думаю, что если бы пенсии и зарплаты в Украине и в самом Крыму были бы выше, чем в России, то всё воспринималось бы иначе. Но этого нет и пока не предвидится. Лично меня не радуют сепаратистские настроения в Крыму, но считаю, что изменить дело к лучшему могло бы предоставление реальной автономии полуострову. Ведь сейчас Крым фактически находится на положении обычной области, над которой установлен двойной контроль со стороны Киева. Это раздражает людей и создаёт обстановку недоверия. Кроме того, крымчанам навязывают украинский язык, не понимая того, что таким путём любовь к нему привить нельзя. Наоборот, усилится отторжение и даже враждебность. Вообще, если проявлять ненужную настойчивость в этом вопросе, то можно довести до такой же ситуации, какая случилась в Приднестровье или Абхазии. К сожалению, Киев сам провоцирует антиукраинские настроения в Крыму. Чем больше разговоров о вступлении в НАТО и выводе российского флота из Севастополя, тем большее беспокойство это внушает местному населению. Если у руководства государства есть желание сохранить спокойствие и гражданский мир на полуострове, то крымчанам нужно создать лучшие экономические условия и оставить их в покое хотя бы на 20—30 лет. Все эти вопросы можно решить в рамках местного самоуправления: платит регион налоги в государственный бюджет — и хорошо. Всё остальное должны решать на месте сами крымчане. Они должны почувствовать, что в Украине им жить комфортно — тогда никого ни в чём не нужно будет убеждать, а тем более принуждать.

Руслан ДЖАВАДОВ , политолог, г. Николаев:

— На мой взгляд, проблемы Украины в Крыму связаны с тем, что политическая элита нашего государства никак не может определиться с тем, чего она, собственно, хочет в Крыму и в Севастополе. Неадекватная реакция на выступления господина Лужкова некоторых украинских политиков говорит о том, что они свои интересы (интересы своих партий) очень часто ставят выше интересов государства. Севастополь — город русской славы, но в настоящее время он является территорией Украины, и ничего другого быть не может. Но наши политики, лоббируя свои интересы, разыгрывают эту карту. Вы можете себе представить, что гость, придя к вам домой, будет вести себя по-хамски, заявлять, что это не ваша, а его квартира? Почему же Лужкову и подобным все дозволено? В Севастополе и Крыму сосредоточено много русскоязычного электората. Поэтому ПСПУ, КПУ и отчасти Партия регионов в погоне за голосами избирателей подбрасывают популистские идеи, хотя сами понимают, что они не будут реализованы.

Позиция России мне понятна. Видя, что творится в Украине, северный сосед использует разногласия украинской политической элиты в своих интересах. Почему Лужков не отправляется на Аляску, требуя ее возврата России? Вопрос риторический. А в Украину ездить можно, можно высказывать заумные претензии? «Хохлы» все стерпят?! Посмотрите, как отреагировали на высказывания Юрия Михайловича некоторые наши СМИ — лучшего пиара этому политику не придумаешь. Вот почему мы проигрываем информационную войну России, и при таком раскладе, как сегодня, и дальше будем проигрывать. Где наша национальная гордость? Или она, говоря словами Ленина, только у великороссов?

Григорий ГРИНЬ , военный историк, г. Донецк:

— Стоит учитывать, что это достаточно специфический регион для Украины — во-первых, это единственная автономия в нашей стране, во-вторых, необычна история его присоединения к нашей стране. Взгляды на эти события у всех разные, поэтому, конечно, «крымский» вопрос еще будет «камнем преткновения» не в одном десятке споров. Более того, Крым этнически неоднороден: здесь живут представители самых различных национальных общностей — и крымскотатарское население, и русскоязычное, и украинцы. Все они выступают за «свой» Крым. Поэтому мнений и желаний относительно Крыма может быть масса.

Придти же к «украинскому» Крыму, на мой взгляд, в ближайшее время вряд ли получится, если, конечно, не применять какие-то драконовские меры — вроде переселения определенного количества крымского населения, выселения его или создания неадекватных условий жизни для тех людей, которые, к примеру, не хотят, чтобы Крым стал украинским. Но я не думаю, что у нас такое возможно.

На мой взгляд, о том, как сделать Крым украинским, нужно спросить у самих же крымчан: только они могут пояснить, что именно им нужно и какой они хотят видеть свою землю.

Юрий УЩАПОВСКИЙ, глава президиума Житомирского областного объединения Союза экономистов Украины:

— Прежде всего, Украина должна изменить политику в Крыму с пассивной на активную. То есть должна играть, как говорят в футболе, первым номером. Украина как государство должно предлагать инициативы, а не отвечать на действия Российской Федерации, демонстрировать четко очерченную собственную политику в Крыму. Эту политику нужно задекламировать и довести до ведома всех граждан, проживающих на Крымском полуострове.

На заявления со стороны различных российских политиков относительно возврата Крыма и Севастополя мы должны реагировать как независимое государство, к которому выдвигаются территориальные претензии. Четко и однозначно, без дипломатических выкрутасов. Мало того, позицию относительно Крыма и Севастополя Украина должна разъяснять в мире и распространять через средства массовой информации, информагентства, по дипломатическим каналам. Ее должны знать как в Вашингтоне, так и в Брюсселе, знать все ближайшие соседи, и в первую очередь Россия.

Что касается информационной войны, то должен сказать, что до сих пор Украина не навела порядка в своем информационном поле. До сих пор доминируют даже не столько российские, сколько антиукраинские издания. Украинское выступает как униженное, неактуальное, непрестижное. Информация, идущая об Украине через российские СМИ, четко очерченная и негативная. Моя жена, по происхождению россиянка, посетив родителей в Рязани, была просто шокирована той грязью, которая выливается на Украину посредством масс-медиа. А еще вопиющей неосведомленностью россиян относительно цели украинского государства, в том числе в плане общей политики, в частности в Крыму. И думаю, проблема в банальном правовом нигилизме, существующем в области СМИ. То есть отсутствует адекватное правовое поле для украинских медийных средств.

Что касается того, как сделать Крым украинским, то я бы выделил две группы проблем: первая группа — это проблемы, решение которых направлялось бы на ограничение влияния там антиукраинских сил; вторая — проблемы, решение которых способствовало бы усилению украинского фактора. Что касается первой группы, то, в первую очередь, Украине следует разъяснить, что она борется не с русской культурой, а с политическим бескультурьем и шарлатанством. Объяснить, что есть Россия Ковалева, Политковской, и есть Россия Жириновского и Затулина. И что это разные России. Что когда Украина борется за Крым, она борется не столько против России, сколько против путинской России. Следует меньше предоставлять слово российским политическим маргиналам в украинском информационном пространстве, а больше — тем, кого можно отнести к здоровым российским силам. Население Крыма должно услышать мнение антипутинской демократической России. Главный фактор дестабилизации в Крыму — это Черноморский флот Российской Федерации. По поводу его выведения не должно быть никаких двусмысленностей. ЧФ должен быть выведен, и Россия должна знать об этом задолго до того, как наступит 2017 год. Такая позиция должна не только постоянно декларироваться, но и проводиться на всех уровнях, в том числе дипломатическом. Позиция Украины относительно ЧФ должна распространяться во всем мире четко и однозначно. России придется свыкнуться с мыслью, что ЧФ в Крыму не будет, и заблаговременно искать для него другое место. То, что говорил Владимир Путин на последней встрече с украинским премьер-министром Юлией Тимошенко, это просто банальное лицемерие. Большое лицемерие. Российский флот ни при каких обстоятельствах не будет поддерживать то, что хоть немного напоминает украинское в Крыму, тем более никогда не будет защищать украинское государство. Такая позиция насквозь лживая и лицемерная. И нужно ограничить возможность вмешательства России во внутренние дела Украины, особенно в плане поддержки пророссийских партий в Крыму. В украинском законодательстве, как, например, в польском, должны быть четко прописаны статьи, запрещающие иностранное финансирование партий, действующих в Украине. Украина — демократическое государство, но не следует демократию путать с анархией. На последних митингах в Крыму на плакатах между украинским национальным флагом и фашистскими символами был поставлен знак равенства, и никто на это никак не реагировал. А это является оскорблением национальных символов Украины, чести и достоинства украинцев и должно наказываться по закону. В том числе силовыми методами.

Что касается второй группы факторов, то, прежде всего, необходимы преференции за счет финансовых вливаний через отдельную строку в бюджете на распространение украинской культуры не только в Крыму, но и на восточных территориях. А еще нужно открытие там престижных качественных украинских школ, распространение книг, других печатных изданий.

Необходимо установить льготы на обучение крымчан в университетах Западной Украины, что будет содействовать не только установлению лучших межличностных контактов, но и распространению правдивой информации об Украине на Крымском полуострове.

Нужно создавать украинские информационные центры в Крыму, по каналам которых должна идти проукраинская информация, способствующая улучшению имиджа Украины на полуострове. Важный фактор — полная поддержка крымских татар в их стремлении установить справедливость в Крыму. Потому что когда мне приходилось там отдыхать, в их кругу мне было приятнее, чем среди славян-россиян.

Delimiter 468x90 ad place

Подписывайтесь на свежие новости:

Газета "День"
читать