Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Кто не пускает Юлию Тимошенко в президенты Украины?

Враги лидера БЮТ — не Секретариат Президента и не донецкий клан
24 июля, 1996 - 20:18
ФОТО КОНСТАНТИНА ГРИШИНА / «День»

На первый взгляд, лидер блока своего имени, действующий премьер-министр Юлия Тимошенко, имеет высокие шансы сменить должность главы правительства на кресло главы государства, выиграв президентские выборы в начале 2010 года. Для этого у нее есть целый ряд как объективных, так и субъективных предпосылок: неплохое стартовое место — во главе высшего органа исполнительной власти, мощные общенациональные партийные структуры, команда менеджеров высокой квалификации, опыт деятельности как во власти, так и в оппозиции, один из наивысших в Украине рейтингов среди избирателей, наконец, нерядовые личные качества лидера. Иными словами, все вроде бы на месте: в наличии есть претендент и его команда, есть свой надежный избиратель, есть определенные достижения за последние десять лет, можно начинать избирательную гонку, которая и вынесет окончательный вердикт.

Конечно, скандалы последнего времени (включительно с «делом Лозинского» и «конституционным ГКЧП») объективно усложнили для Тимошенко движение на должность Президента, но разве она не выходила с минимальными потерями из не менее проблемных ситуаций в минувшие времена? И не просто выходила, а в конце концов укрепляла свои позиции среди избирателей —действительно, как саламандра, что в огне только получает жизненную силу и обновляется.

Но, на самом деле, кажется, далеко не все так просто. Электоральные соревнования программ и команд могут оказаться чем-то второстепенным, по сравнению с теми факторами, которые реально будут определять шансы Юлии Тимошенко стать четвертым президентом Украины. А главными среди них, которые будут играть против Тимошенко как потенциального главы Украинского государства (кроме ее прямых конкурентов), станут, по моему, во-первых, значительная часть руководства ее теперешней команды и, во-вторых, она сама.

... Обратимся к недавней истории.

«Классический» БЮТ в первые годы после своего возникновения имел в своем составе две не слишком мощные партии, но с реальными региональными структурами (не по всей Украине, но все же...) — «Собор» и УСДП. И «Батьківщина» как основа блока имела определенные низовые организации, которые работали по большей части не за деньги, а за идею. Собственно, оно и не совсем безопасно было тогда участвовать в радикально-оппозиционном БЮТе, поэтому «крутые ребята» шли преимущественно в другие, так называемые центристские (то есть приближенные к властному центру) политические структуры. Парламентская фракция блока действовала энергично и наступательно. Несколько газет и еженедельников высказывали точку зрения как самой организации, так и — главное — собранных вокруг БЮТа групп интеллигенции. Сама Юлия Тимошенко не избегала общения с экспертами, схватывала те идеи, которые ей приходились по вкусу, как говорится, на лету, и умело использовала их в публичных дискуссиях. А вокруг блока сложилась целая команда умелых и образованных полемистов, причем их интересовали далеко не только деньги...

Поэтому казалось, что БЮТ — это политическая сила, способная на партнерские отношения и диалог как со средой интеллектуалов, так и со структурами гражданского общества. Собственно говоря, эти структуры плюс энергия активистов региональных организаций партий-членов блока, а не деньги спонсоров, и обеспечивали наращивание влияния БЮТа и лично Юлии Тимошенко на протяжении нескольких лет и, главное, во время оранжевой революции.

Но деньги для партийного строительства также нужны, тем более, когда речь идет об одной из ведущих политических сил Украины, а ею БЮТ стал именно во время оранжевой революции. Ведь энтузиазм волонтеров — вещь хорошая, но им на постоянной основе не обойдешься. И здесь злую шутку с БЮТом (собственно, и с другими блоками и партиями, которые декларировали различные варианты демократических идей) сыграла очень несовершенная и незавершенная политическая реформа. Сложно понять, почему не была реализована одна из главных составляющих реформы: финансирование партий из государственного бюджета в соответствии с политическим весом этих партий, засвидетельствованным избирателями. Такое мероприятие значительно уменьшило бы влияние «денежных мешков» на политику и позволило бы партиям руководствоваться интересами граждан, больших масс избирателей, а не отдельных спонсоров. Но так почему-то (почему? Хорошо было бы разобраться, с фамилиями и датами) не случилось.

Но только лишь государственной поддержки политических партий при украинских реалиях маловато для того, чтобы они стали независимыми от олигархов. Нужна полная перестройка действующей олигархической экономической системы, а после этого — пересмотр принципов ее организации и чуть ли не в первую очередь — значительного числа результатов большой приватизации (точнее, грабежа государственного имущества «уполномоченными» на это лицами под прикрытием государственных же структур), результатов, которые и создали олигархическую надстройку над украинской политикой и экономикой.

А олигархический капитализм — это неэффективная, как с точки зрения долгосрочной динамики развития экономики, так и с точки зрения необходимости решения социальных проблем (не говоря уже об эффективной защите национальных интересов), система.

Или интуитивно Тимошенко сама определила ключевой момент, или ей подсказал кто-то из приближенных интеллектуалов, но в начале 2005 года ею была произнесена идея частичного пересмотра результатов большой приватизации. Это вызвало бурное сопротивление у целой рати известных политиков и экономистов — от Виктора Ющенко до Александра Пасхавера. На самом же деле, эта идея принадлежит совсем не Тимошенко: ее высказал и обосновал всемирно известный экономист, Нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц. По его мнению, частичная реприватизация в различных формах, прежде всего с доплатой владельцами за присвоенные ими, в свое время, задешево активы и передача ими государству части акций, является очень нужной на постсоветском пространстве ради трансформации олигархического капитализма в цивилизованный и эффективный. Без этого, по Стиглицу, в ближайшие десятилетия не удастся ни обеспечить достойного общественного места среднему классу, ни вывести на минимально нужный уровень эффективности медицину и образование, ни освободить политические силы из-под олигархического контроля, ни утвердить цивилизованный рынок.

Понятно, для проведения такой акции в интересах не определенной группы олигархов, а всего общества, власть должна быть сильной, иметь активную поддержку граждан и стоять равноудаленно от всех финансово-промышленных групп. Российский президент Путин, которому Стиглиц в начале 2000-х гг. представил свои предложения, обошелся с ними очень специфично: все обратил против нескольких «неправильных» олигархов — Ходорковского, Березовского, Потанина (под аплодисменты народа), после чего бросил какую-то подачку простолюдинам и поставил чекистов во главе огосударствленных или номинально частных корпораций. А там, где собственность осталась в руках «правильных» олигархов, чекисты стали кем-то наподобие комиссаров. Поэтому вышла пародия на идеи Стиглица — но даже в пародийном исполнении она дала определенный позитивный социально-экономический и политический эффект. В Украине же теоретически был возможен настоящий успех на пути ликвидации олигархического и построения цивилизованного капитализма. Тем более, что более 70% респондентов, опрошенных Центром им. Разумкова, выступали в поддержку идей Стиглица в аранжировке Тимошенко. Поэтому следовало доводить буржуазно-демократическую революцию до логического завершения — несмотря на временное замедление экономического роста и утечку авантюрного капитала из Украины: речь шла о значительно более важных вещах. Но и Тимошенко, и ее консультанты и союзники не отважились на радикальные действия.

Поэтому революция революцией, но не изменились ни система олигархического капитализма, ни принципы финансирования политических сил. И всем пришлось к этому — после нескольких лет «бури и натиска» — приспосабливаться, особенно тем, кто стремился, как Тимошенко, постоянно быть при власти.

Чтобы вернуть себе властные позиции после отставки в сентябре 2005 года, экс-премьер вынуждена была идти на компромисс с определенными финансово-промышленными группировками — понятно, что немалые средства они давали не бескорыстно. Вместе с тем, увеличилась численно и изменилась качественно фракция БЮТ в Верховной Раде — туда пришли денежные люди, ранее приближенные к Леониду Кучме, и политические карьеристы, готовые отдать свою энергию в обмен на участие в дележке «бюджетного пирога». Так же трансформировались и местные структуры БЮТ; ведь после оранжевой революции блок стал составляющей «партии власти», и к нему массово потянулись умелые менеджеры с авторитарным стилем управления и весьма своеобразными моральными качествами, привитыми минувшим режимом. А еще разные кумовья, сваты, братья влиятельных на местном уровне персонажей, которые и составили в значительной степени депутатский корпус БЮТ в местных советах; и всем была нужна земелька, всем были нужны бизнесовые преференции и хорошо оплачиваемые должности. Куда же в новой ситуации делись романтики «Украины без Кучмы» и других акций? «Собор» раскололся, часть его остатков оставила БЮТ, УСДП без Василия Онопенко превратилась в партию-фантом, новые же рекруты блока — национал-либералы из «Реформ и порядка» — значительно менее пригодны для низовой партийной работы...

А на место таких, как Степан Хмара, пришли такие, как Виктор Лозинский.

Показательна в плане трансформаций «команды Тимошенко» ситуация в Киеве. Нетрудно заметить практически полную политическую несостоятельность как фракции БЮТ в горсовете, так и особенно низовых столичных организаций. Время от времени проводятся более-менее массовые акции (проплаченные, как утверждают СМИ) вместо мобилизации киевлян на борьбу за свои интересы. Протестные настроения в столице довольно высоки, и поводов для настоящих акций гражданского неповиновения можно найти немало — но, похоже, в БЮТ сегодня просто нет и сотни идейных активистов на несколькомиллионный город.

Иначе говоря, во имя удержания ведущих позиций в украинской политике БЮТ существенно изменился сам и изменил свои методы взаимодействия с гражданским обществом, масс-медиа и интеллектуальными средами. В то же время, начал трансформироваться и личный стиль деятельности Юлии Тимошенко: не раз случалось так, что ее собственные предвидения оказывались более точным, чем прогнозы социологов и политологов, поэтому Тимошенко в конце концов, похоже, дошла до мысли о едва ли не абсолютной своей непогрешимости по сравнению со своим окружением и экспертами. В результате, неудобные депутаты с собственной позицией (а таких, как показала ситуация во время конституционного ДКНС во фракции БЮТ, осталось около 30) были отодвинуты на задний план, их место заняли «денежные мешки» (куда без них...) и «идеальные исполнители»; образчиком последнего управленческого типа является Александр Турчинов.

Изменились ли при этом идейные принципы верхушки БЮТ (вместе с частичной персональной сменой этой верхушки на другую, более богатую и откровенно более циничную)? Для этого, собственно, нужно определить, какими эти принципы (помимо «Кучму долой!» и «Юлю к власти!») были раньше; отметим только то, что сама Юлия Тимошенко, как следует из моего личного опыта общения с ней и из информации от определенных лиц из ее бывшего окружения, вполне искренне ставила и ставит на первое место социальные факторы: мол, достаточно людям дать средства к существованию и работу, и все проблемы разрешатся. Но ведь у граждан любой страны есть не только эти мотивации, не меньшее значение для многих имеют идеалы свободы, стремление жить достойно и честно. Известно же, что не хлебом единым жив человек. Учитывает ли это БЮТ, или его стратегия и сегодня заключается в завоевании электората путем раздач «Юлиных тысяч» и периодическом повышении социальных выплат? Так в чем же тогда, скажите, отличие идеологии этого блока от идеологии Партии регионов?

Впрочем, какая бы идеология не провозглашалась официально программой БЮТ, практика деятельности этой политической силы заключалась в попытке сосредоточить максимальную власть в руках лично Юлии Тимошенко и небольшой группы ее доверенных лиц. БЮТ сегодня по политологической классификации — это так называемая машина для завоевания власти, причем власти полной и всеохватывающей. С какой целью? Есть, конечно, официальные программы вроде «Украинского прорыва», однако собираются ли руководствоваться ими руководители организации?

...А звоночки тем временем уже звенят: феноменальные по своему бессмыслию проигрыши перевыборов местной власти в Киеве и на Тернопольщине, полный провал — как с экономической, так и с социально-психологической точки зрения — акции с выдачей «Юлиной тысячи», недопустимое запоздание с реакцией на кризисные явления в экономике — скажем, рекапитализацию системообразующих банков следовало начинать на полгода раньше и т. д. Неужели же так сложно было организовать выдачу упомянутой тысячи гривен? Первые пару месяцев получают те, кому на момент объявления о начале акции за 80 лет; потом полгода те, кому за 70; потом еще полгода те, кому за 60. Собственно, на этом бы в силу известных причин выдача пока приостановилась бы (получили деньги, по различным данным, от 8,5 до 10 млн. человек), но не было бы страшных давок и других неудобств, и все было бы нормально воспринято людьми, возрастную иерархию у нас по большей части еще уважают... Но «идеальные исполнители» оказались неспособны выполнить элементарную работу, с которой справился бы инициативный новоиспеченный магистр экономики, — но сегодня возле премьера люди другого плана, поскольку сама премьер тоже не та, что несколько лет назад...

Но при всех обстоятельствах есть основания считать, что Юлия Тимошенко не забыла своего унижения, когда вынуждена была обменивать две избирательные кампании подряд определенные свои амбиции и принципы, собственно сам БЮТ «классического» образца, на необходимые для проведения этих кампаний деньги. И что она с ее амбициозным характером не слишком комфортно чувствует себя в системе вынужденных компромиссов со своими «заклятыми друзьями», без содействия которых невозможно противостоять одновременно Секретариату Президента и Партии регионов и вообще выжить в нынешней украинской политике и сохранить властные рычаги.

Искренними ли были намерения Юлии Владимировны в 2005 году, образно говоря, «закатать в асфальт» всех олигархов и их обслугу, проще говоря, радикально изменить экономико-политическую систему Украины? Тут мы можем только гадать на кофейной гуще. Но объективно это положило бы конец нынешней практике, когда миллиарды долларов под очень высоким прикрытием выводятся за границу и олигархами не выплачиваются огромные суммы налогов (хотя на что были бы израсходованы полученные огромные средства — это о-очень интересный вопрос...).

А теперь поразмышляем, зачем Юлия Тимошенко с ее авторитарным характером и, в то же время, стойкими социально-популистскими политическими интенциями тем олигархам и политбизнесменам, которые сегодня скучковались вокруг нее, вытесняя на маргинес (или вообще за пределы БЮТ) и «уличных» политбойцов, и профессиональных экспертов? Ответ очевиден: для того, чтобы в обмен на нынешнюю поддержку (прежде всего финансовую) структур БЮТ добиться — пока Тимошенко занимает премьерский пост — перехода под свой контроль (а желательно и в частную собственность) как можно больших ресурсов — от земельных до коммуникационных. Причем в таких масштабах, чтобы эти ресурсы дали базу для равенства возможностей с другими группами олигархов даже в случае смены власти, проще говоря, чтобы дальше можно было торговаться на равных.

И следующий сакраментальный вопрос: став президентом, даже с нынешними полномочиями Виктора Ющенко (но куда более сильным характером), продолжит ли Юлия Тимошенко играть в одной команде с олигархами и по правилам олигархического капитализма или захочет изменить эти правила и заставить танцевать под свою дудку тех, кто сегодня живет и действует как всевластный промышленный или финансовый барон?

Теоретически существует шанс, что Юлия Тимошенко продолжит политику Виктора Ющенко, т.е. маневрирование между группами «любих друзів», получая от последних какую-никую копейку на культурологические или благотворительные проекты. Но этот шанс слишком мизерный, учитывая биографию и характер Тимошенко. А получив в свое распоряжение президентскую вертикаль, сильные экспертные структуры и спецслужбы, она вряд ли откажется — опираясь на миллионы сторонников на востоке и западе Украины — от возможности «почистить» олигархов (поставит ли, впрочем, это жирную точку на развитии олигархического капитализма?). А значит, вернуться к своей традиционной идеологии: социальная поддержка граждан в обмен на свое всевластие. Понятно, что «под нож» попадут не только «чужие» олигархи: «свои» могут стать первыми, хотя бы потому, что об их грехах больше известно интересного...

Поэтому делаем вывод: Тимошенко-президент смертельно опасна для тех, кто ее выдвигал на премьера ради обмена своей поддержки на новые доходы и возможности, и они приложат все возможные усилия, чтобы не допустить ее к должности главы государства. Отсюда второй вывод — против Юлии Тимошенко в преддверие избирательной кампании и, главное, во время ее будут действовать не только политические оппоненты, но и значительная часть нынешней верхушки БЮТ, причем удары в спину, естественно, будут значительно опаснее.

Что-то похожее можно сказать и о российском факторе: сегодня Тимошенко нужна Кремлю как сильный игрок для нейтрализации Президента Ющенко и тех, кто стоит за евроатлантическую интеграцию Украины. А что будет завтра? Прогнозировать, как Тимошенко поведет себя, когда получит пост главы украинского государства, вряд ли возьмется кто-либо из серьезных российских аналитиков. Во всяком случае, понятно одно: она сильный и неожиданный в нападении и обороне игрок. Поэтому она может при определенных обстоятельствах успешно повернуть курс украинской политики на Запад, эффективно используя свое умение налаживать личные контакты с очень разными по взглядам политиками. Поэтому Кремлю Тимошенко нужна сегодня как инструмент устранения от власти Виктора Ющенко и нейтрализации всей более-менее «самостийницкой» украинской элиты. А как полновластный президент — третий вывод — она опасна для Кремля.

Поэтому депутат-журналист Андрей Шевченко был прав, заявив, что на выборах на Тернопольщине была испытана технология «Все против Юли!». Однако Шевченко, похоже, не понял, что «все» — это значит и большинство (возможно даже абсолютное) элиты БЮТ, и низовое коррумпированное припартийное чиновничество, и большинство руководства партий-союзников. Ведь потенциальная угроза радикального изменения действующих сегодня правил игры в политике и экономике может создать своеобразный «единый фронт» очень разных сил и группировок против того кандидата в президенты, которого подозревают даже всего лишь в намерении осуществить эти изменения.

Впрочем, Юлия Тимошенко еще имеет теоретический шанс переломить ситуацию, начав с самой себя. Для этого за время, оставшееся до выборов, следует попытаться выстроить, опираясь на несколько десятков порядочных и непродажных депутатов БЮТ и остатки партийных структур, параллельную к официальной систему парторганизаций и обратиться через головы «своих» олигархов к гражданскому обществу, к украинским патриотическим партиям и, главное, к многочисленным структурам гражданского общества, которые сегодня спонтанно разворачиваются по всей Украине. Одним словом, нанести первый удар по своим «друзьям» и «союзникам»; или перевести политическую борьбу «под ковром», к которой в последние годы все больше прибегает руководство БЮТ, в плоскость публичную, т.е. попробовать завершить оранжевую революцию изменением не только персоналий, но и ликвидацией коррумпированных структур, сложившихся вокруг сегодняшних политических лидеров, включая и Тимошенко.

Однако это, по-видимому, уже ненаучная фантастика. А поэтому на выборах-2010 Юлия Тимошенко и ее команда, скорее всего, потерпят неминуемое поражение от Юлии Тимошенко и ее команды.

Сергей ГРАБОВСКИЙ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ