Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Римский устав: реалии

Помогут ли международные суды Украине победить Россию?
13 марта, 2019 - 15:29
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

2019 год должен стать — по крайней мере теоретически — годом, когда Украина ратифицирует устав Международного уголовного суда, который иногда называют в СМИ Гаагским трибуналом (т.н. Римский устав). Если это произойдет, то в отечественных масс-медиа гарантированно прозвучит радостный хор адептов международного правосудия: наконец Путин и его соратники получат по заслугам! Наконец преступления оккупантов будут наказаны!

Но стоит ли Украине уповать на международные суды в деле деокупации Крыма и Донбасса и наказания агрессоров? Авторы этой статьи имеют большие сомнения в этом, болем того — они считают ратификацию Римского устава очень опасной для Украины. И для этого существуют веские основания. Потому что международные суды и правосудие — это вещи иногда несопоставимые.

Впрочем, судите сами.

Пять лет назад Украина подала в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) иск в отношении нарушения прав человека в Крыму и оккупации полуострова. Еще раз: 5 лет назад! В конце концов первое процессуальное заседание (то есть для решения вопроса, подсудны ли эти вещи суду) было назначено на 27 февраля 2019 года. Но приблизилась эта дата — и ЕСПЧ, естественно, отложил заседание на неопределенный срок. Реальные мотивы такого решения очевидны — а вдруг на президентских выборах в Украине победит тот, кто помирится с Путиным и признает Крым российским? А затем будут парламентские выборы. Впрочем, даже если рассмотрение этого вопроса и начнется, то понадобится, по мнению экспертов, еще 5-8 лет. И неизвестно еще, каким окажется решение.

Скажете, что мы перебарщиваем? Нисколько! 31 января этого года ЕСПЧ обязал Россию выплатить Грузии 10 миллионов евро. Власть Грузии должна разделить эти деньги как компенсацию среди своих граждан, депортированных из России в 2006 году. Деньги должны получить не менее полторы тысячи человек, в зависимости от типа совершенных в отношении их нарушений, от двух до 15 тысяч евро. Но всего, по данным Минюста Грузии, были депортированы почти пять тысяч человек! А компенсацию получит приблизительно треть из них. И еще одна деталь: Тбилиси обратился в ЕСПЧ с жалобой на эти действия Москвы в 2007 году.


ФОТО РЕЙТЕР

Иск же палестинского террориста Зайн аль-Абидин Мухаммеда Хусейна, более известного под псевдо «Абу Зубейда», к Литве ЕСПЧ удовлетворил на все 100%. Истец утверждал, что в 2005-06 годах его удерживали в одной из тайных тюрем ЦРУ в Литве, где подвергали пыткам. В мае 2018 года ЕСПЧ присудил террористу денежную компенсацию в размере 100 тысяч евро, а также 30 тысяч евро для компенсации судебных расходов. Вильнюс с вердиктом не согласился, но положил эти средства на депозит. И вот 27 февраля этого года ЕСПЧ признал обоснованным иск против Литвы еще одного террориста, причастного к теракту 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке, гражданина Саудовской Аравии Мустафы аль-Хавсави. Его якобы также держали в тайной тюрьме ЦРУ на литовской территории и подвергали пыткам (а к пыткам может быть отнесено кормление нехаляльной пищей и несоздание условий для пятикратного намаза). Литва опять не согласна с решением ЕСПЧ, опять отрицает наличие этих тайных тюрем, но ее никто не слушает, потому что террористы имеют лучших адвокатов и огромные финансовые ресурсы.

А теперь сравните — 100 тысяч евро террористу и 2 тысячи (или нуль) — гражданским лицам, единственная «вина» которых заключается в том, что они грузины.

Теперь о другом «праведном» суде. В 2008 году, как раз во время российского вторжения, Грузия подала иск против России в Международный суд ООН, также дислоцированный в Гааге. 1 апреля 2011 года суд опубликовал свое решение, в котором сказано, что он не имеет юрисдикции для рассмотрения иска, поданного Грузией, поскольку не была соблюдена досудебная процедура. И все! Впрочем, это решение было принято не единогласно, а 10 голосами против 6 (не все судьи международных судов никчемны и продажные). Эти шесть считали, что все же нужно рассмотреть дело по сути. Однако... 1 апреля, привет, грузины!

Наконец, о собственно Гаагском трибунале. Это название применяли, иногда путая эти институции, и в отношении Международного уголовного суда, и в отношении Международного трибунала по бывшей Югославии. Последний во многих случаях зарекомендовал себя тем, что в один ряд ставил и агрессора — Сербию Милошевича, которая хотела имперского величия и развязала войну против Словении, Хорватии и Боснии, и хорватов с боснийцами, которые стали жертвами агрессии и защищались от агрессоров. Возможно, в той ожесточенной войне защищавшиеся стороны также совершали какие-то военные преступления, но их вина по определению несравненно меньше, чем у инициаторов конфликта. Знаковым здесь стало самоубийство хорватского генерала из Боснии Слободана Пральяка прямо зале суда, перед телемониторами, который воскликнул: «Я не виновен!» и выпил яд в знак протеста против несправедливого судопроизводства. Этот же трибунал сначала приговорил к 24 годам лишения свободы, однако впоследствии полностью оправдал национального героя Хорватии генерала Анте Готовину. Однако семь лет за решеткой генерал пребывал. Ну прямо-таки судопроизводство сталинского толка, когда некоторых безосновательно осуджених отпускали, дав им «насладиться» атмосферой ГУЛАГа, а большинство — нет. И не только в этом схожесть трибунала по бывшей Югославии со сталинскими «тройками»: в обоих случаях главную роль играл план, только и разницы, что в СССР он измерялся чисто количественно, а в Гааге нужно было обязательно судить и осудить представителей всех сторон — мол, на войне все преступники. Хорошо, что Гаагский трибунал не существовал в 1945 году, потому что он бы бросил за решетку Черчилля с де Голлем.

Международный уголовный суд, который начал действовать с 2002 года, сначала зарекомендовал себя действительно непримиримым к военным преступникам и к диктаторам институтом. Эту репутацию он приобрел, когда его Главным прокурором был аргентинец Луис Морено Окампо, имевший личный опыт противостояния латиноамериканским хунтам. Впрочем, сложная процедура возбуждения дел имела следствием то, что при Окампо удалось начать такие дела только в отношении ситуации в восьми африканских государствах. В марте 2012 года суд вынес свой первый приговор Томасу Лубанго Дьило, лидеру «Союза конголезских патриотов», арестованному за 7 лет до того. Кроме того, суд в 2008 году выдал ордер на арест президента Судана Омара аль-Башира по обвинению в геноциде в связи с конфликтом в Дарфуре, а в 2011 году — ордер на арест ливийского лидера Муаммара Каддафи, его сына Саифа аль-Ислама и главы ливийской разведки Абдуллы аль-Сенусси, обвинив их в преступлениях против человечества. Однако срок полномочий Окампо истек, и новый Главным прокурором летом 2012 года стала Фату Бенсуда, представительница Гамбии. И произошло то, что произршло: в декабре 2012 года суд оправдал Мэтью Нгуджоло Чуи (Демократическая Республика Конго), обвиняемого в совершении военных преступлений и преступлений против человечества: мол, представленные прокурором доказательства и показания свидетелей неубедительны. 4 марта 2013 года один из обвиняемых по делу о ситуации в Кении, Ухуру Кениата, был избран президентом этой страны в ходе всеобщих выборов, препятствий ему не оказывали. Наконец, 30 ноября 2011 года перед судом предстал Лоран Гбагбо, экс-президент Кот-д’Ивуара по обвинениям в преступлениях против человечества и человечности; после длительных слушаний, 15 января 2019 года Гбагбо был оправдан.

От Африки же взгляд нового Главного прокурора обратился в другую сторону; Фату Бенсуда занялась предварительным расследованием преступлений, совершенных в Афганистане после начала международной военной операции против Талибана, и в Ираке во время и после проведения операций антисаддамовськой коалиции. А вот возбудить дело против руководителей террористического «Исламского государства» за геноцид христианского и езидского населения Ближнего Востока, по сообщениям СМИ, пани прокурор отказалась.

Интересная информация к размышлениям, не так ли? А вот дополнительная: в 1994 году к власти в Гамбии после военного переворота пришел Яйя Джамме. На должности главы государства он продержался до 2017 года, заключив союз с Ливией, Кубой и Ираном. В 2015 году диктатор провозгласил Гамбию исламской республикой. Но в 2017-м терпение соседей лопнуло, и международная коалиция африканских государств провела военно-полицейскую операцию, чтобы устранить Джамме. Исламская республика была отменена, прошли относительно свободные выборы. Так вот, Фату Бенсуда в 1997—1998 годах была генеральным солиситором Гамбии, в 1998—2000 годах — генеральным прокурором и министром юстиции Гамбии, потом была делегирована в трибунал по Руанде, ну, а потом стала сотрудницей Гаагского трибунала. Прямо противоположный жизненный опыт, чем у убежденного противника диктатуры Луиса Морено Окампо.

Впрочем, дело даже не в личности и убеждениях Главного прокурора Гаагского трибунала. Дело в другом: Россия сначала подписала Римский устав, а затем, когда выяснилось, что ей, возможно, придется ответить за преступления, совершенные во время оккупации Крыма, отозвала свою подпись, а это значит, что юрисдикция Международного уголовного суда не распространяется на преступления, совершенные лично Путиным и усердными исполнителями его приказов. А в случае ратификации Украиной Римского устава против украинских воинов и политиков можно будет возбудить дела за «преступления против человечества и человечности». А «доказательств» наподобие «распятого мальчика» в России сфабрикуют сколько угодно, и «свидетелей» из числа сторонников «русского мира» найдут — и в Донецке, и в Луганске, и в Киеве, и во Львове, можно не сомневаться. И первыми будут объявлены в международный розыск те, кто первым пошел на фронт в 2014-м. Не случайно нам все пять лет твердят о каких-то «незаконных вооруженных формированиях», имея в виду украинских добровольцев. Но во время войны все вооруженные формирования, защищающие свою страну от внешнего агрессора и его соратников, являются законными. Любой гражданин Украины, который взял оружие и стреляет во врага, является абсолютно законным защитником Родины. Потому что иначе придется признать «незаконными вооруженными формированиями» партизанскую армию югославского маршала Тито, Народно-освободительную армию Албании, французских партизанов маки и воинов «Свободной Франции» де Голля, польскую Армию Людову, греческую партизанскую армию ЭЛАС и так далее.

Правда, «мудрецы» из властных кругов попытались частично признать полномочия Гаагского трибунала. Так, 4 февраля 2015 года Верховная Рада приняла постановление с умопомрачительным названием: «О Заявлении Верховной Рады Украины «О признании Украиной юрисдикции Международного уголовного суда в отношении совершения преступлений против человечества и военных преступлений высшими должностными лицами Российской Федерации и руководителями террористических организаций «ДНР» и «ЛНР», которые привели к особо тяжким последствиям и массовому убийству украинских граждан». Однако, как уже было сказано, это — сотрясание воздуха; Россия вышла вскоре после этого из сферы юрисдикции Гаагского трибунала. Более того: по нашему мнению, частичное признание этой юрисдикции невозможно, как невозможна частичная беременность. И вообще: политическая верхушка Украины, похоже, рассчитывает отсудить в международных инстанциях то, что не смогла или не захотела отстоять на поле бой. Но судебные решения возможны там, где право признается как международный универсальный язык. Если же противоположная сторона ее отбрасывает, то никаких шансов на юридическую победу над ней вплоть до ее военного разгрома или внутренней революции нет. Поэтому освобождение одного украинского села важее многих тонн юридических документов, которые попадают на стол какого-то там уважаемого суда. Все вместе взятые суды за пять лет войны не вернули Украине ни одного оккупированного Россией населенного пункта. Это происходит лишь усилиями вооруженных людей из состава ВСУ и Нацгвардии.

P.S. Такие демократические государства, как США, Израиль, Индия, вынуждены противостоять международному терроризму, или отзывали свою подпись под Римским уставом, или вообще не подписывали его, чтобы не иметь проблем с судебными репрессиями против борцов с этим терроризмом.

«РАТИФИКАЦИЯ РИМСКОГО УСТАВА ПОДТВЕРЖДАЕТ ТО, ЧТО НАШЕ ГОСУДАРСТВО НАХОДИТСЯ В ЕДИНОМ МЕЖДУНАРОДНОМ ПРАВОВОМ ПОЛЕ»

Владимир ВАСИЛЕНКО, юрист-международник:

— Ратификация Римского устава подтверждает то, что наше государство находится в едином международном правовом поле и конкретные лица должны привлекаться к уголовной ответственности. На практике уже есть два представления Украины в Международный уголовный суд. Парламент должен спокойно принять решение о том, что соответствующая поправка вступила в силу и в этом нет никакой сенсации. Таким образом Украина присоединяется к Римскому уставу. Ратификация присоединения к Римскому уставу значит, что в любой момент, когда будут соответствующие основания, Украина сможет обращаться в международный суд. Сейчас вопрос прежде всего заключается в рассмотрении ситуации, сложившейся вследствие вооруженной агрессии России против Украины на предмет привлечения к ответственности тех лиц, которые причастны к этой агрессии. Подчеркиваю, что Международный уголовный суд рассматривает дела лишь в отношении физических лиц, совершивших военные преступления. Этот суд не рассматривает вопрос об ответственности какого-либо государства за агрессию

Сергей ГРАБОВСКИЙ, Игорь ЛОСЕВ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ