Публика проявляет ненасытное любопытство ко всему, за исключением того, что действительно стоит знать.
Оскар Уайльд, выдающийся ирландский англоязычный поэт, драматург, прозаик, эссеист

Сергей ТУЛУБ: Мы четко знаем, что и как делать

26 января, 2006 - 19:42

В нынешнем кабинете Сергея Тулуба, как и в его бытность министром топлива и энергетики, а позже — главой «Энергоатома», работает датчик частоты тока. Слежу за показателями: 50 Гц, 49,9 Гц и тут же опять 50. Понимаю, энергосистема страны работает, несмотря на морозы, нормально. И думаю о том, что высокие награды в нашей стране и даже такая, как Герой Украины, нередко несправедливо ставятся под сомнение. Ну что он, мол, такого сделал, да еще в мирное время, чтобы называться Героем? Если такой вопрос будет поставлен в отношении Тулуба, то скептики должны знать: этот человек построил два атомных миллионника в тот год, когда во всем мире было сооружено всего четыре таких блока. Именно ему мы в значительной мере обязаны нормальной частотой тока в наших домах, где почти во всех квартирах и учреждениях работают дополнительные отопительные приборы, пожирающие в сумме огромное количество электроэнергии. Тулуб сейчас подстраивается к политике, хотя его душа никогда особенно не лежала к ней, но по сути остается в энергетике, которой отдал всю предыдущую жизнь.

— Президентский предвыборный лозунг призывает нас думать по-украински. Удается ли вам сегодня его реализовать в повседневной деятельности и какая сегодня для украинцев, по вашему мнению, главная проблема, которую необходимо, поразмыслив в патриотическом ключе, решать в первую очередь?

— Я понимаю так, что думать по- украински — это значит чувствовать ответственность за нашу страну, за каждого украинца и каждое его действие. Наши мысли должны быть направлены на то, чтобы все граждане жили лучше. Но сегодня, к сожалению, сложилась такая ситуация, особенно в прошлом году, что реализовать это на практике было довольно сложно. Я знаю это из своего опыта. Мы, к примеру, собрали команду молодых бизнесменов и занялись тремя инвестпроектами, которые очень полезны и даже необходимы для всей страны, для всех украинцев. Например, проект, связанный с созданием новых рабочих мест в таких депрессивных регионах, как Кировоградская область. В результате, реализовав проект по наращиванию добычи бурого угля (у нас в Украине его, оказывается, большие запасы, примерно шесть-восемь млрд. тонн) открытым способом, мы могли бы выйти на повышение эффективности работы угольной отрасли, на дополнительные источники энергоносителей. Наш немецкий партнер совместно с украинскими научно-исследовательскими и проектными институтами разработал соответствующий мастер-план, позволяющий на базе буроугольных бассейнов Кировоградской, Днепропетровской, Житомирской, Черкасской областей создать мощный энергетический комплекс, работающий на этом топливе. По расчетам специалистов, цена угля будет не выше пяти-семи долларов (в цене электроэнергии 80 % занимает цена топлива), и дешевый уголь станет альтернативой электроэнергии, которая сегодня производится из дорогого газа. Весь прошлый год мы вели переговоры об инвестициях с французскими, немецкими, итальянскими фирмами. И на сегодняшний день мы практически уже имеем варианты решения, но при этом, конечно же, необходима поддержка государства. К сожалению, нас пока не слышат. Хотелось бы, чтобы в этом плане органы власти работали более эффективно. Это только один пример. А таких мощных проектов у нас несколько. Мы сегодня активно работаем с зарубежными фирмами, с научно-исследовательскими и проектными институтами в Украине.

— Я знаю, вы выходец из Донбасса. Поэтому хочу спросить: осознали ли ваши земляки, что они живут в Украине, что они строят Украину, что у них нет и не будет кроме нее другого дома, другой страны? Как отразились на актуальности украинской темы в шахтерском крае итоги президентских выборов и закончившийся год?

— Донбасс всегда был в Украине. Он с нею неразрывное целое, хотя живет там 119 национальностей. Но в основном — это украинцы. И если не этнически, то по месту рождения, по воспитанию, по духу. Мне приходилось работать на многих шахтах, названия которых отражали происхождение углекопов — Тернопольская, Житомирская... В свое время в Донбасс на строительство и восстановление шахт приезжали многие выходцы западных областей и там оставались. Их дети, внуки, правнуки живут там и сегодня. Моего отца привезли туда в 1947 году на восстановление шахт из Черкасской области, моя мама приехала из Кировоградской области, они там работали, отстраивали шахты, там познакомились, поженились... Донбасс — это такое сообщество, такая территория, на которой живут все национальности, представленные сегодня в Украине. И они считают себя украинцами. На мой взгляд, дружнее людей нет. А скреплены они, особенно шахтеры, между собой и со всей Украиной, для которой работают, равно как и для своих семей, именно мужественным трудом. Они каждый день подвергаются опасности, но каждый день идут на это, чтобы страна имела свет и тепло.

— Вы хотите сказать, что никакой обособленности Донбасса от остальной Украины не существует?

— Безусловно. Ее не было, нет и не будет. Никто на Донбассе никогда не хотел и не хочет не то что отделяться, но и обособляться от Украины. Другое дело — расширение некоторых прав регионов и местных бюджетов. Но это все следует решать конституционным и законным путем, с учетом того, что Украина — единая страна, поэтому мы должны сообща решать все свои проблемы.

— А страна в целом, идет ли она сегодня к консолидации или же создает себе проблемы на этом пути? Какова ваша оценка? Возьмем, скажем, Майдан: была такая сплоченная сила, а посмотрим на нее теперь — во что она превратилась? Не идут ли в стране процессы дробления, причем во всех политических силах?

— Обратите внимание на программу Партии регионов. (Я вообще человек беспартийный, но сегодня я вместе с этой партией иду на выборы). В ее программе есть желание воссоздать единую Украину, создать для этого и политические и экономические условия. И при этом сделать так, чтобы люди, неважно, на русском или украинском языке они говорят, чувствовали себя украинцами, жили в единой, богатой, счастливой стране. Это меня привлекло. Я считаю, что Партия регионов, реализуя свою программу, способна обеспечить стране экономический подъем (это она уже доказала в 2003— 2004 годах) и на этой основе гарантировать украинцам их конституционные права и свободы.

— Но, казалось бы, и у власти, и у оппозиции в этом направлении одни задачи — они должны были бы идти параллельным курсом. Возможно ли это сделать? Или это станет реальностью только после выборов — достигнуть в стране консолидации?

— Власть должна конкретными действиями реализовывать ту политику, которую она провозглашает. А вы видите, что сегодня делается? Наоборот, идет разобщение. Скажите, оправданы ли все те заявления по отношению к России, которые мы на протяжении прошлого и этого года постоянно слышим? Зачем нагнетать ситуацию? Я считаю, что пользы для нашей страны от этого не будет. Слишком много проявляется при этом непрофессионализма во всех вопросах — и технических, и идеологических...

— У шахтеров, а вы также относите себя к их числу, есть, кажется, такой термин — «напряжение пласта». Иногда оно становится чересчур опасным. Какой момент, по вашему мнению, в прошлом году больше всего подходил под это определение?

Прошлый год вообще, на мой взгляд, был годом достаточно большого количества ошибок действующей власти. Ведь то, что было провозглашено на Майдане, вселило в людей большие ожидания, и все думали, что вот сейчас, в какое-то короткое время произойдут фантастические изменения в обществе, экономике, в отношениях между людьми. Но к власти пришли те, кто обещает одно, думает о другом, а делает третье. Меня очень сильно разочаровали события, которые последовали в сентябре. Эти скандалы вокруг коррупции, всех решений правительства Юлии Тимошенко, связанные с мясом, зерном, топливом, отставка этого правительства. На мой взгляд, это было большое напряжение для всей страны. И правильно его разрядил Президент. А потом создание нового правительства. Но опять же, а кто в новом правительстве? Остались в основном те же, кто работал и в предыдущем. Необходимого обновления не произошло.

— Как бывший дважды министр энергетики, вы должны знать многие тайны. Что же, по-вашему, привело к газовому кризису? Был ли он вызван только давлением России или же у него есть и отечественные причины? Можно ли говорить, что новая власть по каким-то причинам попыталась вписаться в старую схему и произошло взаимное отторжение?

— Анализ показывает, что именно действия руководителей топливно-энергетического комплекса привели нас к результату, который мы на сегодняшний день имеем. Потому что пришли люди, не совсем компетентные, не имеющие достаточного опыта международных отношений в вопросах ведения переговоров и т.д. И они попытались, на мой взгляд, внести что-то свое в действующую и отработанную систему, желая показаться большими и более правильными реформаторами-рыночниками по сравнению с теми, кто работал до них. Все строилось на сравнении с предыдущими руководителями, что, мол, мы — лучше. И вот этим своим «лучше», а на самом деле некомпетентно, непрофессионально, не имея опыта, они натворили тех дел, из-за которых и разразился этот скандал. Потому что всегда, во всех вопросах, особенно таких, как энергетическая безопасность, в международных отношениях должна быть преемственность. А посмотрите, какой был лозунг: всех, кто раньше работал с бывшей властью — долой! Придут новые, они сделают! И что сделали? Ну заменили 20 тысяч чиновников, а что толку? Изменилось к худшему.

— А есть ли у вас положительная программа, направленная на то, чтобы не допустить спада в экономике, который, как все предрекают, может возникнуть в результате повышения газовых цен? Похоже, вы не собираетесь помогать в этом деле правительству, надеясь, что будете исправлять положение уже после того, как придете к власти в результате выборов. А страну не жалко? А что, если она войдет в такой штопор, из которого ее потом уже никто не выведет?

— Во-первых, сегодня у Партии регионов есть четкая программа выхода из сегодняшнего состояния, программа антикризисных мер и дальнейшего развития экономики Украины. Эта программа дает возможность видеть динамическое развитие экономики и восстановление тех темпов и позиций, которые были упущены в прошлом году. Но надо сказать, что все это теперь будет очень тяжело реализовать. Потому что каждое действие сегодняшней власти приводит к ухудшению тех или иных показателей, и вы это прекрасно знаете. Возьмите любой экономический показатель, любой показатель в топливно-энергетическом комплексе. 2005 год закончился. Но заложенные в результате кризисных действий тенденции ухудшения, стагнации, скатывания вниз еще до конца не проявились. Некоторые ошибки, допущенные властью в прошлом году, еще дадут свой отрицательный результат где-то в середине этого года. Приведу пример. Сегодня в бюджетное финансирование угольной промышленности заложено, если посмотреть по абсолютным цифрам, вроде бы больше средств, чем в прошлом году. Но источник более половины заложенных средств — спецфонд госбюджета. А он наполняется за счет оплаты электроэнергии потребителем Украины. И мы знаем по опыту, что в течение января-февраля оплата, как правило, на достаточно низком уровне, и наполнения этого фонда не будет, а значит, не будет финансирования угольной отрасли. В то же время цикл изготовления оборудования для угольщиков рассчитан где-то на три месяца. Поэтому идет отставание в подготовке и пуске новых очистительных забоев. А нет очистительных забоев — нет угля. В прошлом году добыча угля снизилась по сравнению с 2004 годом, а в этом году — заложен новый спад. Чем это нам угрожает? Когда поднялась цена на газ — появилась необходимость экономить, значит, надо переходить на отечественный уголь. Уголь должен быть достаточно эффективным по ценовым параметрам, по качеству, рентабельности и т.д. А его — нет. Вы же видите, заложено так, что будет провал. Спрашивается: где же действия правительства? Вот сейчас, в этой ситуации ему необходимо решать, что же делать с углем? И акцент надо делать на отечественное производство, призвать и использовать шахтерскую гвардию, оставшуюся ныне не у дел. За прошлый год резко уменьшилось количество тех, кто непосредственно добывает уголь. За один год примерно на 6% снижена численность горнорабочих очистных забоев — а это основная подземная профессия. Осталось приблизительно 30 тысяч человек. Дело в том, что не выполнена программа подготовки новых очистительных забоев. Идет полный провал — нужно принимать экстренные меры.

— А были попытки сесть за круглый стол с властью и разъяснить ей эти проблемы, что тоже было бы какой-то помощью?

— Сколько ни пытался наш лидер Виктор Янукович найти контакт, из этого ничего не получалось. Власть продолжала искать врагов и отвечала политическими репрессиями. Но когда стало ясно, что реальной поддержки в парламенте у нее нет, удалось подписать хоть какой-то документ — меморандум, направленный на то, чтобы преодолеть разобщенность в стране. И вдруг на тебе — «мы обиделись, мы отзываем подписи». От чего подписи отзываем? Вы посмотрите все пункты. Да это надо было продолжать, углублять, расширять, ведь меморандум был хорошей основой для того, чтобы начинать строить единую процветающую страну. Тем более, что у сегодняшней власти есть уникальный опыт — она прошла школу оппозиции, она была оппозицией при прошлой власти и должна была извлечь из этого уроки того, как надо работать с оппозицией и как брать у нее все разумные предложения. Почему нельзя привлечь людей даже не из оппозиции, а просто тех профессионалов, кто эту власть поддерживает?

— Но ведь была же попытка привлечь Гайдука. А чем она, кстати, закончилась?

— Действительно, Гайдук не из оппозиции, вы же помните, кого он поддерживал и как вся эта группа высказывалась. Но меня больше интересует профессионализм. Гайдук — это профессионал высокого класса. Этот человек состоялся, достиг довольно больших высот и на государственной службе, и в бизнесе. Я уверен, он принес бы в топливно- энергетический комплекс много положительного, потому что он один из немногих, кто чувствует ТЭК. Но вы же видите, как поступила власть. Теперь не только он, но и любой другой уважающий себя человек хорошо подумает, прежде чем принимать подобные предложения...

— Гайдук имел время подумать над этим вопросом и уже сказал, что ни при каких условиях теперь не пойдет работать в это правительство.

— Кадровая политика — это рутинная работа, каждодневная, и тут нельзя кому-то перепоручать или на кого-то возлагать надежды. Каждому руководителю этим надо заниматься лично.

— Работая в «Энергоатоме», вы не только вывели эту организацию из прорыва, но и ввели в строй два новых энергоблока, что во многом смягчило нынешний энергокризис. Кроме того, как помнится, вам удалось существенно повысить коэффициент использования установленной мощности действующих блоков. Получается ли поддерживать такой уровень и сейчас?

— Атомные электростанции работают, а это значит, что «Энергоатом» ими нормально руководит. Но, честно говоря, зная заложенный потенциал, ждешь лучших результатов в производстве электроэнергии на атомных электростанциях. Но рост объемов производства в сравнении с прошлым годом достаточно невелик — всего лишь, если не ошибаюсь, 1,6%. Но ведь в 2004 году введено два миллионных блока, которые, пусть не на полную мощность, но весь 2005 год работали и должны были произвести как минимум около 12 миллиардов киловатт- часов (с учетом всех остановок, профилактических ремонтов, перезагрузки топлива и т.д.). И что мы имеем? В десять раз меньший прирост объемов производства электроэнергии. Получается, дорогостоящее оборудование атомных электростанций использовалось неэффективно. Второй вопрос — на чем это отразилось? Цена на электроэнергию (хотя блоки уже не строятся) повысилась на 18 %. Была 6,9 копейки за киловатт, стала — 8,1. И все это легло на плечи потребителя электроэнергии, то есть — на наши с вами плечи. А атомная энергия, с учетом ввода двух блоков, должна стать более рентабельной, эффективной, и цена должна быть соответствующей. Ведь, чем больше объем, тем меньше должна быть стоимость, а что мы видим? Мало того, считаю большой ошибкой руководства тот факт, что была отменена программа, связанная с экспортом электроэнергии в Россию. Ведь с пуском двух атомных энергоблоков Украина превратилась из страны энергодефицитной в энергоизбыточную. Был заключен контракт на поставку электроэнергии в Россию: каждый месяц — 300 миллионов киловатт-часов (за год получалось примерно три миллиарда). Контракт отменили, а блоки-то стояли. Получился простой, причем в прошлом году больший, чем в позапрошлом. Об этом, и убедительно, свидетельствует коэффициент использования установленной мощности. Он на 6 пунктов уменьшился. Я уже не говорю о социальной и жилищной программе, о финансовом состоянии и т.д. Мы четко знаем, что надо делать и как делать, чтобы наладить эффективную работу этой государственной компании.

— Сейчас намечается строительство новых атомных блоков? Речь идет о пяти площадках.

— Я слышал об этой программе, там 15—20 новых блоков... Но, я думаю, следует внимательнее подойти к расположению этих блоков на территории Украины. Во всяком случае, размещение их в регионах, где нет в достаточном количестве водных ресурсов, это большая ошибка. Я думаю, сегодня нужно развивать атомную энергетику в обязательном плане по таким направлениям: первое — это продление сроков эксплуатации действующих энергоблоков; второе направление — это достройка блоков на действующих площадках, т.е. использование действующих площадок там, где есть технологические, технические и природные возможности. Ориентироваться нужно в первую очередь на эффективную и безопасную работу атомных электростанций. Нужно подумать также о том, как очистить ее от всего ей несвойственного, оставив лишь главное — производство электроэнергии, как это делается во всем мире. А у нас «Энергоатом» — это и сельхозугодия, и чего только нет.

— Отставка правительства, в которую его послал парламент, по вашему мнению, добавила стране стабильности? А если нет, то зачем она была нужна? Что нужно сделать, чтобы государственный механизм, который сейчас дает сбой, вновь заработал? Есть ли у вас ощущение того, что хаос в стране — это очень опасно?

— Правительство Ю. Еханурова послали в отставку потому, что оно из всех возможных вариантов выбрало наиболее разрушительный для страны: подготовило бюджет, который продолжает разрушать государство и противоречит, по сути, даже тем принципам, которые провозглашаются властью. Последней каплей стало предательство национальных интересов при разрешении газового вопроса.

Правительство постаралось не только скрыть правду от народа о реальном положении дел в экономике и энергетическом секторе, но и публично отказалось от очевидной необходимости внести коррективы в государственный бюджет в связи с двухкратным ростом цен на газ, а также принялось обманывать наших сограждан и покрывать преступные действия руководства НАК «Нефтегаз Украины».

В таких условиях дальнейшее пребывание на занимаемых должностях членов Кабинета Министров Партия регионов считает, по меньшей мере, нецелесообразным, наносящим ущерб экономике и вредящим украинскому народу.

Поэтому отставка правительства — это не его увольнение, оно стало исполняющим обязанности и должно продолжать работать по реализации госбюджета и госпрограмм. С правительства никто не снимал ответственность за своевременную выплату пенсий и зарплат и ведение всей текущей деятельности. Верховная Рада только лишила Кабинет Министров возможности принимать стратегические и кадровые решения, тем самым взяв на себя политическую ответственность за стабилизацию ситуации и недопущение дальнейших осложнений. Вспомните 2000-й год. Как поступил тогда министр топлива и энергетики, когда был не согласен с политикой, которую проводила вице- премьер-министр Юлия Тимошенко. Написал заявление и сказал: «Я работать не буду». Ни за какие кресла, ни за какую власть не держался. Но это никого ничему не научило, никаких уроков никто в нашей стране из этого не извлек, хотя такой поступок в правительстве Украины был сделан впервые. У нас предпочитают еще и еще наступать на те же грабли, и в сентябре господин Президент это увидел сам. Ему самому пришлось отправлять Юлию Владимировну в отставку. Потому что он увидел истинную сущность этого человека.

— Тем не менее Партия регионов сегодня как бы в одной ситуативной связке с партией Юлии Тимошенко. Что вас объединяет в нынешней ситуации, а что разделяет?

— Объединяет то, что объединило всех нормальных людей в Верховной Раде, когда голосовали по правительству. 250 голосов дали не только БЮТ и Партия регионов, но и представители других фракций. О чем это говорит? О том, что сегодня правительству нужно извлекать уроки. Так не бывает, чтобы разные люди противоположных политических взглядов имели одинаковое видение. Значит, действительно допущены ошибки, за которые надо отвечать и которые надо исправлять.

— А что было в основе вашего конфликта с Юлией Владимировной, когда вы были министром? И воспринимали ли вы схемы, — а среди них, наверное, были и позитивные, — которые она осуществляла, работая в то время в правительстве?

— Все позитивное воспринималось, и сегодня, после некоторого времени, я могу четко сказать, что в отдельных моментах, направлениях у нас были расхождения, но они дали возможность проанализировать ситуацию и увидеть, что кое в чем и я заблуждался. Я это увидел. А в некоторых вопросах именно я был прав. Сегодня результат показывает, кто была прав, а кто — нет. Вы сравните сегодняшние результаты. Посмотрите показатели за последние годы, динамику, и вы увидите, кто был прав.

— Тимошенко недавно сказала, что главный ее противник на выборах — это Регионы. А чего больше боятся Регионы — Тимошенко или админресурса, который может быть против них использован?

— Я скажу так: бояться можно болезней, стихийных бедствий... Регионы ничего не боятся потому, что у них прекрасная программа, доходчивая и понятная для каждого человека. Что такое регион? Это то место, где живут сегодня люди. Вы представьте, человек рождается в регионе, в нем он получает первичное образование, в регионе он увидел свою маму, в регионе он начинает ходить, читать, начинает работать, в регионе он умирает и его хоронят. И поэтому ценности, за которые ратует Партия регионов, — это все для человека. Причем они должны быть доступны каждому украинцу, независимо от того, в какой части страны он живет. А что такое админресурс? Сегодня люди уже поняли, какое это зло, и не дадут возможности никакому админресурсу проявить себя в полной мере. Я думаю, мы не дадим ему воли, тем более, что власть и сам Президент также это обещают, хотя говорить — одно, а делать — другое, но мы все- таки надеемся на то, что эти выборы будут более честными.

— Вы всегда были оптимистом. Сегодня экономисты, в том числе и зарубежные, делают для Украины неутешительные прогнозы. Верите ли вы в то, что страна сможет преодолеть надвигающиеся на нее общественно-политический и экономический кризисы?

— Думаю, Партия регионов победит на выборах и затем привлечет профессионалов к реализации своей программы. Какие-то трудности при этом, конечно, возможны, но не кризис, а — много, много работы и положительный результат!

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ