Вместо лелеять и воспитывать истинных патриотов Матери-Украины, мы выращиваем сварливых партийцев и патриотов родных задворках, уменьшающие в своем узком воображении большую и богатую Украину к своей волости.
Иван Лютый-Лютенко, украинский военный и общественный деятель, предприниматель, меценат

Удастся ли выйти из ловушки «Минска»?

Эксперты «Дня» о реалистичности предложений вицепремьера Алексея Резникова по «поиску новых моделей» переговоров
14 июля, 2020 - 19:41
ФОТО АЛЕКСАНДРА КЛИМЕНКО

14 июля в Киеве и Львове простились с погибшим на фронте военнослужащим, известным волонтером Тарасом Матвиивым, который погиб 10 июля неподалеку от Троицкого на Луганщине. Во время вражеского обстрела он спас двух своих собратьев, помог им добраться в безопасное место, однако сам погиб от разрыва вражеской мины. Буквально накануне прощания пришла еще одна трагическая весть: 13 июля в результате обстрелов российскими оккупационными войсками позиций Объединенных сил в районе Славного и в районе Зайцево погибли еще двое украинских воинов. Возле Зайцево произошла ситуация, которая вообще нарушает любые нормы. Группа военнослужащих в белых касках и с соответствующими опознавательными знаками после подтверждения режима «тишина» выдвинулась за телом погибшего украинского солдата, который подорвался ранее на неизвестном взрывном устройстве. Несмотря на это, враг коварно открыл огонь на поражение, в результате чего погиб наш военный медик, один военнослужащий ранен, еще один получил боевую травму.

К сожалению, эта печальная статистика продолжается уже более шести лет, и пока ей нет конца. Несмотря на отсутствие активных боевых действий, которые продолжались в 2014-2015 гг., позиционное, окопное противостояние все равно постоянное уносит жизни украинских военных. Вот почему без решения 1-го пункта Минских договоренностей двигаться дальше по списку нет смысла. Тем более, Кремль со своими подконтрольными марионетками, обстреливая украинские позиции, держит наших защитников в постоянном напряжении, а во время дипломатических переговоров и заявлений требует выполнения соглашений со стороны Украины, которая якобы не соблюдает взятых на себя обязательств.

Совершенно иезуитская и присущая Москве политика, которую она проводит по отношению к Украине, да и другим своим соседям, кто осмелился двигаться в независимом от России фарватере. Что делать с дерзким агрессором? Ведь Минские соглашения 2014-2015 гг. давно устарели, не говоря о том, что с самого начала они были невыгодными для Украины (статья «Дипломатический «котел», «День», №34 за 27 февраля 2015 г.), кроме того, что дали возможность остановить активное наступление российских войск на Донбассе. Более того, согласно международному праву, они являются ничтожными, потому что подписывались под давлением Москвы. Россияне дважды использовали атаку своих войск во время переговоров с Украиной: сначала в Иловайске (был подписан «Минск-1»), потом в Дебальцево («Минск-2»).

Статья 52 Венской конвенции о праве международных договоров 1986 года гласит: «Договор является ничтожным, если его заключение явилось результатом угрозы силой или ее применения в нарушение принципов международного права, воплощенных в Уставе Организации Объединенных Наций». То есть у Украины есть все основания для пересмотра или вообще отказа от Минских договоренностей. Но, к сожалению, ситуация не зависит только от нас. Что по этому поводу думают в украинской власти, которой Минские соглашения, по сути, достались в наследство?

«В силу ряда причин условия Минских соглашений больше не отражают реалий на востоке Украины. Это наиболее очевидно в связи с линией соприкосновения, которая была тщательно зафиксирована в официальных Минских соглашениях. Линия фронта, определенная в начале 2015 года, с тех пор устаревшая в результате дальнейшей российской оккупации еще 1 800 квадратных миль украинской земли. Понятно, что подобные аномалии лишают весь Минский процесс его логики», — пишет в своем блоге для Atlantic Council вице-премьер-министр Украины, первый заместитель председателя украинской делегации в Трехсторонней контактной группе в Минске Алексей Резников.

Он отмечает, что в течение года Украина сделала существенные усилия для восстановления практической составляющей Минского процесса, включая все — от отвода войск к переформатированию своей делегации в ТКГ. Но, несмотря на эти меры, отмечает Резников, ожидаемого прорыва не произошло: «Наши российские коллеги продолжают нарушать соглашение о прекращении огня, что является наиболее фундаментальным моментом всего Минского процесса».

Однако, отмечает вице-премьер, Украина все равно выступает за продолжение усилий в рамках Минского процесса. «Чтобы достичь какого-то прогресса, мы понимаем, что контакт необходим. Однако необходимость в пересмотренной структуре также очевидна», — добавляет Резников. Также он считает, что Украине стоит подумать о создании новых коалиций и привлечении новых союзников.

«Поиск новых моделей на разных международных платформах должен сопровождаться расширением двустороннего сотрудничества между Украиной и всеми странами, которые вкладывают средства в восстановление мира в Европе и его сохранение для всего мира. ...Как нация, которая находится на передовой в нынешней конфронтации, Украина является наиболее очевидным направлением для стратегий сдерживания. В практическом плане это означает пересмотр Минского процесса и адаптацию рамок нынешнего диалога с учетом геополитических реалий», — отмечает Резников.

Важно, что после последней встречи в Берлине на уровне политических советников лидеров государств — участников нормандского формата была сформирована консолидированная позиция Украины, Франции и Германии» (по сообщению Офиса Президента Украины), а «Россия взяла паузу для подготовки ответа». Тем временем в Москве уже отреагировали на заявления пана Резникова. По словам пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, Россия готова к возможному выходу Украины из Минских соглашений, и, мол, это «не понравится ни Берлину, ни Парижу, ни Москве» (tass.ru). Хотя украинский вице-премьер-министр как раз не заявил о выходе из соглашений, а об их модернизации.

Итак, насколько реально все-таки пересмотреть соглашения, учитывая, например, идею возвращения к Будапештским гарантиям или к условному «будапештскому формату» (о Крыме забывать не надо ни в коем случае), к которому были бы привлечены американцы и британцы, что ранее Резников также писал? А также учитывая такие факторы, как президентские выборы в США (возможны изменения политических раскладов) и цементирование путинского режима в России после внесения изменений в Конституцию?

«ЕСЛИ РОССИЯ НЕОДНОКРАТНО НАРУШАЛА БУДАПЕШТСКИЕ ГАРАНТИИ, ТО КАКИМ ОБРАЗОМ МЫ СОБИРАЕМСЯ К НИМ ВЕРНУТЬСЯ?»

Константин ГРИЩЕНКО, экс-министр иностранных дел:

— То, что Минские соглашения не работают, кажется, очевидно всем. Вопрос в другом: каким образом найти путь изменить основные параметры достигнутых во времена Порошенко договоренностей, чтобы этот процесс заработал. К сожалению, ясного очевидного ответа на этот вопрос не прозвучало, ни в заявлении вице-премьера, ни в предложениях, которые периодически звучат с разных сторон. Без согласия России или на изменение формата, или основных закрепленных в Минских договоренностях параметров, реальное движение будет невозможным. Пока видим, что Москва не демонстрирует такой готовности. Поэтому: либо необходимо все-таки максимально идти в русле Минских соглашений, и в рамках имплементации пытаться сделать их более приближенными к тому, что может быть выполнено, или нужно ждать изменения общей ситуации под влиянием различных социально-экономических осложнений, в том числе и пандемии. На данный момент, по крайней мере мне, не очевидно, как могут произойти подобные изменения.

Приятно думать, что мы можем легко жить в счастливом будущем за счет достижения «красивых решений». Однако если Россия, по сути, неоднократно нарушила Будапештские гарантии, то каким образом мы собираемся к ним вернуться? Это нереалистичная идея. Для того чтобы вернуться к этим гарантиям, нужно, чтобы один из основных подписантов, РФ, была на это согласна. Хороших идей немало, но они должны основываться не на фантазиях, а на довольно сложных обстоятельствах, в которых мы остаемся. Запад может быть готов поддержать инициативы, которые позволят снять эту проблему с их повестки дня, но они, опять же, будут исходить из того, насколько предложения такого рода реалистичны, то есть будут поддерживаться Россией.

«ЕСЛИ РОССИЯ БУДЕТ ПРОДОЛЖАТЬ ТЕРЯТЬ СВОИ ПОЗИЦИИ, ТО ВПОЛНЕ ВЕРОЯТНО, ЧТО ЕЙ ПРИДЕТСЯ СОГЛАШАТЬСЯ НА ПЕРЕСМОТР СОГЛАШЕНИЯ»

Олег СААКЯН, политолог:

— Пан Резников прав, потому что Минские договоренности не отражают сегодняшних реалий ни по сути, ни по форме. Формально даты, которые там расставлены, уже не соответствуют действительности, то же самое касается прописанной границы, которая сместилась, ведь РФ в первые недели после подписания Минска его нарушила, не забывайте Дебальцево. Что касается сути договоренностей: за эти годы Россия постоянно уничтожала пространство для реализации и существования договоренностей, меняя ситуацию, проводя форсированную интеграцию оккупированных территорий в свое пространство: была введена рублевая зона на оккупированных территориях, изменены образовательные программы, захвачены украинские предприятия и целый ряд подобных решений . Соответственно, подобные вещи в Минские соглашения не входит, поскольку при написании документа этих факторов еще не было, поэтому это требует изменения. Очевидно, что через столько лет горячей фазы войны актуальность компонента безопасности намного выше, чем актуальность политического, ведь конфликт углубился, что необходимо учитывать.

Видим, что уже и канцлер Ангела Меркель, и министр иностранных дел Германии Гайко Маас заявляли о такой вероятности, то есть западные партнеры также склоняются к тому, что назрел вопрос определенного пересмотра «Минска». Для РФ «Минск» не является победой и его реализация не удовлетворяет все их прихоти, однако они понимают, что ситуация для них за это время значительно ухудшилась, поэтому достичь даже таких договоренностей они уже не смогут. За эти годы Украина стала сильнее, РФ слабее, международные позиции России изменились, санкционное давление увеличилось. Поэтому если раньше подписание соглашений происходило на фоне потенциальных военных поражений Украины, то сегодня это будет происходить на фоне судебных заседаний по сбитому самолету МН-17 и реформированной армии Украины, поэтому со стороны России абсолютно понятна неодобрительность пересмотра Минских соглашений.

Удастся ли пересмотреть Минские договоренности — открытый вопрос. Поскольку три стороны имеют между собой согласованную позицию, а РФ отказывается. Поэтому здесь все будет зависеть не столько от переговоров в Минске, сколько от договоренностей лидеров «норманнской четверки» и реального течения событий. Если Россия будет продолжать терять свои позиции, то вполне вероятно, что ей придется соглашаться на пересмотр, чтобы зафиксировать определенный уровень договоренностей, но если процесс не будет значительно меняться, Россия будет стоять на своем и мы не увидим пересмотра Минска.

Скорее всего, фундаментом возможных будущих новых соглашений станут нынешние Минские договоренности. И процесс будет выглядеть как внесение изменений и уточнений к существующему пакету договоренностей. Обновление вопроса с нуля, РФ, вероятно, не допустит, а западные партнеры в этом вопрос не будут оказывать давление.

Думаю, что в ближайшее время США не будут иметь прямого влияния на «Минск», поскольку они глубоко сосредоточены на своих избирательных процессах, после этого будет еще период передачи власти, плюс, до сих пор у США есть целый ряд острых проблем, которые будут формировать первичную повестку дня. Вероятно, что США в случае победы Байдена будут более активно проявлять позицию на международной арене и Украина здесь сможет найти поддержку, а в случае победы Трампа, скорее всего, ждать активных действий от Штатов не приходится: украинско-американские отношения будут отдельно, российско-американские — отдельно.

«САНКЦИИ ДОЛЖНЫ ТОЛЬКО УСИЛИВАТЬСЯ ЗА КАЖДОЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ НАРУШЕНИЕ РОССИЕЙ МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА»

Александр МОЦИК, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Соединенных Штатах Америки в 2010-2015 годах,  представитель Украины в подгруппе по политическим вопросам ТКГ в Минске в 2016-2019 годах:

— Идея о возможном изменении Минских договоренностей имеет право на жизнь, однако если начать вести переговоры на эту тему, то Россия будет использовать такое предложение, как основание, чтобы говорить об уклонении Украины от выполнения Минских договоренностей и подрывЕ Минского процесса с нашей стороны. Россия, конечно, может согласиться на внесение изменений в процесс, но только в том случае, если они будут в ее интересах, а значит, пойдут во вред нашим интересам. Предложение же нашей нынешней переговорной команды, насколько я понимаю, заключается в том, чтобы внести те изменения, которые бы логично определили последовательность выполнения Минских договоренностей. Сначала должны идти вопросы безопасности: прекращение огня, чего Россия поныне не делает, отведение тяжелого оружия от линии разграничения, выведение всех иностранных (читайте — российских) войск из территории Украины, в частности с разоружением незаконных вооруженных формирований. Я говорю о, так называемых, двух армейских корпусах на оккупированной территории Донбасса, которые де-факто являются регулярными формированиями Вооруженных Сил РФ, которые в настоящее время подчиняются 8-й российской армии, что базируется в районе Ростова. Очень важно, чтобы россияне ушли из Донбасса, ведь в связи с оккупацией части Донбасса, международное право нарушается ежесекундно: каждое пересечение Россией украино-российской границы — нарушение суверенитета Украины, в частности и гумконвои, которые являются средством перевоза военной техники и оружия в Украину. Только после урегулирования компонента безопасности можно будет говорить о политической части, но, к сожалению, Россия на такие шаги не пойдет.

В настоящее время активно возникает вопрос встречи в Будапештском формате. Напомню, что Россия грубо нарушила условия Будапештского меморандума, отказавшись от своих обязательств уважать суверенитет и территориальную целостность Украины, а также заблокировала созыв участников Будапештского формата. Начиная с 2014 года и по сегодняшний день, сзывать заседание участников формата не получается именно из-за позиции России. Конечно, нужно продолжать активно работать с Соединенными Штатами и Великобританией в этом направлении. Я не уверен, что получится, однако это станет еще одним доказательством того, что Россия не только незаконно аннексировала Крым и оккупировала часть Донбасса, но и абсолютно не желает вести серьезные разговоры относительно урегулирования ситуации и возобновления территориальной целостности Украины как в контексте Крыма, так и Донбасса. Это основание для того, чтобы даже не говорить о смягчении санкций. Санкции должны только усиливаться за каждое дополнительное нарушение Россией международного права, а также затягивания выполнения договоренностей. Россия должна наказываться дополнительными санкциями, ведь на сегодня — это единственный эффективный инструмент сдерживания ее агрессии. Экономика России в настоящее время находится в очень тяжелом положении по нескольким причинам: во-первых, бесперспективной модели развития государства, особенно после обнуления сроков Путина и внесения изменений в Конституцию, когда все базируется на диктатуре, авторитаризме и олигархическо-монополистической системе, а также то, что упали цены на энергоносители, а бюджет России более чем на половину состоит из доходов от продажи нефти и газа, и, конечно, санкции. Невзирая на то, что Россия постоянно говорит, что игнорирует санкции — это неправда. Посмотрите, как тщательным образом и комплексно Россия работает во всех направлениях, чтобы их снять. Конечно, пандемия также дополнительно негативно повлияла на российскую экономику, которая находится в постоянной стагнации. Поэтому последующее поддержание режима санкций ощутимо будет влиять на поведение РФ.

Важно понимать, что нам нужно постоянно работать вместе с нашими западными партнерами: Германией и Францией, как странами-участниками Нормандского формата, Европейским союзом в целом, а также Соединенными Штатами Америки. Это нужно с целью удержания общей одинаковой позиции: должна быть возобновлена территориальная целостность Украины, Крым и Донбасс должны быть деоккупированы и возвращены к территории Украины, Россия должна понести наказание по нормам международного права, в форме санкций и политической изоляции. Никакой речи не может идти о возобновлении России в любой форме на встречах стран Большой Семерки, пока наши территории не будут возвращены. Сегодня это очень важно, поскольку действия России сильно подрывают Устав ООН, а также Хельсинский заключительный акт, относительно принципов неприменения силы, уважения к суверенитету, а также невмешательству во внутренние дела государства. Нужно работать над тем, чтобы и в дальнейшем оставался сильным тандем США-ЕС в контексте помощи Украине, потому что роль лидера в нем с самого начала и поныне выполняют Соединенные Штаты, потому должны сотрудничать с ними дальше, чтобы они продолжали лидерство. В США большую роль играет именно президент и его администрация, но также и Конгресс. Очень хорошо, что в Конгрессе мы имеем поддержку обеих партий. Я хорошо знаю настроения американского законодательного органа: подавляющее большинство республиканцев и демократов имеют почти полный консенсус относительно необходимости поддержки Украины и сдерживания российской агрессии. Наше государство должно поддерживать и поощрять позицию, когда бы в дальнейшем держалась крепкая евроатлантическая солидарность в процессе поддержки Украины, лидерские ссуды Штатов, и, что важно, единство внутри ЕС.

Нашим неотложным приоритетом должно стать сотрудничество с Вашингтоном в военной сфере. И следует очень серьезно отнестись к угрозе югу Украины в связи с запланированными на сентябрь военными маневрами Москвы в кавказско-черноморском регионе.

Иван КАПСАМУН, Алиса ПОЛИЩУК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ