Мне была суждена такая судьба, что ваши мертвые выбрали меня. Нельзя заниматься историей холокоста и не стать хотя бы наполовину евреем, как нельзя заниматься историей голодомора и не стать хотя бы наполовину украинцем.
Джеймс Мейс, американский историк, политолог, публицист, исследователь Голодомора в Украине, автор газеты "День"

Война Владимира Путина

Главная цель статьи президента РФ о Второй мировой — легитимизировать не столько российскую официальную картину, сколько сегодняшнюю имперскую политику
22 июня, 2020 - 20:25
ФОТО REUTERS

Долгожданная статья Владимира Путина, посвященная Второй мировой войне, наконец, появилась. Первоначально она была опубликована на английском в американском журнале The National Interest, и только на следующий день, 19 июня, была выложена на русском на сайте президента России и напечатана в «Российской газете». Впрочем, The National Interest, целиком субсидируемый из России, фактически также является российским пропагандистским органом, где периодически появляются разные забавные статьи о российском «чудо-оружии», которое лучше любого другого и которого все в мире боятся. Ничего, кроме улыбки, подобные публикации у экспертов не вызывают. Зато главный редактор The National Interest, политолог Дмитрий Саймс, в советское время эмигрировавший в США и давно уже считающийся одним из агентов влияния Кремля на Западе. Но статья Путина, конечно же, посерьезнее подобных сказочных «страшилок». Президент РФ, публикуя свою статью в первую очередь на английском языке, адресовал ее прежде всего западным лидерам. Правда, на этот раз солидные западные издания уровня The Financial Times и The Wall Street Journal, как можно предположить, отказались от чести первыми опубликовать историческую статью российского президента. Поэтому пришлось воспользоваться услугами журнала с, мягко говоря, неоднозначной репутацией. Впрочем, такая сейчас в мире репутация и у самого Путина. А те времена, когда знаменитая статья Френсиса Фукуямы «Конец истории?» появилась именно на страницах The National Interest, давно забыты. Сейчас Саймса в США считают «видным адвокатом российской политики, оправдывающим автократа Владимира Путина».

В своей статье Путин утверждает, что «в разгром нацизма — что бы сейчас ни пытались доказать — основной, решающий вклад внес Советский Союз, Красная Армия». Это уже вызвало реакцию МИД Великобритании, который заявил: «Наша общая история не должна использоваться в качестве политического инструмента или переписываться государствами в их собственных интересах... Мужество и огромные жертвы народов Великобритании, Соединенных Штатов, СССР и всех стран-союзников привели к поражению нацистского режима». Также в ответ на утверждение Путина, что «до сих пор не рассекречены материалы о тайных англо-германских переговорах. Поэтому призываем все государства активизировать процесс открытия своих архивов, публикацию ранее неизвестных документов предвоенного и военного периодов — так, как это делает Россия в последние годы», британский представитель ответил, что МИД Великобритании регулярно публикует документы из Национального архива в соответствии с существующим законодательством. Данный пассаж Путина — это типичная попытка переложить вину с больной головы на здоровую. Как раз после прихода Владимира Владимировича к власти российские архивы стали закрывать даже прежде опубликованные документы, так или иначе компрометирующие действия Советского Союза во Второй мировой войне. Поток публикаций документов, связанных с решениями Сталина по вопросам внешней политики, по его взаимоотношениям с органами безопасности, по высшему советскому военно-политическому планированию накануне и в годы войны, практически прекратился, а то, что все-таки публикуется, тщательно цензурируется на предмет того, чтобы Сталин и Советский Союз были показаны в лучшем свете.

Ну, а что касается решающего вклада СССР в победу, замечу, что мне уже неоднократно приходилось писать, что без ленд-лиза, без отвлечения основных сил люфтваффе на Запад и без открытия Второго фронта Советский Союз не смог бы победить. Путин цитирует слова президента Рузвельта, который 28 апреля 1942 года в своем обращении к американской нации заявил: «Русские войска уничтожили и продолжают уничтожать больше живой силы, самолетов, танков и пушек нашего общего неприятеля, чем все остальные объединенные нации вместе взятые». Но тут стоит также процитировать тост Сталина, который он произнес 30 ноября 1943 года, выступая в Тегеране на торжественном обеде в честь дня рождения Черчилля: «Я хочу сказать вам, что, с русской точки зрения, сделали Президент и Соединенные Штаты для победы в войне. Самые важные вещи в этой войне — машины. Соединенные Штаты доказали, что могут производить от 8000 до 10000 самолетов в месяц. Россия может производить, самое большее, 3000 самолетов в месяц. Англия производит 3000-3500 в месяц, в основном тяжелые бомбардировщики. Таким образом, Соединенные Штаты — это страна машин. Без этих машин, полученных по ленд-лизу, мы бы проиграли эту войну». Выходит, Сталин, по крайней мере, в годы войны, гораздо более реалистично оценивал вклад западных союзников в победу, чем это делает Путин через 75 лет после окончания войны.

РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

В целом же статья Путина была воспринята на Западе как попытка навязать всему миру официальную российскую точку зрения на историю Второй мировой войны, снимающую со Сталина и СССР всякую ответственность за развязывание войны. Путин всячески пытается опровергнуть известную резолюцию Европарламента от 19 сентября 2019 года «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы», где сталинский СССР наряду с гитлеровской Германией были объявлены главными виновниками развязывания Второй мировой войны. Касаясь визита Вячеслава Молотова в Берлин в ноябре 1940 года, после которого СССР известил Германию, что готов на определенных условиях присоединиться к Тройственному пакту, Путин пытается доказать, что у Сталина и в мыслях не было вступать в союз с Гитлером: «Не случайно уже 17 ноября Молотов инструктировал находившегося в Лондоне советского полпреда И. Майского следующим образом: «Для Вашей ориентировки... Никакого договора в Берлине не было подписано и не предполагалось этого делать. Дело в Берлине ограничилось... обменом мнениями... Немцы и японцы, как видно, очень хотели бы толкнуть нас в сторону Персидского залива и Индии. Мы отклонили обсуждение этого вопроса, так как считаем такие советы со стороны Германии неуместными». А 25 ноября советское руководство и вовсе поставило здесь точку: официально выдвинуло Берлину неприемлемые для нацистов условия, включая вывод германских войск из Финляндии, договор о взаимопомощи между СССР и Болгарией и ряд других, тем самым сознательно исключив для себя любые возможности присоединения к Пакту. Такая позиция окончательно укрепила фюрера в его намерении развязать войну против СССР».

Здесь все верно, за исключением одного: Сталин считал вполне возможными уступки Гитлера по Финляндии и Болгарии и реально готовился оккупировать эти страны. Речь шла именно об оккупации и присоединении Финляндии к СССР и об установлении господства Москвы в Болгарии. Как раз накануне поездки Молотова в Берлин был разработан план войны против Финляндии, предусматривавший ее полную оккупацию Красной Армией. Сталин всерьез рассчитывал, что Гитлер отдаст ему Финляндию, как это и было предусмотрено секретным протоколом к пакту Молотов — Риббентроп. Но Гитлер Финляндию Сталину теперь уже не отдал. А тот еще и на Болгарию рассчитывал, причем как раз накануне визита Молотова в Берлин, 24 ноября 1940 года, генеральный секретарь НКИД Аркадий Соболев, прибывший в Софию, предложил Болгарии заключить союзный договор. А после того, как болгарское правительство ответило отказом, болгарские коммунисты по приказу из Москвы организовали массовые акции в поддержку заключения договора с СССР. Но Гитлер Молотову насчет Болгарии тоже отказал и сам в январе 1941 года заключил союзный договор с Болгарией. И от Ирана Сталин в принципе не отказывался, но заодно хотел Константинополь и Проливы. Но Гитлер решил, что все это — слишком жирно будет, и привел в действие план «Барбаросса».

Российский президент утверждает, что СССР не собирался нападать на Германию: «...Могу ответственно заявить, что не существует архивных документов, которые подтверждали бы версию о намерении СССР начать превентивную войну против Германии. Да, советское военное руководство придерживалось доктрины, что в случае агрессии Красная Армия быстро даст отпор врагу, перейдет в наступление и будет вести войну на территории противника. Однако такие стратегические планы вовсе не означали намерения первыми напасть на Германию». А как же быть с планом стратегического развертывания Красной Армии от 11 марта 1941 года, на котором в разделе, посвященном Юго-Западному направлению сохранилась резолюция заместителя начальника Генштаба Николая Ватутина: «Наступление начать 12.06», т. е. 12 июня. Разумеется, этот срок установил не Ватутин, а Сталин, просто прибавивший к 11 марта три месяца. Но к 12 июня подготовиться не успели и перенесли нападение на июль. А заодно Политбюро 4 июня 1941 года постановило к 1 июля сформировать польскую дивизию РККА «из поляков и лиц, знающих польский язык». Создание такой дивизии имело смысл, если только Красная Армия в ближайшее время собиралась вторгнуться в Польшу.

Путин пытается представить главным виновником Второй мировой войны даже не Германию, а Польшу, а действием поляков, сделавшим неизбежным начало войны, — аннексию Тешинской Силезии. Неудивительно, что когда подобное пишет президент России, российско-польские отношения, как признает его пресс-секретарь, находятся «на низшем уровне». Но ведь если поляки не стали бы отторгать данную территорию у Чехословакии, это никак бы не повлияло на дальнейший ход событий. Гитлер все равно бы оккупировал Чехословакию в марте 1939 года, а затем, выдвинув территориальные претензии к Польше, напал бы на нее не позднее сентября 1939 года, предварительно заключив договор о ненападении с СССР. Вопреки утверждению Путина, этот договор был жизненно необходим Гитлеру. Сохранилось свидетельство бывшего заведующего канцелярией германского посольства в Москве Иоганна Ламля, арестованного в 1945 году в Германии органами контрразведки «Смерш», в собственноручных показаниях, данных на Лубянке 24 июля 1946 года: «Перед отправкой в Москву Кребс (помощник военного атташе в Москве. — Б.С.) был у Гитлера для получения заданий для работы в Москве. Гитлер приказал ему при установке границы строго соблюдать все для Германии выгодные стратегические соображения, как выгодные пункты для военной операции и, впрочем, пойти всем желаниям и требованиям советской стороны навстречу, ибо — как прибавил Гитлер — если советское правительство не пошло бы мне навстречу и мне не удалось бы заключить дружеский договор с Советским Союзом, я был бы принужден весь польский вопрос положить в длинный ящик. Об этой встрече и об этом разговоре с Гитлером Кребс рассказал в доме посла Шуленбурга в 1940 г. после завтрака в малом обществе в присутствии: Шуленбурга, фон Типпельскирх (советник посольства — Б.С.), Кэстринга (военный атташе — Б.С.), фон Вальтера, секретаря Грепнерат и в моем присутствии. Из слов Гитлера ясно, что: 1. заключенный в Москве советско-германский дружеский договор был для Гитлера предпосылкой для объявления войны Польше; 2. Гитлер уже после польских военных действий принимал меры, чтобы обеспечить военные операции против СССР».

Путин настаивает, что «инкорпорация» стран Балтии в состав СССР полностью соответствовала нормам международного права. Но чем это отличалось и по сути, и по форме от действий Гитлера, мирно оккупировавшего Австрию, Чехословакию и Данию (эти действия справедливо счел преступными Международный военный трибунал в Нюрнберге)?

Путин пишет о своей вере в то, что «в характере у народов России — исполнять свой долг, не жалеть себя, если того требуют обстоятельства. Самоотверженность, патриотизм, любовь к родному дому, к своей семье, к Отечеству — эти ценности и сегодня являются для российского общества фундаментальными, стержневыми. На них, по большому счету, во многом держится суверенитет нашей страны». Что ж, эта готовность безропотно класть свои жизни за интересы тоталитарных и авторитарных правителей Путина вполне устраивает, ибо позволяет предпринимать новые внешнеполитические авантюры, не заботясь о сбережении жизней своих солдат. Вот и в Великую Отечественную советские полководцы заваливали трупами неприятеля и бросали пехоту на неразминированные минные поля, что так поражало западных генералов. О том, как это происходило, вспоминал младший лейтенант Георгий Порфирьевич Павликов, прибывший на 2-й Белорусский фронт командиром взвода в июне 1944 года, перед самым началом операции «Багратион»: «Я попал в 110 сд 1289 сп. Дивизия была в наступлении и пополнялась на ходу захватываемыми хозяйственниками немецкой армии — здоровыми мужиками... Мне дали взвод таких мужиков, вывели на берег речки под городом Замбров, уже в Польше, и приказали после артподготовки вести солдат вперед и следить за ними, чтобы не прятались и не разбежались. Я поднял солдат. Мы перебежали речку. Дальше кусты. Кругом стреляют. Снаряды рвутся со всех сторон. Бегу и вижу, как то здесь, то там солдаты подпрыгивают и падают. Не могу понять, в чем дело. Но вдруг сам подлетел и оказался на земле. Страшная боль в ногах. Вижу — одна ступня в стороне». Путин считает верной официальную цифру Минобороны России в 27 млн. погибших советских граждан в годы Великой Отечественной войны. Между тем, движение «Бессмертный полк», о деятельности которого Путин отзывается весьма похвально в своей статье, оценивает все потери СССР в Великой Отечественной войне в 41 979 тыс. погибших. По нашей же оценке, Советский Союз потерял в 1941-1945 годах больше всех других участников Второй мировой, вместе взятых, — от 40,1 до 40,9 млн. погибших, причем две трети этих потерь (26,9 млн. человек) пришлись на потери вооруженных сил.

Путин назвал четырех, на его взгляд, главных предателей Второй мировой войны: Петен, Квислинг, Власов и Бандера. Ну, Бандера попал сюда только из-за безмерной любви Владимира Путина к Украине. Назвать лидера ОУН предателем Польши, гражданином которой он был, довольно сложно, поскольку всю свою сознательную жизнь он боролся против Польского государства. Гражданином же СССР Степан Бандера никогда не был, и предать это государство никак не мог. Путин приписывает Бандере расстрел евреев в Бабьем Яру и Волынскую резню поляков. Но в то время, когда совершались эти преступления, Степан Андреевич находился в германских концлагерях и не имел к ним никакого отношения.

Путин также вспомнил современное продолжение сталинской имперской политики: «Наши военнослужащие, в ходе борьбы с международным терроризмом на Северном Кавказе, в Сирии стоявшие насмерть (в англоязычном варианте сказано иначе: I see our servicemen that fight international terrorism in the Northern Caucasus and fought to the bitter end in Syria — «Я вижу наших военнослужащих, которые сражаются с международным терроризмом на Северном Кавказе и сражались до победного конца в Сирии» — Б. С.), — совсем юные ребята!... Но все они показали, что достойны подвига воинов нашей Родины, которые защитили ее в Великую Отечественную войну». Характерно, что в англоязычной версии говорится о «победном конце» в Сирии. Российских читателей Путин решил не раздражать очередным напоминанием о победе в Сирии, о которой он уже объявлял несколько раз, что никак не приблизило ее в реальности. Тут можно вспомнить о бойне у Хашама (Хишима) в ночь с 7 на 8 февраля 2018 года, когда в единственном боестолкновении с американцами в Сирии погибло более 400 бойцов ЧВК «Вагнер» и российских спецназовцев, которых, по-моему, в данном случае просто кощунственно сравнивать с красноармейцами Великой Отечественной. Ведь «вагнеровцы» не Россию защищали, а диктатора с очень определенной репутацией, и могли бы сказать о себе, перефразируя известные строки Михаила Светлова:

Я хату покинул,

Пошел воевать,

Чтоб землю в Алеппо

Асаду отдать.

Тогда Путина так потряс разгром вагнеровцев, что он от огорчения заболел и более чем на десять дней пропал из публичного пространства.

Главная цель путинской статьи — легитимизировать не столько российскую официальную картину войны, сколько сегодняшнюю российскую имперскую политику. Но, судя по британской реакции, на Западе не горят желанием выдать России индульгенцию за прошлые и будущие грехи.

«ВСЯ ПУТИНСКАЯ СЛОВЕСНАЯ АМАЛЬГАМА ПРИЗВАНА ОПРАВДАТЬ СОВРЕМЕННУЮ АГРЕССИВНУЮ И ЛЖИВУЮ ПОЛИТИКУ»

Юрий ШАПОВАЛ, доктор исторических наук, профессор:

— Что касается пакта Молотова — Риббентропа (точнее Гитлера — Сталина), Владимир Путин повторяет старые клише коммунистической пропаганды. Я рассмеялся, когда прочел в статье такие слова: «...Напомню также, что Советский Союз дал правовую и моральную оценку так называемому Пакту Молотова — Риббентропа. В постановлении Верховного Совета от 24 декабря 1989 года официально осуждены секретные протоколы как «акт личной власти», никак НЕ отражавший «волю советского народа, который не несёт ответственности за этот сговор».

А при чем здесь «советский народ», который тотально держали в информационной темноте? Никита Хрущев вспоминал, что даже члены Политбюро ЦК ВКП(б) не знали, что готовится пакт СССР и Германии. Здесь несет ответственность политический руководитель, то есть путинский кумир Сталин. Так же, как Путин непременно будет нести ответственность за свои действия, которые привели, в частности, к ревизии принципа нерушимости границ в послевоенной Европе.

Сталин и его соратники, заключая с Гитлером тайные сделки в виде секретных протоколов, нарушали заветы руководителя, который для коммунистов является авторитетом № 1, то есть Владимира Ленина. Как известно, в ленинском Декрете о мире было задекларировано, что большевистское правительство отвергает любую форму тайной дипломатии. Итак, решая судьбу третьих стран, сталинское руководство действовало, по сути, теми же методами, что и государства, которые в СССР было принято называть «империалистическими».

Согласен с тезисом статьи Путина о том, что не следует идеализировать предвоенных западных политиков. Но не следует и Сталину приписывать добродетели. Он для укрепления дружбы с Гитлером выдал ему даже «своих», то есть немецких коммунистов, которые находились в СССР. Разумеется, после выдачи Гитлеру они попали под гильотину, Гестапо. Об этом и подобном Путин почему-то не пишет.

Тезис о том, что страны Балтии инкорпорировали «на договорной основе, при согласии избранных властей», вызывает только иронию. Ведь на примере Западной Украины хорошо известно, как оперативные группы НКВД вылавливали «ненадежных» и формировали «народное волеизъявление».

Упоминание о весьма проблемной Ялтинской конференции нужно Путину, поскольку он мечтает вернуть Россию в клуб великих держав.

Здесь напомню слова одного из участников Ялты-1945 Уинстона Черчилля: «Цена величия — ответственность». Однако именно ответственности политике Владимира Путина и не хватает. Он за это в той или иной форме обязательно поплатится и будет соответственно оценен.

А я пока поставлю ему прежнюю «двойку» за то, что он поставил в одну «коллаборантскую обойму» премьер-министра Французского государства в 1940—1944 годах Филиппа Петена, министра-президента Норвегии в 1942—1945 годах Видкуна Квислинга и двух «бездержавников» — Андрея Власова и Степана Бандеру.

Так трактовать этих деятелей может только человек, который просто не понимает, о ком он говорит.

 Несомненно, Путин и его окружение (а с ними и те, кто формировал для Путина текст статьи) руководствуются известным тезисом о том, что история — это политика, обращенная в прошлое.

Вся путинская словесная амальгама призвана оправдать его современную агрессивно и лживую политику.

Вчитайтесь, например, как он трактует то, что гитлеровская Германия и сталинская Россия растерзали Польшу в сентябре 1939 года. Оказывается, виновата сама Польша.

А почему недавно Россия аннексировала Крым и «откусила» Донецкую и Луганскую области? Виновата сама Украина, поскольку, мол, она «оскорбляла» жителей этих регионов, а они только и мечтали оказаться под «омофором» путинской авторитарной России.

Пример того, что Путин сделал с Украиной после 2014 года является наглядным опровержением таких его слов из статьи: «Самоотверженность, патриотизм, любовь к родному дому, к своей семье, к Отечеству — эти ценности сегодня являются для российского общества фундаментальными, стержневыми».

На самом деле эти слова следует читать так: «Манихейское, черно-белое видение мира, агрессивный шовинизм и внешнеполитический эгоизм, непонимание и ненависть ко всему, что противоречит собственным представлениям о способе бытия, — эти ценности и сегодня для российского общества являются фундаментальными, стержневыми».

Подготовила Алиса ПОЛИЩУК, «День

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ