Мы все еще спасаем дистрофию тел, а за прогрессирующей дистрофией душ - нам все равно.
Василий Стус, украинский поэт, переводчик, прозаик, мыслитель, правозащитник,

Вторая мировая война и российское «победобесие»

8 мая, 2019 - 13:05
ФОТО REUTERS

Недавно на форуме сайта «Каспаров.Ру» наткнулся на примечательную, на мой взгляд, реплику блогера Натальи Мещерской на заметку постоянного автора сайта Алины Витухновской, посвященную общей социальной психопатологии российского общества. Мещерская вцепилась в фразу заметки: «Буквально через пару недель ваши дети пойдут на парад – кто в форме НКВД, а кто – в простых, немного линялых гимнастёрках покорного пушечного мяса», - и развернула вокруг этой фразы целый идеологический концепт. Цитирую на языке оригинала (образно говоря, на русском языке Путина, а не Пушкина):

«Витухновская в своей оголтелой ненависти ко все русскому, окончательно деградировала (в смысле сбрендила). Хотя казалось бы куда дальше.

"Покорное пушечное мясо" в нарядных мундирах сдало:

Данию за 6 часов,

Нидерланды за 5 дней,

Бельгию за 18 дней,

Грецию за 24 дня,

Францию за 1 месяц и 12 дней.

А если четыре года воевать, как это делали советские солдаты, то тут не то что гимнастерки, тут и металл не выдерживает».

Далее на форуме развернула дискуссия вокруг этой реплики, но Мещерская осталась непоколебимой, дополняя высказанное пренебрежительной бранью в адрес несогласных с ней и дополнительными «фактами», цена которых не больше, чем цена «фактов», приведенных выше. Почему я беру слово «факты» в кавычки? Это будет доказано позже, причем на основе открытых источников, доступных каждому беспристрастному человеку - от Википедии (желательно не русскоязычной, которая в последнее время постоянно превращается в орудие замалчивания реалий и конструирования мифологем) до монографий независимых российских и западных историков (я намеренно не обращался к отечественной историографии, чтобы меня не обвинили в «националистической предвзятости», хотя, наверное, все равно обвинят – если не в ней, так в «русофобии»). И еще одно замечание: может, оно не стоило бы внимания, если бы у Мещерской не было стольких «непробиваемых» и хамских союзников на форуме и если бы ее позиция не была доминирующей и на «верхах», и на «низах» российского общества. Что ж, тоталитарная социально-историческая мифология всеобъемлюща, и она в итоге подчиняет себе даже своих создателей, не говоря уже о плебейских массах «русского мира».

Итак, первое, что следует отметить – нигде военные в ХХ веке во время боевых действий не носили «нарядные мундиры». Единственное исключение – нейтральная Дания, куда ворвался Вермахт и оккупировал ее в течение шести часов; действительно, охрана королевского дворца, которая час пыталась отстреливаться от нападающих, носила парадные мундиры. Все остальные военные, противостоявшие нацистам, носили полевые мундиры. Мелочь? Да, но показательная.

И еще о Дании. Эта небольшая страна не была готова к сопротивлению, ведь она в 1939 году подписала с Германией пакт о ненападении, а потому ее легко захватили внезапным приступом. Но советский Брест 22 июня 1941 года тоже был захвачен очень быстро, хотя в городе и его окрестностях было развернуто несколько полнокровных дивизий, в том числе танковая (!) дивизия. Однако Брест немцы без особого труда «зачистили» за три часа – и двинулись дальше.

Да, нейтральные Нидерланды нацисты тоже захватили быстро – за неделю (а не за 5 дней). И посмотрите на карту – отступать в глубину страны голландцы просто не могли, было некуда. Но в июне 1941 года за неделю Вермахт дошел до Минска, а это втрое больше расстояние, чем от границы Рейха до Роттердама. Дошел – и двинулся дальше. И еще одно: Нидерланды не вышли из войны. Королева Вильгельмина и правительство эвакуировались в Британию. Почти все боевые корабли в Европе голландцы потеряли, но полтысячи грузовых и пассажирских судов перешли в британские порты. Голландские армия и флот оказывали в 1942 году ожесточенное сопротивление японцам на территории современной Индонезии, которая тогда была колонией Нидерландов. Голландские летчики воевали в небе над Англией и Австралией. И еще одно о летчиках: по состоянию на 10 мая 1940 года ВВС Нидерландов имели на вооружении 60 устаревших истребителей Фоккер-D.XXI, из них исправных только 28. 15 мая не осталось ни одного боевого самолета. Однако голландские ВВС и ПВО сбили 315 немецких самолетов. 315! Да, половина из них была транспортниками Ю-52, но не забывайте: они транспортировали не шнапс или салями, а десантников...

Для сравнения: на Восточном фронте за первую неделю войны Люфтваффе необратимо потеряли 280 самолетов, а советские ВВС – более 4 000 (по данным тогдашних советских же источников). Точная цифра неизвестна, историки до сих пор спорят: несколько сотен или тысяч туда, несколько сотен или тысяч сюда...

А теперь сравните, как бились голландцы – и как «сталинские соколы».

Теперь Бельгия – тоже нейтральная. Она капитулировала через 16 дней (то есть даже на два дня раньше, чем пишет Мещерская), король остался в стране. Однако правительство эвакуировалось в Британию и руководило оттуда огромной колонией – Бельгийским Конго, поставляя США и Великобритании стратегическое сырье (медь, олово, кобальт, цинк, уран и т.д.). Именно там был добыт уран, который пошел на изготовление сброшенных на Хиросиму и Нагасаки атомных бомб. А два батальона бельгийских войск летом 1941 года участвовали в победном наступлении на позиции итальянских войск на Африканском Роге.

Теперь о Франции. Она объявила войну Германии 3 сентября 1939 года, а перемирие вынуждена была подписать 22 июня 1940 года. Разве это «1 месяц и 12 дней», а? Правда, особо активных боевых действий французская армия до начала немецкого вторжения не вела, но ее никто к наступлению никто и не готовил. Ведь военный бюджет Франции шел прежде всего на построение линии Мажино, за которой французская армия намеревалась отсидеться в случае нападения Германии и довести нападающего до поражения стратегией истощения. Действительно: немецкие танки не могли иметь большие запасы импортного топлива, а производство синтетического топлива в Германии только начиналось. Немногим лучше обстояли дела у нацистов и с авиацией: она имела недостаточно горючего, бомб, патронов. А между тем британцы и французы стальной удавкой экономической блокады на море (флоты западных союзников были готовы к активным действиям, и они это доказали в течение зимы 1939/40 годов) и на суше должны были решить дело: запасов стратегического сырья нацистам хватало лишь на несколько месяцев, максимум – на полгода. Весной 1940 года Германия сама должна было попросить о мире. Подписание Пакта Молотова–Риббентропа разрушило эти дельные расчеты, Германия получила надежный тыл в виде СССР и стабильные поставки стратегического сырья в больших объемах. Как отмечала в 1940 году немецкая пресса, благодаря экономическому соглашению с Советским Союзом план блокады Германии потерпел фиаско. Действительно: можно сказать, что танки Вермахта вошли в Париж на бензине советского происхождения...

И снова к авиационному сюжету. Французская авиация потеряла за месяц и 12 дней в воздушных боях 250 самолетов, 123 разбились в авариях и катастрофах. При этом французы достоверно сбили 684 самолета Люфтваффе. А были еще и британские ВВС, и польские авиаформировки на Западном фронте... В общем немецкие ВВС за неполные полтора месяца потеряли 1401 самолет всех видов, поврежденными оказались на конец этого периода 672. То есть суммарные потери составили почти 40% численности Люфтваффе на западном фронте. Ну а дальше во время «Битвы за Британию» хребет кадровых немецких ВВС был существенно надломлен. Поэтому 22 июня 1941 года Геринг был вынужден выставить против СССР не только боевые, но и учебно-боевые эскадрильи, потери которых от аварий нередко были больше, чем в воздушных боях. И все равно общая численность самолетов Люфтваффе оказалась на треть меньше, чем в прошлом году на Западном фронте – не нашлось ни самолетов, ни летчиков.

При этом с 22 июня по 26 июля 1941 года необратимые потери Люфтваффе на Востоке достигли 627 самолетов – с вдвое большими потерями на Западе.

И еще одно. За месяц боевых действий немцы были под Смоленском. А это опять-таки вдвое большее расстояние, чем до Парижа от границ Третьего Рейха...

И вообще: Франция на самом деле никогда не выходила из войны против нацистов и их союзников. Вышли из войны капитулянты. «Режим Виши», лидеров которого после войны приговорили к смерти. А Франция воевала. В Африке, на Ближнем Востоке, на Тихом океане, в Италии, снова на своей территории, наконец, на территории Германии. И на Восточном фронте воевал истребительный полк «Нормандия-Неман». Не знаю, может, кто-то в России это и забыл, но 8 мая 1945 года капитуляцию Германии принимали в числе прочих и представители Франции.

А теперь – о Греции. Опять-таки это может быть неизвестно в России, но Греция вступила во Вторую мировую войну 28 октября 1940 года, когда итальянская армия начала вторжение на ее территорию из Албании. Однако греческая армия действовала решительно; она первой среди стран антигитлеровской коалиции получила значительную победу, нанеся поражение агрессору и заставив итальянские войска отступить на албанскую территорию, а затем, в свою очередь, войдя туда. И только когда немецкие войска ударили с фланга и тыла (через Югославию и Болгарию), греки вынуждены были отступить. Бои с вермахтом шли с 6 апреля по 31 мая 1941 года, когда после кровавых боев упал Крит – последний оплот регулярных греческих войск и их британских союзников, то есть отнюдь не за 24 дня. В боях только за Крит британские ВВС потеряли 46 самолетов, вместе с тем Люфтваффе – 147 самолетов сбитыми и 73 в результате аварий (это касалось в основном транспортников Ю-52). Погибло около 6 тысяч из 22 тысяч участников немецких десантов, еще столько же получили тяжелые ранения, что стало следствием запрета Гитлером использовать элитные десантные войска по назначению, мол, они испытывают при этом слишком большие потери. Поэтому во время войны с СССР чаще всего немецкие парашютные десанты численно составляли 10–12 «штыков», очень редко – взвод или роту...

А теперь о главном, чего достигла Греция в войне с Италией и Германией. Из-за того, что Гитлеру пришлось спасать армию своего друга Муссолини, Германия не успела вовремя, как то предусматривала Директива №21 от 18 декабря 1940 года («План «Барбаросса») подготовиться к войне с СССР. Полное завершение такой подготовки планировалось на 15 мая 1941 года, но нападение пришлось перенести сначала на месяц, а потом еще на неделю. Поэтому Вермахт не успел (и не мог успеть) выйти на запланированные рубежи до начала осенней распутицы, а потом зимних холодов. Не случайно в конце войны Гитлер считал втягивание в войну против Греции причиной поражения на Восточном фронте. Конечно, принудить СССР к капитуляции он бы не смог, но парад на Красной площади 7 ноября 1941 года в случае начала войны в запланированное время, скорее всего, провел бы Вермахт с союзными армиями.

А что делала Красная армия в то время, когда Германия воевала с государствами, указанными Мещерской? Красная армия осуществляла «освободительные походы» – против Речи Посполитой (совместно с Вермахтом), против Финляндии (здесь «поход» сорвался), против стран Балтии и против Румынии (эти «походы» были согласованы с Гитлером). Сталин в телеграмме Риббентропу оценил эти походы так: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной». Но в ноябре 1940 г. Гитлер и Сталин из-за чрезмерных геополитических аппетитов последнего так и не смогли договориться о дальнейшем переделе мира, о совместных боевых действиях против Британии и США, - и фюрер, немного подумав, подписал Директиву №21.

А могло же быть иначе...

Впрочем, на мифологемы Мещерской и Ко это не слишком повлияло бы: для них злейшим врагом всегда были и будут не нацизм и фашизм, а силы мировой демократии. Справедливо отметил на форуме «Каспаров.Ру» Валерий Богданов: «Грядет очередная десятидневка победобесия, когда вся страна сходит с ума и марширует с портретами не убитых, а уничтоженных, фактически, собственной коммунистической властью людей. И во главе колонн идут прямые наследники этих убийц, не оставивших мечты о победе, теперь уже явно нацистской идеи русского мира в мировом масштабе».

Сергей Грабовский


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ