Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

За шаг до создания Военной полиции

«Мы уже имеем другое поколение военных стражей порядка, которые знают, что делать в боевой обстановке и не боятся идти на передовую», — генерал-майор Игорь КРИШТУН
17 мая, 2018 - 10:54
Игорь КРИШТУН / ФОТО С САЙТА МОУ

Недавно Военная служба правопорядка Вооруженных Сил Украины отметила свое 16-летие. Эта структура вместе с нашей армией переживала и знала разные времена — как развития, так и упадка. В настоящее время, как и вся украинская армия, ВСП находится на этапе обновления — причем достаточно глубокого, поскольку в нем нуждается текущая ситуация безопасности, а еще больше — перспективы и цели, которых стремится достичь реформа оборонного сектора государства.

ПО МНЕНИЮ КАНАДСКИХ ПАРТНЕРОВ, ВСП ИМЕЕТ ПРОГРЕССИВНУЮ ПЕРСПЕКТИВУ

Об итогах деятельности и будущем переформатировании ВСП в Военную полицию я общался с руководителем этой службы генерал-майором Игорем Криштуном в Василькове на Киевщине, где проходили торжества по случаю празднования Дня Военной службы правопорядка. Именно там вручили Боевой флаг 138-у Центру специального назначения ВСП (противодействия диверсиям и террористическим актам) в соответствии с решением главы государства. Интересным мне показался эпизод из истории подразделения, который рассказал государственный секретарь Минобороны генерал-полковник Александр Дублян.

Александр Владимирович вспомнил, как 4 года назад с васильковского аэродрома на восток отправляли отряд в составе военнослужащих упомянутого центра. На самолете они добрались до Днипра, а затем на вертолетах до оккупированного Артемовска. Там они взяли под охрану важные объекты — базы бронетанкового имущества (более 1 тыс. танков) и стрелкового оружия. До освобождения города в июле 2014-го спецназначенцы держали оборону, не предоставив противнику ни малейшего шанса выполнить свой коварный план. Между тем Донецкий зональный отдел ВСП, который сначала вышел в район Донецкого аэродрома, а затем — на опорный пункт «Зенит» под Авдеевкой, постоянно отбивал атаки российских наемников. И только после освобождения города отдел приступил к выполнению заданий по назначению.

Отмечу, что в настоящее время около 500 военных ВСП постоянно выполняют задания на востоке нашей страны.

— Эти 16 лет, которые минули с момента создания Военной службы правопорядка, были временем становления и поиска своего места и понимания тех задач, которые мы должны выполнять, — говорит начальник Главного управления ВСП Вооруженных Сил Украины генерал-майор Игорь КРИШТУН. — Это поддержание правопорядка, профилактика правонарушений, обеспечение беспрепятственного передвижения автоколонн военных, борьба с диверсионными группами противника и т.п. Недавно я находился на территории АТО, где имел встречи с главами военно-гражданских администраций, комбригами, военными прокурорами, представителями Нацполиции. И слышал от них преимущественно позитивные отзывы о работе моих коллег. Это доказательство того, что мы на правильном пути. Благодарю и наших канадских партнеров, совместно с которыми мы перестраиваем и трансформируем службу в Военную полицию. Это задание — одно из стратегических на пути реформирования Украинской армии. После принятия законопроекта о Военной полиции мы получим новые полномочия, с помощью которых лучше будем выполнять возложенные на нас функции.

О роли партнерской помощи в подготовке военных стражей порядка я спросил представителя канадской военной полиции майора Виктора ЭТЬЕ, который в настоящее время с совещательной миссией находится в 25-ом учебном центре ВСП во Львове.

— Я нахожусь здесь с тем, чтобы помочь вашей армии реформировать ВСП в Военную полицию и сделать деятельность учебного центра более профессиональной. Это наш вклад в выучку будущих поколений украинских военных полицейских, — говорит канадский офицер. — Направления этого реформирования определило заседание подкомитета НАТО по военной полиции. А мы уже практически помогаем имплементировать новый курс обучения, который называют курсом переходного периода. Мы также делимся своими современными разработками и методиками, и так постоянно совершенствуем новый базовый курс подготовки военных полицейских. Я общался как с курсантами, так и с офицерами центра. Они довольны форматом учебы, особенно нашим стремлением квалифицированного преподавания материала и его закрепления. Хочу отметить: 25-й центр — достаточно молодое заведение, основанное менее года назад, но его персонал достаточно профессиональный и прилагает много усилий к развитию этой важной базы подготовки. Искренне убежден: у ВСП есть прогрессивная перспектива, и я хотел бы еще раз приехать через несколько лет на такой же праздник, как в Василькове, и увидеть, как эта структура осовременилась и обрела развитие. Конечно, реформа идет с некоторыми трудностями, но все мы настроены на большие сдвиги в будущем. Убежден: группа миссии «ЮНИФАЕР», в состав которой я вхожу, смотрит в это будущее уверенно.

Виктор Этье соглашается: принятия закона «О Военной полиции» очень ждут его украинские коллеги, поскольку он является залогом успешного развития этого органа правопорядка. Также он говорит, что на курсе переходного периода они анализируют материал и опыт, работая над составляем базового квалификационного уровня выучки военного полицейского, куда обязательно будут включать усиленный компонент коммуникации с гражданским населением. Ведь весьма возможно, что в будущем украинской ВП придется работать в условиях развертывания миротворческой миссии ООН на востоке Украины и наши солдаты вернутся на Донбасс. И к этому нужно готовиться уже сегодня.

НОВЫЕ АКЦЕНТЫ ВЫУЧКИ

— Сейчас Военная служба правопорядка находится на пороге обретения нового качества, — рассказывает генерал-майор Игорь Криштун. — Перед войной нас оставалось немногим более 1 тысячи и стоял вопрос о последующем сокращении, в частности и важного для службы 138-го центра. С первых дней АТО мы активно начали принимать в ней участие — как в соответствии со своим функционалом, так и выходя за его пределы. Например, мне одному из первых в апреле 2014-го поручили создавать штаб АТО — вместе с ныне покойным генерал-полковником Геннадием Воробьевым. 15 апреля я был в Изюме, где мы начали формировать подразделения и воевать. А 2 мая пошли потери — во время выставления блокпостов вокруг Славянска мы нарвались на первые пули, подрывы и первые уничтоженные наши вертолеты.

...АТО стала для генерала Криштуна четвертой боевой каденцией — ранее были Армения, Азербайджан и Молдова. К сожалению, пришлось тот опыт применять дома, где он очень помог. Еще в конце 1980-х он понял: если не будешь делать важные дела сам, за тебя их никто не выполнит. Так и подчиненных учит.

— Впоследствии фактически в каждом батальоне появились наши представители, которые совместно с командирами, в частности и в добробатах, выполняли поставленные задачи, — вспоминает собеседник. — Уже имеем другое поколение военных стражей порядка, которые знают, что делать в боевой обстановке и не боятся идти на передовую. На территории Операции объединенных сил действуют 15 комендатур ВСП. Из них часть находится на переднем крае. Наши ребята выходят, если нужно, и на «нули», и работают по всем случаям гибели военнослужащих, уничтожения боевой техники и т.п...

— Какие новые акценты появились в их подготовке? — интересуюсь у Игоря Криштуна.

— Совместно с канадцами мы в прошлом году открыли Учебный центр ВСП, использовали также опыт Польши, Италии и других стран. Во львовском центре фактически создан интернациональный преподавательский состав — там вместе работают канадские, датские, литовские и британские инструкторы. Скоро их «семья» пополнится. В Дании я буду встречаться с главами военных полиций скандинавских стран. Вероятно, шведские специалисты тоже вольются в международную команду, которая помогает нам построить свою военную полицию. Своих специалистов мы учим прежде всего методам предотвращения преступлений и правонарушений. Учим и как оказывать первую медпомощь. 30 наших специалистов по тактической медицине готовим на Яворивском полигоне вместе с канадцами. Они здесь получают вторую профильную специальность. 20 представителей ВСП прошли выучку по минной безопасности в Каменце-Подольском. А в мае еще тридцать военных стражей порядка вместе с британцами будут осваивать такие интересные темы, как боевые действия в городских условиях и минная безопасность. Открыли мы и такое актуальное направление подготовки, как защита военнослужащих. Мы все больше работаем с адвокатскими и правозащитными организациями для предоставления военнослужащим качественной правовой помощи.

ВОЕННЫЕ СТРАЖИ ПОРЯДКА НАЧИНАЮТ ПОДГОТОВКУ К ВЕРОЯТНОЙ МИРОТВОРЧЕСКОЙ ОПЕРАЦИИ

Игорь Криштун отмечает, что общегосударственная проблема наркотизации определенным образом присутствует и в армии, которая является частью общества. ВСП активно включилась в противодействие этому злу. Уже создана спецгруппа по борьбе с распространением наркотиков в Вооруженных Силах. Первые 4 специализированных кинологических расчета ВСП уже готовят к этой работе в Больших Мостах на базе учебного центра Госпогранслужбы. В июле эти специалисты выйдут на полноценную работу.

Но больше всего ВСП нуждается в помощи Верховной Рады — чтобы парламент все-таки принял закон о Военной полиции, который уже несколько лет ожидает такого решения.

— Более 4 лет мы обеспечиваем правопорядок в правовом вакууме, — признается руководитель ГУ ВСП. — Нам не хватает серьезных рычагов, чтобы повлиять на ситуацию: мы не можем задерживать, удерживать лиц, проводить следственные действия. Профильный закон находится на очередной рассмотрении в СНБОУ. Надеюсь, в ближайшее время его направят в Верховную Раду от Президента как безотлагательный.

Реформа правоохранительной системы в 2012-м отобрала у нас практически весь набор рычагов, которые ВСП могло применять, и из правоохранительного формирования она фактически превратилась в обычное подразделение ВСУ. В 2014 году, когда резко увеличилось количество преступлений в районе АТО, нам трудно было что-то этому противопоставить. Военную прокуратуру тогда еще не создали, полиция находилась на старте реформы, а мы часто были единственными, кто пытался и что-то делал для противодействия такой преступности. В 2016-м нам добавили права и мы начали составлять админпротоколы относительно военных, которые употребляли спиртные напитки, наркотические вещества или нарушали общественный порядок. Военная прокуратура сегодня не может производить досудебное расследование и все материалы передает в Нацполицию. Способна ли последняя полноценно расследовать преступления, касающиеся военных, — вопрос риторический. Есть определенная логика в том, чтобы такое следствие вело Государственное бюро расследований, но его только формируют. А нам между тем нужно решать конкретные проблемы. Например, за самовольный уход из части на срок свыше 10 суток военного могут привлечь к уголовной ответственности. Но ВСП не имеет права ни начинать уголовное производство, ни расследовать его. Мы готовим, вместе с командирами частей, документы на таких военнослужащих, передаем их в прокуратуру, а она, в свою очередь, — в Нацполицию, которая и проводит досудебное расследование. А это затягивает время расследования. В то же время военная полиция в странах НАТО проводит досудебные расследования и передает дела в суды. Словом, у нас впереди еще много интересной и важной работы.

— Готовитесь ли к вероятному проведению миротворческой операции в Украине?

— Если проанализировать миротворческие операции, которые проходили в разных странах мира, вы увидите, что вслед за передовыми войсками, миротворческими силами, заходили военные полицейские. В любом случае в Донбасс тоже зайдет Военная полиция. И мы уже начинаем к этому готовиться.

Геннадий КАРПЮК, военный журналист
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments