Не могут вести кого-то за собой те, которые не имеют никаких внутренних данных на то, чтобы самих себя повести.
Вячеслав Липинский, украинский политический деятель, историк, историософ, социолог, публицист

Рубикон – 20 лет спустя

Президентские выборы 1999: опыт, осмысление
5 декабря, 2019 - 19:30

Традицией газеты «День» является ежегодное отмечание значимых для Украины исторических событий, юбилеев, судьбоносных в национальной истории дат. Что касается вех, более отдаленных во времени, в 2019 году газета отдельное внимание уделила 450-летию Люблинской унии, 250-летию со дня рождения Ивана Котляревского, двухсотлетию Пантелеймона Кулиша, 100-летним юбилеям Омельяна Прицака и Ивана Лысяка-Рудницкого.

Но наше издание анализирует не только события давнего прошлого, но и современную, «горячую» историю. Поэтому этот год был объявлен газетой «День» годом 20-летия президентских выборов в Украине — 1999. Такое решение нашей газеты является неслучайным и сознательным: напомним, что во время этих выборов «День» был фактически единственным оппозиционным к власти печатным органом в Украине и отстаивал эту позицию предельно последовательно. Сейчас же нас интересуют два момента, которые делают события 20-летней давности чрезвычайно актуальными. Во-первых, как эти выборы изменили Украину. И во-вторых, насколько их результаты были осознаны в среде уважаемых интеллектуалов и лидеров мнений. И в третьих, главное — насколько в общественном дискурсе усвоены причины и следствия, которые мы имеем спустя 20 лет. Хотим подчеркнуть, это не грусть по утраченному шансу. Это политическая наука для построения достойного будущего.

«День» обратился к политикам, экспертам, журналистам, историкам, студенческому сообществу, преподавателям с просьбой ответить на такие вопросы:

ФОТО ДЛЯ ИСТОРИИ. ПОСЛЕ ДЛИТЕЛЬНЫХ КОНСУЛЬТАЦИЙ УЧАСТНИКИ «КАНЕВСКОЙ ЧЕТВЕРКИ» ОБЪЯВИЛИ, ЧТО ОБЪЕДИНЁННУЮ ОППОЗИЦИЮ БУДЕТ ПРЕДСТАВЛЯТЬ ЕДИНЫЙ КАНДИДАТ — ЕВГЕНИЙ МАРЧУК. ЭТУ НОВОСТЬ МГНОВЕННО ПЕРЕДАЛИ ВСЕ МИРОВЫЕ АГЕНТСТВА. ОДНАКО ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ АЛЕКСАНДР МОРОЗ НЕОЖИДАННО ОТОЗВАЛ СВОЮ ПОДПИСЬ И ЗАЯВИЛ, ЧТО ПОЙДЕТ НА ВЫБОРЫ САМОСТОЯТЕЛЬНО. ШАНСЫ ОБЪЕДИНЕННОЙ ОППОЗИЦИИ БЫЛИ РАЗРУШЕНЫ. И ОТГОЛОСКИ ЭТОГО МЫ ЧУВСТВУЕМ И СЕГОДНЯ... / ФОТО ИЗ АРХИВА «ДНЯ»

1. 20 лет президентских выборов 1999 года: ваша позиция тогда и сегодня? Изменился ли с тех пор ваш взгляд на это событие (для студентов: что вы помните (если помните) о тех выборах)?

2. Разделяете ли вы точку зрения, что выборы-99 были для страны своеобразным «Рубиконом», важным рубежом, который определял, использует Украина исторические шансы (как страны Балтии или Польша) или законсервирует олигархическую систему?

3. Какими стали для страны и государства последствия выбора, сделанного в 1999-м, как очевидные, так и скрытые, длительные, «долгоиграющие»?

4. Что касается будущего — как, учитывая все эти последствия, противостоять крайне опасным вызовам, которые стоят перед Украиной, — и старым, и новейшим?

Ведь при власти сегодня фактически «политические внуки» системы, окончательно сформированной в 1999-ом.

Сегодня мы предлагаем вашему вниманию первую часть нашего проекта, где представлены мнения политиков, экспертов, журналистов.

«ВЫБОР, СДЕЛАННЫЙ 20 ЛЕТ НАЗАД, ДО СИХ ПОР ФОРМИРУЕТ СТИЛЬ ВЫБОРА ВЛАСТИ В УКРАИНЕ»

Игорь ГУЛИК, заслуженный журналист Украины, редактор, блогер, член НСЖУ, Львов:

— 20 лет назад, очевидно, еще не выкристаллизовались основные реперные точки самого выбора, и особенно контекста, в которых его пришлось делать украинскому обществу. На этих выборах, как по мне, в первый раз однозначно продемонстрирована несостоятельность отечественной оппозиции достичь консенсуса, более того — историю «каневской четверки» должны были бы сегодня преподавать на разных курсах политологии как образец изобретательности режима, когда ему удалось расколоть лагерь оппонентов.

Прорвавшись во второй тур, Леонид Кучма и его политтехнологи впервые в Украине провели широкомасштабную манипулятивную избирательную спецоперацию. Львовяне прекрасно помнят об организованном властью многолюдном перезахоронении жертв сталинских репрессий за неделю до даты повторного голосования. Конечно, голоса галичан легли в копилку Леонида Кучмы, поскольку его оппонент Петр Симоненко воспринимался ими как непосредственный потомок тех, кто осуществлял репрессии и руководил ими.

На тех исторических выборах собственно испытали и другой достаточно эффективный до недавнего времени инструмент разделения Украины, в зависимости от мировоззренческих, политических, языковых, культурных предпочтений избирателя. Я не говорю уже о более мелких ноу-хау, к примеру, сегментации избирателя по возрасту (плакаты Кучмы с «ирокезом»).

Разделяю ли я точку зрения, что выборы-99 были для страны своеобразным «Рубиконом», важным рубежом, который определял, использует  Украина исторические шансы (как страны Балтии или Польша) или законсервирует олигархическую систему? Безусловно. Я бы сказал, даже больше. Олигархическая система после победы Леонида Кучмы не только законсервировалась. Президент получил шанс структурировать ее и эффективно воспользовался им. Гарант Конституции обрел еще и статус «третейского судьи», своеобразного «рефери» в вечной конкурентной борьбе влиятельных и богатых людей, а благодаря силовым структурам, которые, к слову, на то время еще не утратили «навыки» работы при тоталитарном коммунистическом режиме, и полностью зависимой от президента судебной системе, мог легко «опустить» или «вознести» любого олигарха.

Что касается геополитики, то Кучма, как известно, пользовался принципом «многовекторности», пытаясь балансировать между аппетитами Москвы (с Ельциным это было делать проще, — «одного же поля ягоды»), с Путиным — труднее (пример Тузлы).

То есть консервировалась не только олигархическая (фактически феодально-клановая система управления хозяйством, даже гуманитарной сферой), но и ситуация «провисания» Украины на геополитической карте, провисания, которое прикрывалось модным тогда лозунгом о «мосте между Европой и Россией» и т.п. Я уже не говорю о том, что такая «многовекторность» также цементировала олигархическую систему, поскольку защищала ее от конкуренции рынка западного образца. И даже сегодня, после пяти лет военного конфликта с Москвой, мы имеем дело с атавизмами кучмовской «многовекторности», а точнее — инфантильности, стремление «день простоять, и ночь продержаться», маневрируя между Москвой и Европой.

КАПЕЛАН. ДМИТРИЙ ПОВОРОТНЫЙ / ФОТО СЕРГЕЯ ДИВЕЕВА

Выбор, сделанный 20 лет назад, образно говоря, до сих пор формирует стиль выбора власти в Украине. Фактически каждая элекция — от президентской, парламентской до выборов местных депутатов, — является соревнованием олигархов высшего или более мелкого пошиба. Едва ли не все политические партии в Украине, которые принимают участие в этих процессах, в действительности являются политическими проектами толстосумов. Более того, гражданское общество, о котором громко заговорили после победы Революции Достоинства и, как выяснилось — авансом, тоже в значительной мере уже инфицировано влияниями тех или иных «заинтересованных лиц».

Каждый новый президент, который добирался до власти после Леонида Кучмы, провозглашал своим первоочередным заданием борьбу с олигархатом, которая в действительности сводилась к преференциям тем, кто «вложился в победу», и попыткам разорить других, тех, кто оказывался по другую сторону избирательных баррикад. Самые осмотрительные, конечно, предпочитали «раскладывать яйца» во все корзины.

В наследство от Кучмы каждый его преемник перенял еще одну, далеко не демократическую привычку — перетягивать на себя одеяло несвойственных своему институту полномочий, при любом удобном случае кроить Основной Закон. Эта традиция, к сожалению, жива и до сих пор.

Как, учитывая все эти последствия, противостоять крайне опасным вызовам, которые стоят перед Украиной, — и старым, и новейшим? Как по мне, рецепт здесь простой и в то же время нереальный в современном отечественном контексте. Украина должна была бы как можно скорее интегрироваться с Европой, перенимая оттуда не только практику государственного управления, но и традиции политической культуры: от формирования политических партий, процесса самих выборов до неуклонного соблюдения всеми ветвями власти рамок полномочий, определенных для них Конституцией. Что же касается олигархата, то за рецептами тоже не стоит далеко ходить: реальная, а не фиктивная демонополизация экономики, преодоление политической коррупции, возможность защищенных эффективными законами зарубежных инвестиций, и, как следствие, настоящая, прозрачная конкуренция.

Если эти рецепты будут воплощены, то есть если для их воплощения найдется политическая воля президента (безлично — как института), парламента и соответственно — правительства, то, думаю, много проблем будет снято с украинской повестки дня.

Рискну пофантазировать: при таких условиях сможем даже говорить о возвращении и реинтеграции оккупированных Россией территорий.

«ПОЗИЦИЯ ПОДДЕРЖКИ КАК «МЕНЬШЕГО ЗЛА» КУЧМЫ У МЕНЯ ИСЧЕЗЛА ДОСТАТОЧНО БЫСТРО»

Игорь ТОДОРОВ, профессор Ужгородского национального университета:

— Те выборы были замечательно организованы властью. Правда, полностью по российской кальке: прогрессивный президент-демократ против реваншиста-коммуниста. Мне пришлось даже принимать участие в кампании поддержки Л. Кучмы (выступал с лекциями в городах востока Донецкой области — Шахтерск, Снежное, Зугрес). Однако в первом туре я голосовал за главу Народного руха Украины Г.Удовенко.

На то время я был заместителем декана исторического факультета ДОНДУ по воспитательной работе, приходилось обеспечивать явку студентов на выборы на участке в общежитии университета. Впрочем, никаких указаний, за кого голосовать от администрации не было. Считалось, что молодежь не проголосует за П.Симоненко. Между двумя турами голосования наш факультет посетил второй секретарь Посольства США в Украине. Он сразу обратился с вопросом: «За кого будут голосовать ваши студенты»? Мы отвечали дипломату сдержанно: у нас демократическая страна, и за кого будут голосовать студенты, мы не знаем и не интересуемся! Впрочем, тогда  в Донецкой области, единственной на востоке и юге Украины, победил не П.Симоненко, а Л.Кучма. Активно был задействован админресурс главой облгосадминистрации В.Януковичем.

Позиция поддержки как «меньшего зла» Л.Кучмы у меня исчезла достаточно быстро. С начала 2000 года, после достаточно смешного референдума в апреле. Тогда в университете, как раньше, было своеобразное «социалистическое соревнование» среди факультетов относительно явки студентов на участок: победил биологический — 117%! Так случилось, что тогдашний закон о референдумах предусматривал досрочное голосование. Студенты, которые проживали в общежитии, проголосовали предварительно, а затем за них проголосовали и в день референдума!

«Дело Гонгадзе», акция «Украина без Кучмы» и назначение премьером В.Януковича окончательно изменили мое отношение к Л.Кучме. Впрочем, стоит отдать должное: именно тогда европейская и евроатлантическая интеграция была закреплена на законодательном уровне (закон «Об основах национальной безопасности Украины» от 19 июня  2003 г.). Хотя грустно и странно было смотреть, как Президент в 2004 г. то записывал, то вычеркивал из Военной доктрины положение о вступлении в НАТО.

Были ли выборы-99 для страны своеобразным «Рубиконом»? Да, в известной мере, это был своеобразный рубикон, когда были открыты все возможности построения олигархического государства. Хотя и при премьерстве П.Лазаренко тоже было много чего сделано. Впрочем, с 2000-х годов началось доминирование «донецких» и их партнеров. Шанс был потерян, несмотря на евроинтеграционную риторику. Л.Кучма, кстати, ее активно употреблял с 1998 года. О консервировании системы свидетельствует политическая реанимация Л.Кучмы сначала П.Порошенко, а затем и В.Зеленским. Именно его подпись под пресловутыми «Минскими соглашениями», которые не имели никакой легитимности с точки зрения международного права (хотя на них есть ссылка в документах ООН), заложила повестку дня на несколько лет. Их выполнение вопреки Конституции и национальным интересам Украины может способствовать лишь последующему консервированию олигархической системы и ее конвергенции с российским режимом. 

По-видимому, результаты выборов-1999 не могли быть другими. Слишком хорошо сработала угроза коммунистического реванша, электорат центра и запада мобилизовался. Правые (Е.Марчук, Г.Удовенко) не имели реальных возможностей эффективно противостоять власти, а «каневская четверка» была слишком разновекторной.

Последствия были печальными, к сожалению. Президентская каденция В.Ющенко стала временем потерянных возможностей. Прежде всего потому, что не было попыток изменить построенную ранее олигархическую модель. Это сделало возможным реванш «регионалов» и президентство В.Януковича.  

Что касается будущего. Главный вызов — Россия! Эффективно противостоять ей, обеспечивать реальную европейскую и евроатлантическую интеграцию в условиях господства олигархической системы — маловероятно. Революция Достоинства дала надежду на позитивные перемены, хотя ожидания быстрого результата оказались слишком наивными. В то же время, хоть и медленное, но движение было. Впрочем, оно оказалось скорее не результатом внутреннего прогресса, потому что стимулировалось российской агрессией и  необходимостью получить безвизовый режим и имплементировать соглашение об ассоциации с ЕС. Получение Плана действий относительно членства в НАТО могло еще больше активизировать внутренние превращения. Однако нынешняя украинская власть безумными темпами теряет предыдущие достижения, прежде всего в плоскости внешней политики. Противоположные надежды большинства электората получить «все и немедленно» не оправдываются и не могут быть реализованы. Традиционная кучмовская олигархическая система не оставляет нас, а наоборот, трансформируется во что-то еще более ужасное.

Однако это не значит, что Украина не заслуживает лучшего будущего и за нее не стоит бороться. Напротив! Креативное меньшинство украинского общества в состоянии, опираясь на общие с Западом демократические либеральные ценности (которыми некоторые страны ЕС откровенно пренебрегают), побороть систему, которая победила двадцать лет назад.

«ЕСЛИ БЫ НЕКОТОРЫЕ ПЕРСОНЫ В СВОЕ ВРЕМЯ НЕ РАЗРУШИЛИ «КАНЕВСКУЮ ЧЕТВЕРКУ», ТО ПУТЬ НАШЕЙ СТРАНЫ МОГ БЫ БЫТЬ СОВСЕМ ДРУГИМ»

Андрей СЕНЧЕНКО, глава движения «Сила права»:

— Я абсолютно осознаю, что если бы некоторые персоны в свое время не разрушили «каневскую четверку», то путь нашей страны мог бы быть совсем другим. И сама страна была бы другой. После того было много примеров, когда народ принимал странное решение. Например, когда голосовал за Януковича или когда поддавался на лозунги Порошенко. Но это уже ответственность избирателей. Что касается 1999-го года, то здесь мы имеем дело с предательством, ведь общество могло поддержать единого кандидата от «каневской четверки» Евгения Марчука. К сожалению, в нашей политической тусовке всегда много предателей. И это наша проблема. Ведь эти предатели на щит поднимали вроде бы интересы государства, а в результате оказывалось, что за этими словами стояли собственные интересы. И делалось это неоднократно.

Действительно, 1999-й год стал в известной мере «Рубиконом». И из той ловушки мы не можем выбраться по этот день. В том числе это касается формирования кланового олигархата, который, в сущности, воспрепятствовал формированию среднего класса — локомотива экономики. И это в то время, когда определенные европейские страны бывшего социалистического лагеря пошли совсем другим путем и обеспечили себе процветание. В Украине на то время еще оставалась неразграбленная собственность, которой можно было распорядиться наиболее эффективно. Вместо этого у нас появилось ограниченное количество семей, которые считают себя хозяевами жизни страны.

В конечном итоге сегодняшние трагические события имеют свои корни в тех временах, когда была подорвана система безопасности государства. Если говорить о настоящем, то должен констатировать, что ничего хорошего от встречи в Париже я не ожидаю. И это, опять же, звено одной исторической цепи, в которой Украина оказалась заложником.

«ПРОИЗОШЛО УСТАНОВЛЕНИЕ И ЗАКРЕПЛЕНИЕ ПРАВИЛ ОЛИГАРХИЧЕСКОЙ ИГРЫ»

Ольга ЧАЛЬЦЕВА, доктор политических наук, доцент, заведующий кафедрой политологии и государственного управления Донецкого национального университета им. В.Стуса:

— Я голосовала в 1999 году, но в настоящий момент имею более зрелое понимание того, что все могло бы быть иначе. Но были ли мы готовы к другому сценарию, к Вацлаву Гавелу, к лидерам уровня Черновила? Наверное, нет. Украина была постсоветской и с постсоветским (или вообще советским) пониманием. Гражданское общество еще не сформировалось, людей, которые отдавали себе отчет в том, что происходило, было очень мало. Разрушалась старая система институтов, а новая система лишь строилась, и она не соответствовала времени. Шанс был. Для меня он исчез после того, как ушел из жизни Черновил. После того трагического события страна пошла другим путем, и в настоящий момент мы можем говорить об утраченных надеждах. Но нельзя сравнивать нас с Прибалтикой или Польшей, потому что у нас на тот момент вообще не было государственности. Мы одновременно творили и государственность, и переходили к новым демократическим принципам, теряя шансы и не понимая этого. Из-за этого, собственно, имеем сегодняшние последствия. Их несколько.

Из очевидных это то, что сформировалась кланово-олигархическая система и это был такой себе вариант утверждения и олицетворения кучмовского блока. Скрытые — это установление и закрепление правил олигархической игры. Они, кстати, и в настоящий момент существуют, как бомба замедленного действия. Длительные последствия — это закладка в основу функционирования политической системы механизма, который руководствовался правилами игры по олигархическим законам (коррупционные схемы, скрытые состояния). То есть это было то время, когда все это не просто вводилось, оно существовало на тот момент, но мощно закреплялось, въедалось, вкоренялось в систему. Параллельно происходили процессы становления демократии, была принята Конституция Украины, шли переговоры с европейскими странами, но со стороны власти это была скорее имитация публичности. Мы что-то формально делали, но в реальности не были демократами. Да, гражданское общество развивалось, оно родилось, но выглядело как законсервированное.

Все это привело к тому, что сегодня перед Украиной стоит задача — сохранение своей суверенности, причем как территориальной так и культурно-ценностной. Мы практически в условиях войны проходим фазу национальной идентификации и в этом вопросе важно, каким образом будем поддерживать нашу идентичность. По моему мнению, миссия политической элиты, и особенно это касается тех, кто занимает высшие должности, — осознавать опасность, которая стоит перед нашей страной. Необходимо выступать консолидатором нации, а не вводить страну в новую конфликтную фазу. В этом, собственно, драма Украины, мы видим, что новая политическая элита, которая приходит к власти, и сам Президент, не все одинаково осознают интересы Украины, не все понимают стратегию ее развития и вектор. Поэтому задача для современного президента — не разрушить то, что есть, сохранить страну и использовать шанс стать демократическим государством, как прописано в Конституции. Ради этого люди вышли на Майдан, ради этого воюют наши солдаты.

«В 1999-оМ УКРАИНА РАЗМИНУЛАСЬ Со СВОИМ НАСТОЯЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ, КОТОРЫМ МОГ СТАТЬ ЕВГЕНИЙ МАРЧУК»

Сергей ЖИШКО, политолог:

— 1999-и год — это драма украинской истории, которая стала прологом для целого ряда других драм в нашей стране. К сожалению, у нашего электората нет политической культуры выборов. Как следствие украинцы часто делают совсем неверный выбор, который потом меняет ход нашей истории. Это наследие советских времен, когда выборов фактически не было и народ никто не спрашивал, а следовательно, у нас отсутствует традиция делать сознательный, ответственный выбор. Поэтому мы и не имеем парламента и президента, которые соответствовали бы историческому развитию Украины. Доходит до того, что часть украинского общества вообще не осознает необходимость построения собственного государства. Люди толком не осознают стратегию развития государства, его ценностей и направлений, которых должна придерживаться власть и политикум. А вот в России все наоборот. Они всегда строили империю, какой бы она ни была. Для них существование что царской России, что СССР, что РФ не подвергается сомнению. И на выборах у них нет проблем, кого выбирать, ведь все кандидаты за Россию, в то время как у нас постоянная разновекторность.

Но замечу, что у нас есть державники. К сожалению, в 1999 году Украина разминулась со своим настоящим президентом, которым мог стать Евгений Марчук. Это очевидно и подтверждается последующим ходом истории, ведь этот человек полностью посвятил себя служению государству, даже когда уже не занимал официальные должности. Марчук на должности президента мог стать нашим де Голем, который до сих пор имеет морально-политический авторитет. Он мог Украину перевести на новый уровень развития. И то время действительно было для нас Рубиконом. К сожалению, даже не все национал-демократы поддержали его, кроме нескольких — Левка Лукьяненко, Славы Стецько, Юрия Шухевича и других. Для других патриотов, которые боялись прихода бывшего «кагебиста», это оказалось большой ошибкой. Марчук даже бывшим «кагебистам» мог бы предложить честную игру, но как раз этого они и боялись. Они как были советскими агентами, так ими и остались. Они и помогали разворовывать Украину Кучме. Запад давал большое финансирование Украине, но сколько денег не давай, если их будут разворовывать, то ничего не выйдет. Как следствие мы не пошли путем Литвы или Польши.

Игорь СЮНДЮКОВ, Валентин ТОРБА, «День»; Олеся ШУТКЕВИЧ, «День», Винница; Татьяна КОЗЫРЕВА, Львов; Василий ИЛЬНИЦКИЙ, Ужгород
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ