Перейти к основному содержанию
На сайті проводяться технічні роботи. Вибачте за незручності.

Азбука мира Тараса Шевченко

Книга Леонида УШКАЛОВА, которая преодолевает инертность восприятия
11 октября, 09:59

Уже стало доброй традицией, что книги Леонида Ушкалова становятся открытием классиков с новой позиции. Благодаря его монографиям украинцы лучше поняли Григория Сковороду, Михаила Драгоманова... А благодаря переизданию труда «Моя Шевченковская энциклопедия: из опыта самопознания» имеем возможность найти новые грани Тараса Шевченко.

«Мне понравилось издавать книги Леонида Ушкалова, — рассказывает главный редактор издательства «Дух і Літера» и директор Центра юдаики Леонид ФИНБЕРГ, — и я знал, что есть книга «Моя Шевченковская энциклопедия...». Когда-то профессор Ушкалов издал ее небольшим тиражом — напечатал несколько сотен экземпляров и раздал друзьям». Так зародилась идея, чтобы переиздать книгу, которая и была воплощена. И теперь труд стал доступным для всех желающих глубже познать творчество Тараса Шевченко.

«ГОСТИ, КОТОРЫХ ОН ПРИГЛАШАЛ В СВОЮ УСАДЬБУ»

Новое издание примечательно и своими иллюстрациями. «Так совпало, что один из лучших украинских художников Иван Остафийчук, который в следующем году будет праздновать 80-летие, подарил нам коллекцию своей графики, которая посвящена произведениям Шевченко. И мне показались созвучными эти глубокие тексты и блестящие рисунки, — объясняет Леонид Финберг. — Я послал их профессору Ушкалову и спросил, как он смотрит на то, чтобы мы подготовили книгу и представили эти графические работы Ивана Остафийчука. Он тогда сказал: «Пан Леонид, мне они очень нравятся. А самое главное, что они нравятся моей жене». И это для меня было сигналом взаимоотношений в семье».

По словам литературоведа Алексея СИНЧЕНКО, семейность, родство является камертоном к этой книге, начиная с посвящения «Жене Александре, женщине, которой дышу». «Ушкалов относится к литературоведам, которые не просто выбирают тему для исследования. Каждая тема, за которую он брался, как-то одомашнивалась в его системе ценностей. И его герои — Сковорода, Чижевский, Потебня, Шевченко — это все гости, которых он приглашал в свою усадьбу», — отмечает Алексей Синченко. Поэтому как Леониду Ушкалову удалось приблизить Шевченко для большинства читателей и удивить даже специалистов-шевченковедов?

«КЛЮЧ, ЧТОБЫ УВЛЕЧЬ СВОЕЙ ЭРУДИЦИЕЙ»

Как рассказал шевченковед Александр БОРОНЬ, часть «Моей Шевченковской энциклопедии...» была апробирована еще в сборнике «От барокко до постмодерна». Поскольку давно актуальным вопросом является концепция полного издания произведений Шевченко, Александр Боронь детально изучал статью Леонида Ушкалова о поправках к комментариям к поэзии и прозе. «Эти его наблюдения тогда были для нас важнейшими. Они очень сухо, конкретно сконденсированы в этой статье, — отмечает Александр Боронь. — Теперь я понимаю, что они были следствием его комментирования прозы и поэзии Шевченко, которые вышли в издательстве «Фоліо». Но ему явно было тесно в тех «тисках» академизма». Хотя, как указывает литературовед, «академизм» — это тоже условное название, потому что все равно у каждого свой стиль, впрочем, все же он признает, что часто труды ученых написаны для узкого круга читателей.

Леонид Ушкалов выбирает свой путь, и его энциклопедия — это около 300 коротких эссе. «Он выбирает ключ, благодаря которому имеет возможность увлечь своей эрудицией, — комментирует формат книги Александр Боронь. — Каждая статья написана как будто легко, но в то же время они все очень продуманы. За этой лапидарностью скрыта определенная структура, которая повторяется во всех статьях: вступление, парение над всемирными, общекультурными категориями, затем мостик к украинской культуре, в частности литературе, а в дальнейшем и к Шевченко».

«ДВА НАЗВАНИЯ МИРА, КОТОРЫЕ ВСТРЕТИЛИСЬ НА ПЕРЕКРЕСТКЕ»

Такой формат, очевидно, является одной из составляющих интересного рассказа о Тарасе Шевченко. Не менее важен еще один, который воплощен в подзаголовке книги «Из опыта самопознания». «У меня сразу возникла ассоциация с Полем Рикером, который писал, что в действительности задача интерпретации, чтение заключается в том, чтобы человек, погружаясь в мир другого, доходил до понимания самого себя... Леонид Ушкалов все пропускает сквозь призму собственного я. И это, вероятно, и диалогичность, которая возможна в культуре, когда человек находит своих собеседников и эти собеседники его взращивают. Потому что Ушкалов говорил, что Шевченко — это тот, кто с ним сызмальства, это тот, кто его формировал. И это можно применить не только относительно Шевченко, но и Сковороды, Чижевского. То есть он занимался теми людьми, которые его выстраивали. Поэтому это все те точки касания, которые обращены к самому господину Леониду. И это невероятное умение — проживать жизнь, вытворив какое-то внутреннее пространство, очень теплое, приглашая туда гостей и радуясь их присутствию», — утверждает Алексей Синченко.

Очень метко об этом сочетании заметила философ, писательница Юлия ЕМЕЦ: «Когда я посмотрела глоссарий, слова, которые там есть, то поняла, что это определенное название мира. А точнее, это два названия мира, которые встретились на перекрестке».

ПОБОРОТЬ ИНЕРТНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ

Разумеется, этими компонентами особенности книг Леонида Ушкалова не исчерпываются. Эрудиция, художественность стиля, баланс между самоусовершенствованием через обучение и распространением изученного через публикации... Все это способствует усвоению знаний, заложенных в тексты, — отмечает Екатерина БОРИСЕНКО, старший научный сотрудник Государственного научного учреждения «Энциклопедическое издательство», ученица Леонида Ушкалова: «Что в книге особенно важно — показать путь, как не бояться любить Шевченко. Когда я преподавала, в частности и шевченковский период, то видела, как приходят студенты, которые убеждены в том, что не любят Шевченко. Они не читали его (в том смысле, как должны читать филологи), а просто знают, что любить Шевченко — не модно, и потому не любят. К ним нужно достучаться, и в этом очень помогает эта энциклопедия».

В то же время, безусловно, эта книга важна и для специалистов. Александр Боронь рассказал, как долго удивлялся, что о Тарасе Шевченко указано как о музыканте: «У Леонида Ушкалова есть статья «Гитара». И там цитируется известный эпизод (мы сейчас готовим к изданию воспоминания о Тарасе Шевченко в трех томах, читали его, но просто не заметили). Это воспоминания Скочинского, предвзятые, можно сказать, злостные, но чрезвычайно интересные своим фактажом. И там упоминается, что Шевченко сидит на берегу Днепра и «бренькає не в лад на гітарі». То есть он немного таки умел играть на гитаре. Это тот ценный факт, который дал возможность назвать его музыкантом. Мы не обращали внимание — есть инертность восприятия».

В завершение презентации Леонид Финберг привел слова из предисловия к книге: «У моего любимого философа Сковороды есть одно странное слово — «все-на-все». Так он переводил по-нашему латинское universum. И книга, которую вы, дорогой читатель, держите сейчас в руках — это все-на-все Тараса Шевченко, если хотите, его азбука мира. Не ищите в ней ни академической манеры письма, ни позитивистской объективности, ни постмодерной деконструкции. Эта книга — попытка самопознания. Говорил же когда-то Иван Дзюба: «Шевченко понимаем настолько, насколько понимаем себя. Не больше, но и не меньше». Такова Шевченковская энциклопедия Леонида Ушкалова.

Delimiter 468x90 ad place

Подписывайтесь на свежие новости:

Газета "День"
читать