Воли украинского народа к самостоятельной жизни не погубят ни враждебные тюрьмы, ни ссылки, потому что Украина является недостижимым бастионом героев и борцов
Евгений Коновалец, украинский военно-политический деятель, организатор ОУН

«Геопоэтические» координаты жизни

Поэзия Ии Кивы: от острой истории к острой иронии — расстояние в полстиха
5 октября, 2018 - 10:20

В издательстве «Каяла» вышла из печати книжка поэтессы Ии Кивы «Подальше от рая». Это стихотворения на русском и украинском языках.

Ия Кива — яркий, интересный автор, активная участница многих литературных проектов. В русскоязычной поэзии Украины ее имя можно смело назвать среди главных фигур своего поколения, рожденного в 1980-х годах. Ее украинские тексты не такие многочисленные, очевидно, поэтическая двуязычность является либо экспериментом, либо эволюцией Кивы последних лет, поэтому судить о них наверно можно будет позже, но те, которые вошли в «Подальше от рая», выглядят там абсолютно уместно (показательно: некоторые из них попали в «а-ба-ба-га-ла-ма-говскую» амбициозную «Антологию молодой украинской поэзии ІІІ тысячелетия»).

ВЗАЕМОПЕРЕПЛЕТЕННЫЕ МОТИВЫ ИСТОРИИ И ПАМЯТИ

Стихотворения сборника «Подальше от рая» — преимущественно верлибры, часто с выразительной сюжетной, повествовательной основой, на которую уже «нарастили» метафорику, ассоциации, языковые «сдвиги». Между узловыми элементами книжки стоит назвать взаимопереплетенные мотивы истории и памяти. Прошлое и его рефлексии появляются в названиях улиц, в именах, в снах, в разговорах, в стереотипах. И нередко это не самое приятное прошлое, связанное с трагическими перекрестками «большой» и «малой» истории.

я живу между Бабьим Яром

и Сырецким концлагерем

каждый день, возвращаясь домой дорогою смерти

я оказываюсь в довоенном Бердичеве

там прадедушка Янкель и прабабушка Блюма

говорят, работают и живут на идиш

растят Хаю-Суру, Мишу и Лейбе

впрочем, а был ли Лейбе, я точно не знаю

на идиш покойники со мной не разговаривают (...)

Интересно, что такое стихотворение Ия Кива заканчивает с достаточно острой и текстуально тотальной по своей сути иронией: «спасибо товарищу Сталину за историческую память». Еще более выразительный пример иронической трактовки в целом серьезной тематической связки памяти/истории -

девушка извините что к вам обращаемся

нам бы пять тысяч рублей

на восстановление стены

памяти Виктора Цоя

нет вы не подумайте

мы не какие-нибудь барыги

ну а запах что

кто сейчас не пьет

они приходили они написали Цой мертв

но мы-то понимаем

мы-то с вами знаем что Цой жив

если вы денег нам не дадите

все рухнет

стена рухнет

память рухнет

страна рухнет

а подлатаем и засияет чин чинарем

Цой жив

Ленин жив

бог умер

ПОЭЗИЯ ОДНОВРЕМЕННО ОЧЕНЬ СОВРЕМЕННАЯ, НО И ОТ ЭТОЙ СОВРЕМЕННОСТИ ОТСТРАНЕННАЯ

Во всяком случае, независимо от степени иронии или сарказма, рефлексии поэтессы имеют сдержанный, лаконичный, неразвернутый характер.  Следовательно, остаются открытыми для разнообразных трактовок.

Конечно, важный момент «Подальше от рая» — наша нынешняя война (между прочим, генератор истории и памяти на будущее). В книжке немало стихотворений более или менее очевидно касаются разных измерений украинско-российского конфликта, а обложку украшает архивное черно-белое фото Донецкого металлургического завода середины ХХ века со всеми его ассоциациями. Здесь нужно отметить, что сама Ия Кива родилась в Донецке и выехала из этого города в период активнейших боевых действий 2014 года. Немало ее стихотворений манифестируют, выражают опыт пребывания в водовороте войны, потери близких людей, потери родного города, которые сведены к обобщенной, архетипной потере. И дороги, поиски новых «геопоэтических» координат жизни.

вся жизнь теперь на ворованных сковородках

в ношеных шмотках подлатанных шкурках

в желтых подтекающих штукатурках

мы ли не сеяли и не пахали

мы ли убивцев не убивали

а поглянь чего вокруг натворили (...)

Контрастом со стихотворениями «эпического» характера в «Подальше от рая» являются произведения, связанные в большей степени с ритмом, нанизыванием эмоционального напряжения, с языковой игрой. Все эти вещи на самом деле тоже очень важны для поэтики Ии Кивы. Без них, думаю, более прозрачные и более рациональные мотивы других текстов претерпевали бы серьезный риск выхолащивания, затирания, выпадения из универсальных и символических категорий.

«в п’ятницю

коли всі перехожі трохи збуджені

місто наповнюється смайликами

на обличчях білбордах

гей друже ми вже бухаємо

долучайся до нас

пити й сміятися

пити й шепотіти

це не твоя хвороба

не твоя війна

дві крапки тире дужка

продовольча крамниця

дві крапки тире дужка

аптека

дві крапки тире дужка

книгарня

ніби без штучних посмішок

як без куль

вже не дійти до пункту призначення».

Чи з іншого вірша:

«(...) и опять попадаешь туда

то есть опять не туда попадаешь

думаешь господи как тут темно

что ж они все на одно лицо

наши и ихние

ихние наши и наши ихние

ихние ихние и наши наши

и звонишь и звонишь

...и звонишь

Книжка «Подальше от рая» — поэзия одновременно очень современная, но и от этой современности отодвинутая, наполненная самодостаточным и отстраненным (даже в страдании и сопереживании — то есть не безразличным) взглядом на мир. Я думаю, этот подход во все времена был плодотворным для литературы и соответствовал этому занятию.

Олег КОЦАРЕВ
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ