Выбирать себе правительство вправе лишь тот народ, который постоянно находится в курсе происходящего
Томас Джефферсон, выдающийся политический деятель, дипломат и философ эпохи Просвещения, один из авторов Декларации независимости США, 3-й президент США в 1801—1809 годах

Историк и «машина времени»

Известный российский исследователь Гетманщины Татьяна Таирова-Яковлева представила в Киеве две новые книги
19 мая, 2017 - 15:12
ДОМ КОЧУБЕЯ В БАТУРИНЕ (ФОТО ИЗ КНИГИ ТАТЬЯНЫ ТАИРОВОЙ-ЯКОВЛЕВОЙ «ПОВСЯКДЕННЯ І ТРАДИЦІЇ КОЗАЦЬКОЇ ЕЛІТИ ГЕТЬМАНЩИНИ»)
ТАТЬЯНА ТАИРОВА-ЯКОВЛЕВА

Далеко не каждый глубокий, серьезный ученый способен рассказать о достижениях своей науки интересно и увлекательно. Это — досадно, но это факт: умение ясно, доходчиво изложить собственные идеи в той или иной отрасли знания (так, чтобы читателю, откровенно говоря, не было нестерпимо скучно, пусть даже максимально «правильно» с научной точки зрения все подано) — это дар, своего рода искусство.

Кажется, многочисленные украинские читатели трудов известного российского историка, профессора Санкт-Петербургского университета, директора Центра по изучению истории Украины Татьяны Таировой-Яковлевой согласятся с тем, что этот человек (стоит прибавить — честный ученый независимых взглядов, дружественно настроенный к Украине) умеет рассказать о событиях далекого казацкого прошлого Украины так, что эти страницы читаются, как интригующий детектив. Книги Татьяны Геннадиевны, посвященные трагическим годам Руины, фигуре гетмана Ивана Мазепы (биография была напечатана в 2008 году в знаменитой серии «ЖЗЛ», впоследствии появилось более расширенное и усовершенствованное издание на украинском и русском языках), жизнеописаниям знаменитых гетманов Украины ХVІІ в. (этот труд был представлен в Киеве в прошлом году) достаточно убедительно подтверждают это. Автор создает своеобразную «машину времени», которая переносит читателя на 300—350 лет назад, позволяет будто вживую увидеть и услышать тогдашних людей, их обычаи, повседневную жизнь, семейный уклад, предметно понять причины и ход глубинных общественных кризисов...

Когда 16 мая в Киевском Музее Гетманства на Подоле (трудно представить себе более уместное место для такого мероприятия, чем этот удивительно уютный, «теплый» дом) Татьяна Геннадиевна презентовала две свои новые книги: «Инкорпорация: Россия и Украина после Переяславской Рады (1654—1658)» та «Повсякдення, дозвілля і традиції козацької еліти Гетьманщини», то одним из наиболее популярных вопросов был слудющий: «Как Вам удается органично совмещать популярность изложения и научную глубину?». Пани Татьяна ответила так: «Это всегда возможно, если не спешить, взвешивать каждое слово и видеть перед собой не «академического», а обычного читателя. Такая увлекательность дается непросто — книгу о повседневной жизни времен Гетманщины я задумала давно, еще 20 лет тому назад, и собирала детали по крупицам. Получилось ли это интересно — судить не мне». Добавим, что обе книги выпущены киевским издательством «Кліо» (директор — Вера Соловьева), которое уже не один год сотрудничает с Т. Таировой-Яковлевой.

Чтобы дать читателю хотя бы сжатое представление о том, каким было содержание обсуждения, приведем короткое изложение наиболее интересных вопросов к автору и ответов на них.

Пани Татьяна, что объединяет и что, наоборот, разделяет тематику этих двух ваших книг?

— Первая книга — о повседневной жизни казацкой элиты, о том, какой была одежда этих людей, что они ели, какое место занимали в тогдашнем обществе женщины, каким было оружие, что читала старшина, как выглядели дома в ту эпоху внутри и снаружи и тому подобное — зрела долго. Такую книгу нельзя сразу сесть и написать, нужно долго «отсеивать» материал. Год назад она, наконец, вышла в Санкт-Петербурге; в настоящий момент издательство «Кліо» выпустило украинский перевод.

Что же касается второй книги об «инкорпорации» Украины Московским государством, то я считаю ее самым серьезным трудом своей жизни. Это — результат работы (на протяжении многих лет) в Государственном архиве давних актов, где я нашла абсолютно уникальные документы. Я обратилась к истокам такого сложного и трагического явления, как Переяславская Рада, и, среди прочего, в частности, пришла к выводу, что особую роль в тех событиях сыграл тогдашний московский патриарх Никон, который бредил идеей создания «всемирного православного государства» и «освобождения Константинополя от бусурман». Понятно, что это было невозможно без инкорпорации Украины (я считаю наиболее точным именно этот термин латинского происхождения). В книге я показываю, месяц за месяцем, события первых четырех лет после Переяслава, сосредоточивая особое внимание: а) на действиях московских воевод в Украине; б) на военной кампании в Беларуси, в период которой продолжалась ожесточенная борьба. Взятые вместе, факты, приведенные мной, объясняют, почему уже в 1658 году между Гетманщиной и Московским государством начался жесткий военный конфликт.

— В книге «Инкорпорация» Вы пишете о взаимном непонимании Москвы и Чигирина: эти общества, эти государства полярно отличались друг от друга и не представляли реалии жизни друг друга. Объясните свое мнение, пожалуйста.

— Дело в том, что гетманская элита воспитывались на европейских традициях Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой, на традиции личных свобод, вольностей и благородных прав. А вот традиции Москвы: Иван Грозный: «А мы, Великие Государи, своих холопов казнить вольны, а и миловать их также вольны есть». Царь Алексей Михайлович: «А в моем царстве свободных людей нет, разве что холопы, которые убежали и которых еще не поймали». Вспомним и известный факт, когда в Переяславе боярин Бутурлин категорически отказался присягнуть на верность договора от имени царя, как это сделали казаки, заявив: «Великий Государь никому и никогда не присягает!».

Добавлю, что непонимание это имело как мировоззренческое измерение в результате несовместимости политических культур, так и «языковой» (подьячие Посольского приказа украинским языком владели плохо и переводили плохо).

И еще. Известно, что оригиналов переяславских документов не сохранилось (архив Хмельницкого потерян навсегда), есть лишь перевод, так называемые «Постатейные списки», которые писались не послами царя, не воеводами, а опять же подьячими, часто искаженные, и относиться к ним нужно максимально критически.

Ваша книга, в частности, и о судьбе украинской элиты времени Хмельнитчины, судьбе поистине трагической.

— Да, и трагизм этой судьбы заключался не только в том, что эта элита в большинстве своей погибла, была выслана в Сибирь или по крайней мере исключена из политической жизни. Не менее важным является другое. Элита эта была разной, но даже самые яркие ее представители (Выговский, Дорошенко) не смогли отстоять целостность и самостоятельность Гетманщины, должны были поступиться своими принципами. Моя книга — в частности, и о причинах, о предпосылках этой драмы.

Какими являются ваши ближайшие творческие планы?

— Я очень хотела бы, совместно с Институтом истории Украины НАН Украины, научно проработать и подготовить к печати знаменитую казацкую Летопись Самуила Величко, оригинал которой хранится в настоящий момент в Санкт-Петербурге. Не люблю слишком громких слов, но я действительно вижу в этом свой гражданский долг.

***

Известный киевский историк, профессор Виталий Щербак, выступая на презентации, назвал пани Татьяну «одним из ведущих лидеров украинской идеи в России». Татьяна Геннадиевна рассказала, что осенью прошлого года ее не избрали членом-корреспондентом Российской академии наук, потому что один из «официальных» историков РАН заявил, что ее книга о Мазепе «неправильная». Присутствующие на встрече в Музее Гетманства, кажется, оценили этот красноречивый факт...

Игорь СЮНДЮКОВ, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ