Два крыла, которыми возвышается человеческий дух в бескрайние просторы, - это вера и наука.
Иосиф Слепой, украинский церковный деятель, предстоятель Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

Танцы с профанами

22 января, 2020 - 10:40

На прошлой неделе Кабинет министров утвердил перечень стратегических предприятий, которые нельзя приватизировать.

Так и не отставленный премьер Алексей Гончарук в своем Telegram-канале написал:

«Не подлежат приватизации предприятия, которые: обеспечивают энергетическую независимость и обороноспособность государства; являются естественными монополиями; имеют критически важное значение для общества.

Более того, мы усилим контроль за надлежащим использованием собственности и эффективным управлением стратегических государственных предприятий, не подлежащих приватизации».

Среди десятков названий компаний, заводов и научно-исследовательских институтов, ближе к концу списка, в разделе «Культура и спорт» перечислены:

• Государственное предприятие «Национальный академический драматический театр имени Ивана Франко»;

• Государственное предприятие «Национальный академический театр русской драмы имени Леси Украинский»;

• Государственное предприятие «Национальный академический украинский драматический театр имени Марии Заньковецкой»;

• Государственное предприятие «Харьковский национальный академический театр оперы и балета имени Н. В. Лысенко»;

• Государственное предприятие «Национальный центр Александра Довженко»;

• Государственное предприятие «Национальный академический театр оперы и балета Украины имени Т. Г. Шевченко»;

• Львовский оперный театр;

• Национальная филармония Украины;

• Одесский национальный академический театр оперы и балета.

Конечно, сразу возникают вопросы.

Во-первых, с учетом невероятной беспристрастности, компетентности и грамотности наших госструктур возникают обоснованные опасения, что в случае, если фраза «мы усилим контроль за надлежащим использованием и эффективным управлением» останется не пустым балабольством, то бояться усиления контроля придется не реальным коррупционерам и растратчикам, а людям искусства, которые имели неосторожность хоть раз поставить подпись под любым материально важным документом.

Второе: а почему, собственно, именно эти учреждения? Какое, в частности, отношение к развитию украинской культуры имеет Национальный академический театр русской драмы, кроме Леси Украинки в названии — хотя с не меньшим успехом он мог бы быть имени Пушкина или даже Путина?

Почти в каждом областном центре есть как минимум три государственных театра: украинской драмы, русской драмы и юного зрителя. И филармония тоже. То, что они, как правило, влачат жалкое существование — не секрет. Если их нет в списке, то это означает, что их можно беспрепятственно продать, сняв наконец бремя с налогоплательщиков и обеспечив небывалый всплеск сценического искусства благодаря заботливым инвесторам? Или просто продать привлекательные здания в центре города, а актеров, режиссеров, осветителей и сценографов пустить по миру?

Ни единой киностудии. То есть Одесская студия и студия Довженко в Киеве наконец будут приватизированы и застроены уютным комфортным жильем или будут приватизированы и станут мощными центрами кинопроизводства в Восточной Европе, так что про чешский «Баррандов» все забудут?

И так далее.

Ясно одно: обоснованность этого закона в части культуры — исчезающее мала. То есть перед нами — очередной громкий жест, к которым столь склонна «зеленая» команда.

Скорее всего, обойдется без последствий. Но так будет не всегда.

Потому что с войной уже разобрались, с преступностью почти разобрались, с экономикой процесс в разгаре. А значит, скоро возьмутся и за культуру. Оперативно, в турборежиме.

Вот тогда и затанцуем.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ