Малороссийство - это не политика и даже не тактика, лишь априорная и тотальная капитуляция
Леся Украинка, украинская поэтесса, писательница, переводчик, культурный деятель

Антисталинизм по-русски

Ю.Л. Латынина и С.П. Голохвастов в измерениях местного империализма
25 июля, 2017 - 11:41

Кто только не ссылается на Сталина и его деяния в современной России! Кто-то (и это более трети россиян) считает его наибольшим гением всех времен и народов, кто-то — демоническим виновником всех современных бед (как будто других генсеков не существовало), а кто-то — творцом независимой Украины. К этим последним «ктоткам» принадлежит и известная российская публицистка Юлия Латынина, которая в одной из последних своих радиопрограмм на «Эхе Москвы» заявила буквально следующее: «Не забудем, что именно Сталин — причина нынешней утраты Россией всех завоеваний царских, потому что Советский Союз развалился по границам, которые де-факто были начерчены Сталиным. Сначала Лениным, но потом и Сталиным. И когда мы сейчас скорбим, что Украина отошла, самое страшное не то, что Россия потеряла Украину (это как раз замечательно, когда разные части государства начинают конкурировать друг с другом и возникает конкуренция, как на рынке), самое страшное, что проиграл русский язык. В Российской империи везде был русский язык. И простите меня, пусть простят меня друзья мои украинцы, но если бы не существовало Украинской АССР при Сталине, то украинский язык, ну, примерно сейчас был бы то же, что бретонский язык во Франции».

Вот так. И не нужно, уважаемые читатели, сразу смеяться, ведь Латынина — это весомый авторитет не только для определенного количества россиян, но и для некоторой части украинской молодежи. Поэтому попробуем спокойно разобраться в этом очень своеобразном, если не сказать больше, антисталинизме.

Элементарный экскурс в первую половину истории ХХ века свидетельствует, что Сталин имел причастность к очерчиванию границ союзных республик только в некоторых случаях, и то делалось это не «от фонаря», а на основании учета этнического состава населения и политических реалий. Вот, скажем, Туркестанская АСРР (в первые годы своего существования — Туркестанская Советская Республика). Она была создана в апреле 1918 года, потом ее фронты гражданской войны на пару лет отрезали от советской России, даже компартию она имела свою — КПТ (без дополнения «большевиков»). Включала эта республика нынешние Туркменистан, Киргизстан и часть Узбекистана с Ташкентом. Сталин к ее образованию отношения не имел — слишком далеко она была от Москвы. И Ленин, кстати, тоже — процесс был стихийным.

Ее соседка — Киргизская АССР — существовала с августа 1920 года (причем населена она была казахами, которых тогда в России называли киргиз-кайсаками) и до 1925 года, когда ее превратили в Казахскую АССР и в некоторых местах уточнили границы. Сталин к ее образованию тоже не имел никакого отношения — в августе 1920-го он был членом Реввоенсовета Юго-Западного фронта, который сначала шел на Львов, а затем убегал из Львова. И в 1924—1925 годах, когда «утрясались» границы Киргизской АССР, когда ее переименовывали в Казахскую, Сталин не стал всемогущим — в Советском Союзе правила «тройка» в составе Зиновьева, Каменева и Сталина, в придачу большой политический вес имели Бухарин и Фрунзе. Так же и с Туркестаном, который в 1924 году подвергся национально-территориальному разделению, в результате чего на его территории и территориях только что включенных в СССР Бухарской и Хорезмской союзных республик были созданы Узбекская ССР, Туркменская ССР, Таджикская АССР (в составе Узбекистана), Кара-Киргизская АО и Кара-Калпакская АО (в составе России). Опять-таки, границы чертил не Сталин, а «тройка» вместе с Бухариным и Фрунзе (в честь которого, кстати, потом назвали киргизскую столицу). И, конечно, не Сталин очерчивал границы Грузии, Армении и Азербайджана, так как иначе не потеряла бы Грузия в результате советизации значительные территории, которые отошли прежде всего к Турции и России.

Заметим: только 5 декабря 1936 года, по «Сталинской конституции», когда тоталитарная диктатура «великого вождя» полностью утвердилась, были созданы Казахская ССР и Киргизская ССР, а Каракалпакия передана из состава России к Узбекистану. Здесь уже Сталин «рисовал границы», однако без произвола, лишь уточняя сделанное до него. Наконец, сугубо «сталинскими» были лишь границы двух союзных республик, созданных в 1940 году: Молдавской и Карело-Финской. Последняя тихо исчезла во второй половине 1950-х, а первая переживает после получения независимости сложные времена, в которых виновны, впрочем, прежде всего современные сталинисты, а не сам «вождь народов».

Но главное другое: Советский Союз распался по границам, которые возникли еще до образования СССР, в первые годы после спонтанного распада Российской империи. Большую часть новообразованных государств «красная» Россия завоевала и завлекла в свой лагерь (прежде всего через грубое великодержавничество «белой» России, которая отказывалась предоставить хотя бы автономию разным «хохлам» и «чучмекам»). Сталин при этом стремился все присоединенные государства влить в Россию, выдвинув план «автономизации», а Ленин и Троцкий сломали этот план, поэтому образование союзных республик и СССР как такового — вовсе не идея Сталина...

Ну, а утверждение Латыниной относительно Украины — это вообще что-то фантастическое. Никогда не существовало «Украинской АССР при Сталине». Вообще Сталин как нарком по делам национальностей имел прямое отношение разве что к попыткам образования «советской УНР» со столицей в Харькове и Донецко-Криворожской республики. В обоих случаях следствием стал грандиозный провал. И границы УНР и Украинского государства Скоропадского с Россией Сталин не «рисовал» — этим в 1918 году занималось внешнеполитическое ведомство, то есть Чичерин и его команда под надзором Ленина. Эти же границы остались в УССР, хотя от нее в несколько этапов и «отщипнули» куски территории, прежде всего Таганрог. И даже в 1939—1940 годах западные границы УССР Сталин не рисовал, они были определены в конце 1919-го Советом Антанты («линия Керзона») и осенью 1918-го Национальными собраниями Буковины (на что ссылался Молотов в 1940-м на переговорах с Германией — мол, еще тогда местные украинцы захотели влиться в состав Украинского государства).

Единственное, что сделал Сталин в смысле собственноручного определения границ в 1939 году — это из военно-стратегических соображений отрезал Берестейскую (ныне Брестскую) область от Украины в интересах Белорусской ССР.

А теперь об украинском языке. Каждый пятый подданный Российской империи был украиноязычным. Сто тысяч распроданных Евангелий на украинском языке за несколько лет — это большая цифра, поскольку одна книга покупалась обычно на несколько семей, если не на целое село. Более того: по состоянию на 1917 год «щирі українці» (то есть борцы за государственность в той или иной форме) стали мощной, пусть и не очень организованной и единой силой. Большевики сначала почти не считались с национальным фактором, действуя на украинских территориях, последствия чего лаконично в письме к Ленину сформулировал Владимир Затонский: «Трижды мы завоевывали Украину, трижды украинский народ давал нам «копняка» под зад». Поэтому «коренизация», «украинизация» — это была вынужденная политика Ленина и Троцкого, предназначенная для удерживания Украины, а не выдумка Сталина. Со стороны последнего к приобретению полноты власти эта политика имела частичную поддержку. А вот с обретением такой власти украинизация начала заметно сворачиваться, сначала на Дальнем Востоке и Кубани, а затем и в УССР. Но, как бы Сталину этого не хотелось, он не мог полностью превратить СССР в новое издание Российской империи, потому что это означало бы потерю поддержки со стороны левых политических сил и интеллектуалов как Запада, так и Востока. Тот же фактор в известной степени сдерживал и преемников Сталина, хотя курс на русификацию, взятый «великим вождем» с середины 1930-х, они продолжали.

И в завершение. Латынина всерьез заявляет, что в Российской империи, мол, господствовал русский язык. Да, господствовал. А в империи Габсбургов — немецкий. Каким было реально это господство, хорошо описано в «Бравом солдате Швейке». Русский же язык в Российской империи вне российской этнической территории — это язык миллионов и миллионов свиридов петровичей голохвастовых, образцом «добродетелей» которой является этот изъятый в советские времена цензурой монолог героя пьесы «За двумя зайцами»: «Дурні хахли! Ідіть здоровії! Што значить проста мужва? Ніякого понятія нєту, ніякой делікатной хвантазії... так і пре! А вот у меня в галавє завсегди такий водеволь, што только мерсі, потому — образованний чоловек. Да што, прочем, про них?.. Годі».

Действительно, нечего. Невозможно заставить «учить матчасть» большую часть российской интеллектуальной элиты, которая, похоже, считает, что от рождения все знает, и знает лучше всех, об Украине и других государствах на постсоветском пространстве. Просто следует относиться со скепсисом к безапелляционным утверждениям определенных представителей этой элиты и завязывать контакты с адекватными интеллектуалами России, которые есть не только в обеих столицах, но и в провинции. В том числе и там, где столетие тому назад господствовал истребленный Сталиным украинский язык...

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ