Нет свободы человека без свободы народа. И нет свободы народа без свободы человека
Ярослав Стецько, один из лидеров украинского национально-освободительного движения

Депортация как инструмент Кремля

Некоторые районы Крыма (прежде всего предгорье, горы и Южный берег) остались практически пустыми
29 мая, 2020 - 10:08

Руководство ВКП(б)-КПСС вело речь о «Великой Отечественной войне Советского Союза», как она называлась официально, как войне справедливой и освободительной. Сегодня так же говорят руководители Российской Федерации. Но чем отличались Кремль и коммунисты в своих практических действиях от нацистов, когда дело касалось «неправильных», по их мнению, народов?

Одним из главных инструментов советской демографической и национальной политики была депортация тех или иных народов и этнических групп с родной земли. Начавшись в 1920-х годах с выселения терских казаков, депортации достигли максимума в первой половине 1930-х годов, когда в Сибирь и на крайний Север были депортированы миллионы украинцев из УССР и Кубани. Не только «кулаков» и «подкулачников» из числа крестьян, но и «петлюровские элементы» из городов. Переселяли насильно также «пропитанных буржуазно-националистическим духом» белорусов. Во второй половине 1930-х жертвами депортации стали поляки и корейцы, которые жили в СССР. А с началом Второй мировой войны в 1939-40 годах принудительному выселению подверглось население Западной Украины, Западной Белоруссии и стран Балтии. В 1941-44 годах в отдаленные районы Сибири и в Казахстан были депортированы и лишены всяческих прав советские немцы, а также представители народов, страны которых входили в гитлеровскую коалицию (венгры, болгары, финны). В том же 1941 году из Крыма были депортированы (и потерялись в дебрях эпохи сталинизма) немногочисленные потомки готов, которые были уже практически полностью ассимилированы, а с северной Таврии                — несколько групп ногайцев (они в тех краях тоже исчезли — по войне те, кто избежал депортации, записались украинцами или россиянами). Отказаться от своего этнического «я» для представителей «неправильных» народов было едва ли не единственным спасением       — скажем, у моего коллеги дедушка, тогда еще молодой человек, 23 июня 1941 года с Вильгельма стал Василием (исправив за бутылку соответствующие бумаги), а 24 июня ушел на фронт. И поэтому выжил, пройдя сквозь ад войны. Однако не все могли и не все были согласны отказаться от своих этнических корней...

С отвоеванием Красной армией территории СССР по обвинению в коллаборационизме из родных земель в течение 1944 года были насильственно выселены калмыки, ингуши, чеченцы, карачаевцы, балкарцы, ногайцы, турки-месхетинцы, понтийские греки. В том же 1944-м из Трансильвании (Румыния) в СССР были депортированы местные немцы, которые там были коренным народом. А в августе-сентябре 1945 года, после оккупации Красной армией Маньчжурии, жертвами депортации стали как японцы, поселившиеся там в 1930-х, так и украинцы и русские, которые жили там на протяжении нескольких поколений.

Как известно, не обошла депортация и крымских татар, у которых она называется Qirimtatar surgunligi. Относительно их она осуществлялась особо жестоко...

После депортации основной массы крымских татар 18-20 мая 1944 года нашлись «грехи» и у других народов, живших на полуострове. В докладной «вождю народов» Сталину от 29         мая нарком внутренних дел Берия писал: крымские болгары нередко участвовали в заготовке продовольствия для немецкой армии, среди болгарского населения проводилась вербовка для выезда на работу в Германию. «Вина» крымских армян и греков в глазах советского руководства была еще страшнее: «Значительная часть греков, особенно в приморских городах, с приходом оккупантов занялась торговлей и мелкой промышленностью». То же самое делала и часть местных армян. Решение о выселении армян, греков и болгар из Крыма было принято 2 июня 1944-го, 5 июня — выполнено. Потом среди уцелевшей остальной части населения распространились панические настроения: многие боялись, что вскоре депортируют и всех остальных. Вот строки из протокола пленума Крымского обкома ВКП (б) от 14 июня 1944-го: «Много таких разговоров: «Вот татар вывезли, и нас будут вывозить». И даже сухари сушат...»

В итоге некоторые районы полуострова (прежде всего предгорье, горы и Южный Берег) остались практически пустыми. По сообщению ответственного организатора ЦК ВКП(б) в Крымской области в ЦК ВКП(б), «после выселения татар, в некоторых районах, особенно южных, население почти не осталось. В Куйбышевском районе осталось всего населения 672 человека, Алуштинском — 2637, Судакском — 3380, Балаклавском — 2233. Аналогичное положение с населением в Карасубазарском, Бахчисарайском, Ялтинском районах». Поэтому на «очищенных» от крымских татар и представителей других депортированных этносов и этнических групп землях лишь на протяжении осени 1944 года было переселено 64 тысячи колхозников из прежде всего России, а также Украины и Беларуси, которые разместились в домах депортированных. Чтобы стереть историческую память о крымских татарах, власть прибегла (двумя указами от 1945 и 1948 гг.) к так называемой «детатаризации» Крыма, во время которой переименовала на полуострове свыше 900 населенных пунктов, названия которых имели крымскотатарское происхождение (а это свыше 80% от общего числа поселений Крыма) на русско-советский лад, да еще с ощутимым имперским привкусом. Исключение было сделано лишь для Бахчисарая, Джанкоя, Ишуни, Саков и Судака.

Какими же были основные мотивы депортации крымских татар и представителей других коренных этнических групп и этносов из Крыма? В докладной Берии Сталину от 10 мая 1944 года, кроме мифической «предательства» крымскими татарами советской власти, шла речь и о другом — о «нежелательности последующего проживания крымских татар на пограничной окраине Советского Союза». Этот тезис стоит расшифровать. В 1943—1945 годах Сталин ставил перед Черчиллем и Рузвельтом вопрос о передаче Советскому Союзу контроля над проливами между Черным и Средиземным морями, следовательно, о присоединении к СССР значительного куска турецкой территории. Раньше, в 1940 году, Молотов от имени Сталина поднимал тот же вопрос перед тогдашним сталинским партнером — Гитлером. Современные историки высказывают гипотезу, что Сталин планировал взять эти территории военной силой, осуществив вековечную мечту российских империалистов — взять под свое управление Царьград, он же Константинополь, он же Стамбул, поэтому осуществлял тщательную «зачистку» оперативного тыла. Следовательно, «ненадежные» крымские татары и другие народы Крыма стали жертвой геополитических амбиций кремлевского диктатора и его стремлений поставить последнюю точку в реализации великодержавной идеи относительно «освобождения» Крыма от его коренного населения.

Собственно, военно-политические мотивации в той или другой степени присутствуют во всех советских депортациях народов. Скажем, выселение корейцев из Приморья имело целью «зачистку» тыла для будущих операций против «белокитайцев» (Кремль еще во второй половине 1920-х нацелился на создание коммунистического Китая) и японцев, а российские корейцы, мол, могли шпионить в интересах врага. И вообще, «косоглазые» на одно лицо. Украинцев в начале 1930-х не в последнюю очередь потому, что Сталин считал их потенциальными союзниками и агентами «белополяков». И такое — относительно всех переселенных силой этносов.

Но в результате народы, депортированные в 1944 году, после XX съезда КПСС в 1956-ом смогли вернуться на свою родину. Кроме крымских татар и немцев Поволжья — последние были депортированы несколько раньше. Даже больше: крымским татарам было запрещено переезжать в Крым вплоть до 1989 года, хотя Президиум Верховного Совета СССР в 1967 году исподтишка, чтобы не раздражать сталинистов, снял с них обвинение в предательстве «советской родины». Другими словами, крымскотатарский народ оказался в ситуации, значительно худшей не только за той, которая была до 1917 года, но и когда-либо в его истории. Была уничтожена сама возможность не только государственного, но и национально-культурного развития на своей родине. Похожим образом обращались и с немцами Поволжья; но те после распада СССР в абсолютном своем большинстве выехали в Германию (так, в 1989-ом лишь в Казахстане проживало 958 тысяч немцев, а в 2015-ом их осталось лишь 181 тысяча). А куда было переселяться крымским татарам, как ни в Крым? Однако в 2014 году неосталинистская Россия достала их и там. А потомки депортированных украинцев по большей части стали россиянами, например семья Романенко, где известными космонавтами стали и отец, и сын. Но коллеги их все равно зовут «хохлами» и добавляют: «Какой же хохол, даже в космосе, без сала». Похоже, любовь к салу и борщу (что сейчас фигурирует в книгах как «блюдо русской народной кухни») — это все, что осталось украинского в большинстве потомков тех, кто был силой переселен из Украины. По-видимому, в Кремле сейчас не против того, чтобы подобное состоялось и с крымскими татарами.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ