История обязывает не только ее знать, но и творить ее.
Андрей Коваль, украинский историк и общественный деятель

Крапленые карты польского премьера

14 февраля, 2018 - 16:51

Правительство третьей Речи Посполитой совершило очередную атаку на «западном фронте», открытом им против Украинского государства. Премьер Матеуш Моравецкий включил гетмана Богдана Хмельницкого в число тех, кто совершал самые большие преступления против еврейского народа и против Польши. Это он заявил в своей лекции в городе Холме, посвященной польско-еврейским отношениям на протяжении веков. «У нас почти тысяча лет сотрудничества на одной земле с евреями, этого нельзя сравнить с другими странами в Европе и мире», - заявил Моравецкий и добавил, что независимая Польша никогда не выгоняла евреев, во времена нацизма в Польше были самые большие репрессии за помощь евреям, и именно в Польше им помогали больше всего. Вместе с тем Украина и украинцы поступали иначе. «Первым большим преступным актом против евреев, который в еврейской историографии иногда приравнивается к Холокосту, было восстание Хмельницкого. Очевидно, что тогда доходило до страшных преступлений, историки говорят о 100 тыс. убитых евреев», - заявил Моравецкий, после того рассказав, что во время осады Львова в 1648 году Хмельницкий в обмен на выдачу евреев вроде бы обещал отступить от города: «Львов отказал, сказал, что не отдаст еврейских братьев и не отдал». И процитировал одного из раввинов города Торуня: «Один из тамошних раввинов представил свой взгляд на историю. Он говорил о трех преступникахов на «х» - Гитлер, Гиммлер и Хмельницкий (на польском Hitler, Himmler и Chmielnicki). Это герой для наших соседей, а для нас тот, кто фактически привел к первому упадку Речи Посполитой».

Мягко говоря, это либо полная ложь, либо искривление и передергивание фактов. Скажем, в Киеве еврейская община появилась минимум 1100 лет назад, а в XI-XII веках их присутствие зафиксировано в ряде городов Волыни и Подолья. Во второй половине XIII века за счет беженцев из разоренного Батыем Поднепровья возросло еврейское население Галицко-Волынского королевства. Мигрировали туда и евреи из немецких земель, Болгарии и Венгрии. Большие еврейские общины возникли в Галиче, Владимире-Волынском, Львове, где они имели привилегии и религиозную автономию. Впоследствии, особенно после возникновения инквизиции (которая имела едва ли не основной своей задачей установление и уничтожение «скрытых евреев»), началась массовая миграция еврейского населения из Западной Европы в Великое Княжество Литовское, куда тогда вошли и русьско-украинские земли. Тогда больших проблем в межэтнических и межрелигиозных отношениях не было. Ситуация резко изменилась к худшему после Люблинской унии 1569 года, когда все украинские земли перешли во владения польской короны. Короли Речи Посполитой щедро раздавали магнатам и шляхте имения на территории Приднепровья, в результате чего возникло немало «магнатских», а не самоуправляющихся, как раньше, городов, поселков и сел, куда новые хозяева переселяли евреев из Польши, Галичины и Волыни, используя их как орудие колонизации украинских земель. Сейчас историки в основном «политкорректно» предпочитают молчать о том, о чем писали все казацкие летописи: что магнаты массово использовали евреев-арендаторов не только для управления своими имениями и кабакам, не только передали им в руки всю торговлю, но и предоставили им ключи от церквей: заплатил пану, отработал на него - можешь крестить ребенка или играть свадьбу... и не только казацкие летописи отмечали это, но и многие польские авторы. Михаил Грушевский в «Истории Украины-Руси», среди прочих, цитирует одного из таких авторов: Львівський канонїк Юзефович в своїй пізнїйшій лїтописи міста Львова розвиває ширше сю дражливу подробицю жидівської експльоатації, не жалуючи Польщі, щоб дати волю свому ворожому настроєви до Жидів: „Чув я навіть від наших же Поляків, старших, таких, що знали сю справу, що панованнє Поляків в тих сторонах дійшло до такої нездержливости, що навіть над церквами давали вони власть сьому родови (жидівському). Священик козацький, попросту званий ,піп' не міг у своїй церкві удїлити своїм парохіанам таїнства хрещення, шлюбу й иньших, коли наперед не заплатив Жидови за ключі установленої паном плати, бо мусїв кождого разу від дверей церковних відносити їx і віддавати до рук Жидови. З якими се надужитями дїяло ся і зневагою таїнств і віри християнської, нехай судить потомство. По заслугах потерпіла ти біди свої, Польщо». Нечего и говорить, какие последствия имело это в эпоху религиозных войн, которые тогда свирепствовали по всей Европе. Хорошо понимая это, Юзефович вину за бедствия, которые упали на иудеев во времена Хмельнитчины, возлагает не на украинцев, а на польскую магнатерию, на правящий класс Речи Посполитой.

И еще одна цитата из Грушевского, который приводит мнение о том, что вызвало Хмельнитчину, отнюдь не благосклонного к украинцам раввина Натана Ганновера: «Спімнувши насамперед заходи Жиґимонта, якими він приводив до польщення і католичення українську аристократію, і орґанїзацію козацького війська, „вільного від податків і обдарованого такою вільністю, як шляхта", він так характеризує становище українських мас: „Решта бідного руського народу робила панщину у маґнатів і шляхти, а сї обтяжали його тяжкою працею, глиною і цеглою і всякою роботою в дому і на полї (біблїйні фарби жидівської неволї в Єгиптї). Шляхта накладала на нього великі тягарі, а де-котрі шляхтичі страшними способами змушували до переходу на пануючу віру. І був він до тої міри понижений, що всї народи, а навіть і той нарід з усїх найбіднїйший (жидівський) – теж панував над ним». Причем, еще раз замечу, состоятельных евреев в этой роли использовала польская элита, ну а бедные еврейские слои, как всегда, «попали под раздачу»...

Что же касается 100 тыс. евреев Украины, которые якобы погибли в результате действий Хмельницкого, то это просто бред: ведь во всей Речи Посполитой их жило 150-170 тысяч, а на территории украинских земель – едва ли более 50 тыс. Так, по современным оценкам, количество иудеев на этих землях тогда сократилась на 2/3, но погибли не все - часть сбежала, а некоторые крестились (напомню, что среди казаков и даже среди казацкой старшины были Абрамовичи, Лейбенко, Лейбы, Жидецкие, Жидкевичи , Жидченко, Марковичи и др. Кстати, второй женой гетмана Ивана Скоропадского была Анастасия Маркович, дочь арендатора-выкреста Марка Марковича, который стал старостой Прилуцкой церкви и за заслуги перед ней похоронен в Густинском монастыре.

Ну а что касается Львова... Хмельницкому нужны были от него деньги, а не евреи, поэтому он взял огромную контрибуцию и выдал охранный универсал, которым строго запретил повстанческим отрядам даже приближаться к городу.

Впрочем, конечно, резкое уменьшение численности еврейского населения украинских земель, страшная резня, совершенная прежде всего доведенной до предельного отчаяния плебейской частью казацкого войска, является фактом. Так же фактом является и то, о чем писал тогда сенатор Речи Посполитой Алам Кисель «Простонародье создало второе и третье войско, и уже тогда не плебс оказался в подчинении Хмельницкого, а Хмельницкий стал зависимым от его огромного разрастания». Однако стоит вспомнить и то, сколько погибло в те времена украинцев, как резко сократилось (где-то на 40-50%) населения ряда украинских земель. А как оценить карательный марш ревностного слуги Речи Посполитой князя Яремы Вишневецкого, который в июне 1648 года с войском двинулся на «примирение» Киевщины и Брацлавщины, сажая на кол, вешая на виселицах, рубя головы и руки и выкалывая глаза всем, включая священников, кого подозревали (только подозревали, без доказательств!) в сочувствии казачеству? Марш, который проходил под лозунгом «вырубать виновного и невиновного», мол, только так можно обуздать «чернь»?

Поэтому все стороны своеобразно «отличились» на той войне, которая была не более и не менее гуманна, чем тогдашние религиозные войны по всей Европе, только поляки воевали на украинских землях, чтобы восстановить порабощение и проводить дальше колонизацию этих земель, вместе с тем украинцы стремились освободиться от иностранного социально-экономического и религиозно-политического угнетения и жить в собственном государстве, «как при древних князях Русьских».

И напоследок. Оказывается, Хмельницкий для нынешней официальной Варшавы - «тот, кто фактически привел к первому упадку Речи Посполитой». Что ж, процитирую - опять-таки, согласно Грушевскому, - одну из жалоб реестровых казаков (то есть тех, кто служил польскому королю) сейму 1648 года: «Хутори, сїножати, луки, ниви, рілї, стави, млини – щоб тільки панови урядови сподобалось у нас козаків – силоміць відбирають, нас самих без усякої вини обдирають, бють, мордують, до вязниць сажають, на смерть за наші маєтки забивають, і так силу товаришів наших поранили і покалічили… Панове полковники теж поводять ся з нами не так як обіцяють і присягають: не то щоб мали нас боронити в наших кривдах від пп. урядників, а ще їм помогають проти нас з пп. жовнїрами і драґонами, которих при собі мають. Щоб тільки у нас котрому сподобало ся – чи кінь якийсь добрий, чи зброя, чи щось иньше – відступай йому, нїби то продажею, але пів-дурно; а не відступив – тодї журись, неборако-козаче, собою!.. Аби вирвати від козака, що у нього побачать, зараз до тюрми, до вязницї, давши аби яку причину: викупай тодї, козаче-небораче, душу свою до наготи – давай своє в нагороду. Иньших незносних кривд – як до своєї роботи і на підводи виганяють, і виписати трудно: як з нами немилосердно поступають, знущаючи ся над нами останнїм способом, маючи нас за останнїх – нарід од віків вільний і Полякам прихильний і помічний». Вот так - «нарід од віків вільний і Полякам прихильний і помічний». Но эта жалоба, как и десятки других, осталась без ответа, точнее, ответом стали дальнейшие наезды магнатских отрядов на владения реестровцев, убийства и грабежи казаков. Так кто на самом деле привел к первому упадку первую Речь Посполитую? И негоже премьеру государства, которое восхваляет себя как цивилизованное и демократическое, играть в грязную политическую игру краплеными картами как провинциальный шулер?

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments