Когда человек имеет себя, свой позвоночник, свой центр, свою основу, свою гравитацию, так сказать, тогда все падает на свои места - и человек похож на Эйфелеву или Останкинскую башню, а не на стог сена.
Василий Стус, украинский поэт, переводчик, прозаик, литературовед, правозащитник, представитель культурного движения шестидесятников

Кто боится Дональда Трампа?

14 июля, 2018 - 15:34

Дональд Трамп стремительно ворвался в Европу, основательно напугав своих партнеров. На саммите НАТО в Брюсселе он пригрозил, что Америка может выйти из Организации Североатлантического договора, причем даже не запрашивая на это согласия Конгресса, если европейские государства не повысят свои военные расходы до 2% от ВВП. Руководители европейских стран намек поняли и подписали очередную декларацию с обещанием произвести требуемое повышение. Это у Трампа метод такой: угрозами, которые он в большинстве случаев даже не собирается претворять в жизнь, добиться от партнеров по переговорам требуемых уступок. Однако насколько успешно это сработало применительно к повышению европейцам оборонных расходов, мы сможем понять не сейчас, а только через несколько месяцев, когда парламентами будут приниматься новые государственные бюджеты.

Тот же метод Трамп применил и в Лондоне, пригрозив Терезе Мэй, что США могут и не заключить с Британией ожидаемого после реализации брекзита соглашения о свободной торговле, если условия расставания Соединенного Королевства с Евросоюзом окажутся, на американский взгляд, слишком мягкими. И даже довольно нетактично намекнул, что в будущем в Англии может появиться очень неплохой премьер-министр – Борис Джонсон, только что ушедший с поста министра иностранных дел в знак протеста против намерения Терезы Мэй осуществить мягкий брекзит, т. е. остаться в таможенном союзе с ЕС.

Разумеется, о немедленном подписании англо-американского соглашения речь сейчас все равно не идет. Даже переговоры о нем можно будет начинать не ранее марта будущего года, когда состоится формальный выход Англии из Евросоюза и станет понятно, на каких условиях будут строиться ее дальнейшие отношения с ЕС. Подписать же соглашение о свободной торговле между США и Англией, независимо от того, по какому сценарию пойдет брекзит, по мягкому или жесткому, можно будет только к концу двухлетнего переходного периода, который должен последовать за брекзитом, т. е. тогда, когда первый срок президентства Трампа вообще закончится. Угрожая не подписывать такое соглашение, нынешний американский президент лишь добивается ужесточения британской позиции на переговорах с ЕС. Насколько такая американская тактика окажется эффективной, мы узнаем только ближе к марту 2019 года, когда станут понятны условия, на которых Великобритания покинет Евросоюз.

Трамп также в очередной раз жестко критиковал «Северный поток-2» за его антиукраинскую направленность, а также за то, что Россия получит новый мощный поток твердой валюты из Евросоюза. Он достаточно резонно заметил, что против всякого здравого смысла требовать от Америки защиты Европы от российской угрозы и переброски к восточным границам НАТО дополнительных американских войск и вооружений (что, несомненно, требует дополнительных расходов) и в тоже время снабжать потенциального агрессора новыми миллиардами нефтедолларов, подрывая санкции против России, введенные после захвата Крыма и части Донбасса. И пригрозил санкциями против тех компаний, которые будут участвовать в реализации «Северного потока-2». Также Трамп, отказавшись от двусторонних встреч с рядом европейских лидеров, демонстративно провел 20-минутную встречу с Петром Порошенко. Американский президент еще раз повторил свой любимый тезис о «сдавшем Крым» Обаме и о том, что будь он, Трамп, тогда президентом, «сдачи Крыма» бы не произошло.

Кстати сказать, тем самым президент США фактически отрезает себе возможность обсуждать с Владимиром Путиным какие-либо сделки типа «обмена Украины на Сирию», т. е. поддержки США российской версии Минских соглашений и согласия на российский контроль над внешней и внутренней политикой Украины через принудительное включение в ее состав сепаратистских республик в обмен на вывод иранских войск из Сирии. Однако, если бы такая сделка была бы реализована, Трампа бы вполне резонно критиковали за то, что, если Обама сдал Путину только Крым, то Трамп – всю Украину.

Все демонстративные шаги американского президента в Брюсселе по «украинскому вопросу» - это своеобразная «артподготовка» перед встречей со своим российским коллегой в Хельсинки. Трамп дал понять, что сдавать Украину не собирается, и постарался напугать будущего партнера по переговорам усилением давления. Тут весьма кстати пришлись и обвинения во вмешательстве в американские выборы, заочно выдвинутые юстицией США против 12 офицеров российских спецслужб.

А на какие уступки Трамп действительно будет готов пойти? Можно допустить, что он согласится не вводить жесткие санкции против компаний, участвующих в «Северном потоке-2», чтобы не углублять ссору с Европой, в обмен на вывод иранских войск из Сирии. Вернее сказать, Россия при всем желании не могла бы заставить Иран уйти из Сирии, поскольку российских сил в регионе для изгнания иранских войск явно недостаточно, а режим Асада в этом случае окажется в плачевном положении. Ведь он держится только на российской авиагруппе и иранских штыках, а Иран уже заявил, что уходить из Сирии не собирается.

Более реальным решением было бы, если бы Россия готова была, в обмен на уступки по «Северному потоку-2», позволить израильской армии предпринять широкомасштабную операцию в Сирии для разгрома иранских войск и союзной им «Хезболлы». Однако в этом случае потребовалось бы реальное политическое урегулирование в Сирии, поскольку без иранцев Асаду не устоять. Оно могло бы заключаться в федерализации Сирии с центральным правительством без участия Асада и асадистов, но с сохранением их контроля над преимущественно алавитскими провинциями с Латакией и Дамаском и с оставлением там российских военных баз. Такое решение потребует ввода на территорию Сирии иностранных войск для поддержания мира, в том числе войск американской коалиции, а также, скорее всего, турецких и саудовских. Однако пойдет ли Путин на столь глобальное урегулирование – большой вопрос.

Более вероятным представляется сценарий, когда ни Путин, ни Трамп никаких принципиальных уступок друг другу не сделают, а их встреча ограничится декларациями общего характера, в том числе призывом к возобновлению переговоров по ограничению стратегических вооружений, что будет иметь лишь символическое значение. Неслучайно же Кремль устами министра иностранных дел Сергея Лаврова заявил, что для российской стороны успехом будет уже сам факт личной встречи Путина и Трампа. Очевидно, в Москве главным эффектом от саммита в Хельсинки приготовились считать пропагандистский.

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments