Как несвоевременны решения власть имущих. Когда они за что-нибудь, наконец, решаются взяться, жизнь уже ушла вперед, и они снова остаются перед разбитым корытом.
Павел Скоропадский, выдающийся украинский государственный и политический деятель, военачальник, последний гетман Украины

Кто и почему победил в Париже?

11 декабря, 2019 - 11:12

«Победа Украины», «Капитуляция не состоялась», «Почему и как Зеленский победил Путина в Париже» — такими заглавиями изобилует Интернет. Есть и менее громкие: «Парижская ничья», «Нормандская встреча — 0:0», «Никто не победил».

Я же лично солидаризируюсь с выводом бывшего заместителя председателя МИД Польши, экс-посла Речи Посполитой в России Катажины Пелчиской-Наленч, которая написала в Twitter, что, по ее мнению, в этом соперничестве победил Путин, хоть и с минимальным счетом: «Зеленский получил сомнительные шансы на обмен пленных, разминирование и временное прекращение огня. В короткой перспективе он это «продаст» в Украине как успех. Россия играет стратегически: втягивает Украину в легализацию сепаратистов без возвращения границы. Германия и Франция это обеспечивают. К сожалению, 1:0 для Путина».

Что ж, обратимся к тексту «Общих согласованных выводов Парижского саммита в Нормандском формате 9 декабря 2019 года», обнародованных Офисом Президента Украины. Там, в частности, мы видим такие положения:

«Стороны выражают заинтересованность в достижении договоренностей в рамках Нормандского формата (Н4) и Трехсторонней контактной группы относительно всех правовых аспектов Закона об особом порядке местного самоуправления (об особом статусе) отдельных районов Донецкой и Луганской областей — как указано в Комплексе мер по выполнению Минских договоренностей от 2015 года — с целью обеспечения его функционирования на постоянной основе.

Они считают необходимым инкорпорировать «формулу Штайнмайера» в украинское законодательство согласно версии, согласованной Н4 и Трехсторонней контактной группой.

...Они просят своих министров иностранных дел и политических советников обеспечить выполнение достигнутых договоренностей, и они согласились провести еще одну встречу в этом формате на протяжении четырех месяцев относительно политических и безопасностных условий, среди прочего — для организации местных выборов».

Обратили внимание? Закон об особом статусе ОРДЛО должен функционировать на постоянной основе, и подписанты документа это будут обеспечивать («in order to ensure its functioning un а permanent basic»). Иными словами, Зеленский согласился от имени Украины на то, чтобы ОРДЛО (то есть «ДНР»/»ЛНР») стало перманентным гнойником на теле Украины — со своей системой управления, со своими силовыми структурами, со своей экономической системой и тому подобное. А это уже не федерализация Украинского государства, а конфедерализация. Со всеми соответствующими последствиями. Если же Украина не будет выполнять подписанное и не втиснет «формулу Штайнмайера в свое законодательство (согласно которой выборы под контролем боевиков являются вершиной демократии), то против нее Германия и Франция будут иметь право применить санкции. Что это, если ни выигрыш Путина в стратегической перспективе? Россия де-факто и де-юре закрепляет свой контроль за ОРДЛО, а в случае нежелания Украины признать это полностью и окончательно будет иметь определенные основания для широкомасштабных силовых акций — скажем, для «поддержки полного освобождения от украинских оккупантов территории ЛНР и ДНР», то есть для полной оккупации Донецкой и Луганской областей. Скажете, фантастика? Когда мой коллега Игорь Лосев в 2003 году писал, что аннексия Россией украинских территорий будет происходить в последовательности «Севастополь — АРК — Донбасс», это тоже называли фантастикой. Более того, и сегодня некоторые авторы считают, что Лосев просто случайно что-то угадал. В действительности же он просто знал, с кем имеем дело, и автор этих строк кое-что знает, на протяжении нескольких десятилетий изучая алгоритмы деятельности Кремля и Лубянки...

Более того, де-факто документ Нормандской четверки выносит оккупированный Россией Крым «за скобки» международных договоренностей. Президент Зеленский уже заявил, что поговорить о Крыме просто не хватило времени. На это председатель Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров отреагировал так: «Подписанное вчерашнее коммюнике отбрасывает всех крымских политических узников из обмена... Так, как оно выписано... Я знаю, что переговоры велись, я знаю, что пытались... Но нужно ли было его подписывать, учитывая чувства сотен и сотен людей? Если более 100 политзаключенных из Крыма. У них есть родные, дети, жены, родители. Это сотни людей», — добавил председатель Меджлиса. По его словам, Меджлис уже получает звонки от крымских татар, которые спрашивают: «А кто мы для Украины, если нас там нет в этом коммюнике?» И в самом деле, кто? Ведь почти все политзаключенные из Крыма — это крымские татары. Ну, а то, что Крым действительно «вынесен за скобки», подтвердил верховный представитель Евросоюза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель Фонтеллес, заявив, что условием улучшения отношений с РФ является долгосрочное разрешение конфликта на Донбассе. Более того, оказывается, речь не о российской агрессии, а о чем-то другом: «Изменение отношений ЕС с РФ критически зависит от достижения долгосрочного разрешения конфликта в Украине». Не удивительно: формулировка «Conflict in Ukraine» фигурирует и в тексте документа Нормандского саммита, подписанном Зеленским. Отсюда остался, как по мне, всего лишь шаг к признанию, что в Украине идет гражданская война. Поэтому счет, возможно, даже не 1:0 в пользу Путина, а, учитывая Крым, 2:0.

И напоследок. «Единственным настоящим международным правовым документом, который урегулирует ситуацию, сложившуюся сегодня в связи с российской агрессией, является Будапештский меморандум, подписанный в 1994 году Украиной, США, Россией и Великобританией». С этими словами Игоря Смешко, сказанными на международной конференции в Гарвардском университете (США), я полностью солидарен. Однако будут ли они услышаны и на Западе, и в Киеве?

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ