Самые страшные в жизни те люди, которые прочитали одну книгу. С человеком же, который много читает, всегда будешь иметь о чем поговорить, и тебе рядом с ним ничего не будет угрожать.
Иван Малкович, украинский поэт и издатель, владелец и директор издательства «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА»

Мы говорим «нет», подразумевая «да»

Как закон наименьшего сопротивления зацементировал наше общество
27 ноября, 2020 - 12:13

Популизм — одно из самых запутанных определений общественных явлений. Есть правый, левый, элитарный и плюралистический, классовый и либеральный, аномический и экономический... Нелегко запутаться в разнообразии всех признаков. Проще характеризовать популизм по имени его хозяина. Ведь в каждой стране он свой. В Венгрии — орбанизм, в Польше — дудаизм, в России — путинизм, у нас тоже понятно какой. В природе это называется шейпшифтингом. Одно и то же животное, способное принимать разные формы.

Пока американцы отдирают от главного кресла Белого дома жвачку правого популизма, есть все основания поразмышлять о трампизме, который можно перевести на украинский, как зеленизм, иначе говоря такое состояние общества, когда опытные и наивные люди  оказываются единомышленниками в мировоззренческой позиции. В конце концов, это нужно не только для нынешних определений. Сто лет назад, когда перевернулся старый мир, не все понимали, почему темный народ плотно сомкнулся в мечтах с просвещенной интеллигенцией. Ведь тогда за Лениным, кроме рабочих с молотами и крестьян с серпами, пошли капиталисты с деньгами  и выдающиеся интеллектуалы с прогрессивными мыслями, которых потом М.Горький катал на роллс-ройсах  по берегам Беломорканала (см. Википедию). Крупный американский капитал поддерживал большевиков Российской империи не только материально, но и политически, оказывая влияние на Иосифа Сталина и Льва Троцкого. (см. книгу Энтони С.Саттона «Уолл стрит и большевистская революция».)

— Почему так случается, — спросите Вы, — недоумевая нынешним парадоксальным идейным союзам расиста-республиканца с мексиканскими иммигрантами, владельца роскошных отелей с бедным фермером; нищего пенсионера с миллиардером; криминального авторитета с преподавателем политэкономии и т.п.  На свете есть много необъяснимого, представляется нам, когда сталкиваемся с нелогичными рефлексиями. Почему, те, кто не хочет подхватить Covid, одновременно выступают против ограничений контактов? Почему в борьбе за мир никто не намерен ни воевать, ни сдаваться? Как можно при общем согласии идти в Европу голосовать за политиков, которые против западного курса? Откуда у наших граждан эта страсть движения к цели на идущих в разные стороны поездах? Не от того ли, что «да» и «нет» объединяются у нас в ответе на один и тот же вопрос.

Осязаемый нами оксюморон не такой уж парадокс. Люди всегда выбирают из множества вариантов самый простой. Это так же естественно, как поднимать левой рукой мячик у левой ноги. А революционные идеи, которые переворачивают сознание одних, для других оказываются всего лишь новыми бизнес-планами. Тоже не бог весть какое открытие. Нас покоряет простота решений сложных задач. Вот в чем проблема. Поэтому на большинство тестов, которые предлагает нам современность, мы реагируем легкими для усвоения ответами, пусть даже один исключает другой. Вместо того, чтобы тридцать лет назад начать давно назревший отказ от двигателей внутреннего сгорания, мировой автопром сосредоточил свои усилия на постоянстве изменений в дизайне. Каждый год появлялись новые формы авто, но оставался застывшим их принцип. Мода приучила нас  видеть в обновлении гардероба начало новой жизни. Так было проще для всех нас. Поэтому президент, проводящий государственные мероприятия в гольф-клубе или отвечающий на вопросы прессы в заведении фаст-фуда, вроде бы все меняет, но в то же время сохраняет статус-кво. Таких примеров очень много, судя по скутерам в коридорах Кабмина,  кроссовкам в зале заседаний ВР и твиттерам первых лиц из  гостиничных номеров и больничных палат. «Мир меняется», — говорят они, скрываясь от общего с нами в своем частном.

Популизм, как каракатица, способен мгновенно изменять цвет, но еще лучше приспособлен менять форму. Рестайлинг — хороший прием в коммерции и политике, постоянно заставляя нас покупать старые вещи в новом оформлении. Только слепые остаются в стороне от увлекательного процесса перманентных изменений экзистенциального постоянства. В отличие от принципов дизайн понятен каждому, как плоский параллелепипед телефона со скрытыми сложными технологиями, но явной простотой пользования. Незачем изучать устройство гаджетов и бытовой техники. Мы просто жмем на сенсоры, чтобы упростить свою работу и жизнь. Но от этого сама жизнь не становится проще. 

В механике существует принцип наименьшего сопротивления, который присущ и человеку. Мысли, способные вызывать негативные эмоции, становятся источником неприятностей и сомнений. Они возводят барьер между желаниями и нашей способностью их осуществить. То есть нарушают принцип движения по пути наименьшего сопротивления. Поэтому в сложных ситуациях человек сталкивается с необходимостью привести свои мысли в тот вид, который не вредит его общему состоянию. Вот как это происходит на практике. Фермер выращивает огурцы, которые поливает из ближайшей речушки. Это выгодно ему и покупателям. Производство и покупка товара обходятся дешево. Но река мелеет и полив наносит экологический ущерб всей местности. Нет рыбы, не гнездятся птицы и т.п. То есть выращивание огурцов оборачивается локальным бедствием. Для того, чтобы решить эту проблему, фермеру необходимо прекратить водопользование, уменьшить площадь огуречного поля или перейти на выращивание засухоустойчивых культур. Местной громаде придется обратиться к экологам, чтобы те разработали программу восстановления водотока. В таком случае жизнь фермера и жителей этого района изменится не только с точки зрения потребления огурцов. Всем придется жертвовать чем-то привычным и значимым: деньгами, укладом, отношениями внутри громады. Здесь и вступает в силу закон наименьшего сопротивления. Фермер может легко убедить нас, что засухи случались раньше, а речка высыхала сто лет назад. И ему поверит большая часть людей, избавляя себя от мук совести и страха перед будущим. Версия выгодна всем. Именно поэтому мелеют реки, вырубаются леса, теряет плодородие земля. Закон действует не только в отношении природопользования. Мы придумываем новые структуры борьбы с коррупцией, но не допускаем общество для контроля дел и бюджетов. Мы боремся с пандемией запретами, но не улучшая свою медицину.  Путь наименьшего сопротивления тем и опасен, что выгоден  сегодня, но губителен завтра. 

Который год страна живет бурной жизнью крупных перемен в риторике и формах. Каждый день появляются новые организации, сообщества, конфликты, дискуссии и программы. Тело Украины принимает контрастный душ, окунаясь в холодные и горячие струи насущной политики. Мир — война. Демократия — произвол. Богатство — бедность. Сталкиваясь, они будоражат кровь и заставляют сердце замирать и биться учащенно. Хорошо бы выйти из кабинки душевой, чтобы перевести полученный заряд бодрости в кинетизм строительства. Но... За эти годы популизм приучил нас отвечать «да» и «нет» на один и тот же вопрос. Общество против того, чтобы во власть шли люди с криминальным прошлым. Это в общем. Но конкретно, например, в Голованевском районе Кировоградской области считают иначе, голосуя за совершившего убийство кандидата в депутаты. Мы против коррупции вообще, но в частности положительно относимся к преуспевающим в ней друзьям и знакомым. То есть мы желаем перемен, но не хотим, чтобы они изменяли привычную жизнь, соглашаясь с Н. Макиавелли, что нет более опасного на свете, чем изменение порядка вещей.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ