Украина не может существовать, не владея Крымом, это будет туловище без ног. Крым должен принадлежать Украине, на каких условиях, это все равно, будет ли это полное слияние, или широкая автономия, последнее должно зависеть от желания самих крымчан
Павел Скоропадский — украинский государственный, политический и общественный деятель, военный. Гетман Украинского Государства.

Новый этап «дела Тимошенко»: мысли против течения

17 октября, 2013 - 12:08

Дискуссии касательно освобождения/амнистии/помилования Юлии Тимошенко, которые с новой силой в последнее время разгорелись в СМИ, побуждают каждого украинского гражданина сформировать свою позицию по этому вопросу. И тут речь идет не столько о самой Тимошенко, сколько об основополагающих проблемах отечественного правового и политического пространства.

Попытаюсь коротко изложить некоторые свои соображения по этому поводу.

Во-первых, вызывает очень большое сомнение использование термина «выборочное правосудие» — и далеко не только в отношении Юлии Тимошенко. Разве в Украине существует правосудие как таковое? Ежедневно СМИ (в том числе и лояльные к нынешней власти) несут вести о, мягко говоря, абсурдных судебных приговорах, согласно которым в тюрьмы сажают невиновных, а людям, задействованным в тяжких преступлениях, выносят условные приговоры. А рейдерские захваты собственности одними бизнесменами у других, захват чужих квартир, принуждение платить по чужим долгам и возвращать не взятые тобой кредиты и т.п. — и все на основании судебных решений! — это постоянные темы масс-медиа. К тому же стоит обратить внимание на то, что против тех, кто пытается сносить памятники Ленину-Сталину, регулярно возбуждаются уголовные дела и по ним выносятся судебные приговоры; но ни разу не приходилось слышать о судебных приговорах тем, кто уничтожает памятники и мемориальные знаки украинским патриотам, кто срывает государственные флаги Украины и топчет их на виду у толпы (зато совсем недавно за сжигание красного флага в Днепропетровске Октябрьский (!!!) суд трех человек признал виновными в административном правонарушении и приговорил к штрафу.

Кроме того, стоит упомянуть, что киевский градоначальник Александр Попов, заступив на должность, публично заявил: его предшественники (то есть «молодая команда Черновецкого») только за счет незаконного отчуждения земли «обчистили» столицу приблизительно на 70 миллиардов гривен. Причем все эти махинации проводились через горсовет. По подсчетам Попова, на средства, которые должны были быть получены за эту землю, можно было построить 1200 новых детских садов или 470 новых больниц, 15 мостов или 4 окружные дороги. Но были ли возбуждены с подачи столичного градоначальника какие-то громкие уголовные дела, было ли выброшено на свалку истории большинство Киеврады, которое дружно принимало незаконные земельные решения? Шевченковский райсуд Киева приговорил бывшего соглаву фракции Блока Леонида Черновецкого в Киевраде Дениса Комарницкого к двум годам лишения свободы с двухгодичным испытательным сроком. Но Комарницкого осудили не за земельные махинации и украденные у киевлян десятки миллиардов гривен, а за избиение адвоката Ивана Гранцева и кражу у него 20 тысяч долларов и документов. Более того, сегодня то большинство Киеврады, на которое опирался Черновецкий (включительно с некоторыми активными членами «молодой команды»), стало большинством, на которое опирается Попов. И на основе судебных решений (однако очевидно вопреки Конституции) это большинство от имени Киеврады продолжает принимать решения — по традиции внесенные с голоса и, опять-таки, ценой в миллиарды гривен...

Так что selective justice in Ukraine в любом случае не стоит переводить как «избирательное правосудие». Речь идет об «избирательной юстиции», об «избирательном судопроизводстве», когда в каждом конкретном случае суд применяет те или иные нужные власти или олигархам нормы законов, а о других нормах просто «забывает», например, в случае с Петром Мельником, к которому должен был быть применен совсем не домашний арест.

Во-вторых, все замечания по поводу того, что, мол, «избирательное правосудие в случае помилования Тимошенко заменится избирательным милосердием», — на два километра мимо цели. Ведь помилование по своей сути было, есть и всегда будет выборочным актом. Амнистия — это уже более широкое понятие и касается не одного человека или нескольких лиц; но амнистия также является «выборочным милосердием», потому что под нее подпадают определенные категории осужденных.

Что же касается лично Тимошенко, то она теперь является заложницей действующей власти. Какими бы ни были претензии к ее решениям на посту премьера, но и по форме, и по сути суд над ней был неправым, и это в Европе и США прекрасно понимают, потому и требуют ее освобождения из тюрьмы еще до Вильнюсского саммита. Делать вид, что все это что-то мелкое и незначительное — значит в конкретной ситуации де-факто играть на стороне «партии Путина» и сторонников втягивания Украины в Таможенный союз.

В то же время Юлия Тимошенко, которая претендует на уровень политика европейского масштаба, должна была бы сделать жест, который засвидетельствовал бы это. Если бы она прямо обратилась к лидерам государств — членов ЕС — мол, не суть важно, за решеткой я или нет, главное, чтобы в Вильнюсе было парафировано соглашение с Украиной. Конечно, каждому узнику хочется на свободу, но свобода родной страны для настоящего патриота и государственного деятеля — превыше всего.

В-третьих, не следует забывать и того, что в Украине есть — даже если вынести Тимошенко «за скобки» — политические узники. Этот факт известен и за пределами Украины. Известен как журналистам, так и государственным деятелям. Но вот проблема: кажется, только Харьковская правозащитная группа занимается отслеживанием новейших политических репрессий. Она открыла на своем портале специальный раздел «Политические преследования в современной Украине». Многие журналисты и политики утверждают, что политзаключенной является Людмила Никиткина, которая была заместителем руководителя штаба Объединенной оппозиции в Первомайске на Николаевщине и которой инкриминировали, естественно, не политические, а уголовные преступления, которые она якобы совершила на должности финансового директора «Агрофирмы Корнацких». А как быть с «васильковскими террористами», с разрушителями памятников Ленину в Киеве и других городах, с осужденными в Сумах за граффити с человеком, напоминающим Виктора Януковича и имеющим красную крапинку на лбу? По крайней мере, это тот вопрос, который требует серьезного внимания и квалифицированной оценки правозащитного сообщества и масс-медиа.

Но этих действий очевидно мало — активистам гражданского общества и действительно оппозиционным политикам следует вспомнить опыт диссидентов советского периода и создать такой, как в те времена, список всех политзаключенных и политически преследуемых граждан. С тем, чтобы при каждой возможности передавать его западным журналистам и политикам. Так действовал известный россиянин Андрей Сахаров (возьмите его Нобелевскую речь — сколько там имен репрессированных инакомыслящих, и не в последнюю очередь украинцев), так следует действовать и сегодня. Тогда это давало определенный результат — даст и сегодня. Нужно спасать мужественных людей, которые стали жертвами избирательных судилищ режима, и не прося милости у власти, а заставляя ее идти на уступки под постоянным давлением украинской и мировой общественности.

...Кому-то эти соображения кажутся слишком резкими? Что ж, конечно, можно сделать вид, что властный режим Украины полным ходом европеизируется и вот-вот станет полностью демократическим (если не будут мешать разные там пакостные оппозиционеры). Но поверят ли украинские граждане в такие чудеса? И не состоит ли европейскость именно в умении говорить правду и заставлять власть делать то, что соответствует этой правде, а не сдаваться на милость власть имущим?

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ