История - наука о людях во времени, наука, в которой непрерывно надо связывать изучение мертвых с изучением живых.
Марк Блок, французский историк

«Пока льет, не складывайте зонтик...»

Как стены отеля Grove помогают саммиту НАТО
2 декабря, 2019 - 19:28
ФОТО REUTERS

3 и 4 декабря неподалеку от Лондона в замке, построенном в 1720 году, Роща (Grove) Уотфорд, графства Хартфордшир пройдет юбилейный саммит НАТО. На это место и событие посмотрим несколько иначе, чем политические обозреватели — через призму информации о старых и новых войнах на Европейском континенте.   

Завершение строительства замка, приютившего лидеров альянса, произошло в год подписания Гаагского договора. Он прекратил войну между Великобританией, Францией, Голландской Республикой и Австрией за испанское наследие. Но если бы замок был построен раньше или позже, была бы другая война и другой мирный договор. Вооруженные конфликты в Старом Свете XVIII века возникали часто. За сто лет их произошло больше 40. Как минимум в десяти участвовала Московия, преобразованная Петром I в российскую империю. В 1721 году закончилась Великая Северная война, принесшая поражение Карлу XII, горе украинцам и знаменитую Эпоху свободы для Швеции, которой стал править парламент. Потом были русско-персидская, русско-турецкие, русско-черкесские, русско-польские, снова русско-шведские войны, расширявшие Российскую империю.

XIX век увеличил частоту грома пушек на континенте. В энциклопедиях их значится больше 50-ти. В большинстве войн участвовала Россия: в трех турецких, финской, англо-русской, 35-летней Кавказской компании, Крымской, не говоря уже о присутствии в семи коалициях против Наполеона. Опустим релятивные характеристики мотиваций таких сражений. Сосредоточимся на бесспорном факте: значительной роли России  в вооруженных конфликтах на территории Европы.

РИСУНОК    ВИКТОРА    БОГОРАДА

В XX веке использование оружия во имя реализации политических замыслов достигло своего апогея. За 100 лет на континенте произошло больше 100 войн и вооруженных восстаний. Две трети — в первой его половине. В двух, мировых, катастрофических по размерам жертв и причиненному ущербу для европейской цивилизации, доминировали Россия и Советский Союз, конкурируя с Пруссией и Третьим рейхом. Целый каскад войн породило превращение царской России в СССР и стремление последнего закрепить за собой имперские завоевания. Украина, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Бессарабия, не считая Кавказа — театры советских войн, направленных на подавление национально-освободительных движений. Эти же страны, включая Финляндию, стали плацдармами для советского вторжения в 1939—1940 годах. Военная сила СССР превратилась в решающий фактор определения состояния Европы: в мире она или в войне. Но с 1949 года все изменилось. Войны стихли, перешли в разряд тресковых, а если продолжались, то в виде  гражданских и межнациональных конфликтов, за исключением турецкого вторжения на Кипр. НАТО обеспечило спокойную жизнь для народов подавляющего большинства стран Западной Европы, не знавших мира между собой до альянса. Восточная же осталась в режиме перманентных сражений. ГДР в 1953, Венгрия в 1956 , Чехословакия  в 1968 свернули с дороги демократических преобразований  под дулами автоматов советских  солдат.

В 1991 году, когда рухнула система военного принуждения к социализму, западный мир вздохнул свободно, не опасаясь советских танков и ракет. Но осталось наследство социализма в виде искусственных государственных образований, распадающихся мирно, как Чехословацкая ССР, или с кровопролитием, как Социалистическая Федеративная республика Югославия. Войны за независимость от Москвы развернулись по всему периметру европейских границ СССР, с Кавказских гор до Балтийского моря. И они не стихают.

Новый XXI век оставил без изменения практику насильственного удержания бывших советских республик под пятой Москвы. Теперь авторство всех военных конфликтов в Европе принадлежит исключительно России, единственной стране нарушившей все свои международные обязательства аннексией Крыма, войнами с Грузией и Украиной.

У многих российских, и некоторых западных, политиков модно называть такое поведение государства — ответной реакцией на приближение НАТО к границам России. Но не альянс приближается к Москве, а бывшие республики бегут от нее, ища спасение под единственным в мире зонтиком безопасности.

Не знаю, будут ли на юбилейном саммите альянса обсуждать военную историю Европы за последние, если не триста, то хотя бы 70 лет. Возможно, реальная политика пренебрежет уроками прошлого. Все ограничатся обсуждением идей Э.Макрона об одностороннем мире с агрессивным партнером, который столетиями наполняет окопы континента трупами солдат и распыляет свои радиоактивные и отравляющие вещества в стране, где проходит саммит НАТО. 

Что ж, красный кирпич отеля Grove, обожженный еще при Георге II, заставляет вспоминать историю. Конструкция служила пристанищем для 13 поколений людей. Перестраивалась, модернизировалась, но не утратила функциональность, соответствуя каждой эпохе. Сейчас послужит президенту Франции для оглашения его взглядов на архитектуру безопасности. Слова Э.Макрона, очевидно, не станут новостью, они уже произносились публично. Мы слышали суть: альянс устарел и его нужно менять. Но при этом, никто из участников не выйдет за трехсотлетние стены Grove, чтобы, усевшись на траве поля для гольфа, поговорить о безопасности континента без крыши над головой. Хлынет ливень или нахлынут антиглобалисты, будет не до размышлений. Почему же стиль поведения в старом отеле должен отличаться от стиля обсуждения судьбы НАТО? В Хартфордшире можно переехать в другой отель, их там много, но ведь никто не рискнет покинуть номера, зная, что меры безопасности действуют лишь в отношении Grove. Конечно, это метафора, но не гипербола, а литота, т.е. преуменьшение. «Переехать» в новый альянс сложнее, чем в новое здание, за проект которого еще не брались.

Газета: 
Новини партнерів


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ