Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

Противоречивое интервью и беспрекословные истины

Ответы Президента Украины Владимира Зеленского западным журналистам породили еще больше вопросов
3 декабря, 2019 - 19:23
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Вы будете смеяться, но тексты интервью Владимира Зеленского, которое он дал влиятельным западным СМИ, — Der Spiegel, Le Monde, Time, Gazera Wyborcza, — похоже, отличаются один от другого, порой в существенных местах. По крайней мере, между английской и польской версиями такие отличия являются фактом. Учитывая массовую публикацию выборочных фрагментов из этого интервью в украинском интернете, немецкая и французская версия также имеют отличия. Заглавия же вообще вызывают у непосвященного человека впечатление, что речь идет о разных интервью: Wolodymyr Zelenski: Nie pojde na Donbas, zginelyby setki tysiecy ludzi — ‘I Don’t Trust Anyone at All.’ Ukrainian President Volodymyr Zelensky Speaks Out on Trump, Putin and а Divided Europe — Ukrainischer Prasident Selenskyj uber Putin und Trump «Ich will nicht, dass wir wie Bettler wirken» — Volodymyr Zelensky : «Nous voulons un veritable cessez-le-feu». Очень жаль, что синхронно с публикациями в западных СМИ текст этого интервью не появился на первой странице Официального интернет-представительства главы Украинского государства (или даже не на первой, а где угодно). Это сняло бы немало вопросов, а теперь уже поздно: даже если полный текст оригинала этого интервью будет опубликован, останется возможность для сомнений, причем вполне мотивированная: полностью ли аутентичен этот оригинал, не «улучшили» ли некоторые его места, которые вызывали критику в соцсетях и масс-медиа, умелые аппаратчики из президентского офиса.
Но — имеем то, что имеем. Следовательно, придется пересказывать те или иные места интервью, а не прямо их цитировать (так как обратной перевод — это опасная вещь, если пытаешься сделать его дословным). Итак, те некоторые главные тезисы президентского выступления перед журналистами, которые вызывают вопросы.

В первую очередь, президент Зеленский заявил о том, что он никогда не согласится на войну в случае провала переговоров в Париже и не намерен отвоевывать Донбасс оружием, потому что следствием этого станут сотни тысяч жертв и война, которая охватит всю Украину, а затем и Европу. Мол, я никогда не пойду на войну. А тех, кто заявляет о возможности военного решения конфликта, по его мнению, дергают за ниточки представители бывшей власти. Сам же Зеленский воспринимает как победу уже сам факт собрания «нормандской четверки», которая не собиралась уже три года. По его мнению, победа наступает тогда, когда перестает говорить оружие, а начинают говорить люди (этот тезис фигурирует в английском и польском текстах, об этом я могу точно судить).

Что здесь скажешь? Возможно, глава государства не знает, что в действительности война уже идет с весны 2014 года и, несмотря на громко провозглашенное перемирие, чуть ли не ежедневно погибают или получают ранения украинские воины? И что эту войну начала не Украина, а Россия и ее «пятая колонна», которую готовили к этому много лет? Да нет, знает. Однако из его высказываний создается впечатление, что Украина также виновата в этой войне и от нее зависит, прекратить ее или нет. Но это не так. Совсем не да. А что будет делать Верховный главнокомандующий, если сформированные и управляемые россиянами «армейские корпуса» (у которых танков больше, чем в армии Великобритании) захотят расширить подконтрольную «ЛДНР» территорию и двинутся в наступление? Объявила же на днях «ДНР», что ее «государственная граница» проходит по границам Донецкой области. Так неужели, чтобы «не идти войной на Донбасс», будет отдан приказ отступать, оставляя на поругание врагу города и села? Непонятно. В 2014 году немало вреда Украине уже нанес т.н. «мирный план Порошенко», который демобилизировал нацию в решающий момент, — тогда, когда нужно было ввести военное положение хотя бы в нескольких восточных и южных областях и беспощадно ликвидировать «пятую колонну». Неужели недавняя история никого не учит? И неужели Верховный главнокомандующий не понимает, что своими словами он поощряет агрессора и деморализует украинскую армию?
А что касается победы, которая, мол, наступает тогда, когда «перестает говорить оружие, а начинают говорить люди», то мы имеем лишнее доказательство того, что ни Президент, ни его команда никогда не учили теперь уже не отечественную, а мировую историю ХХ века. Так как в 1938 году чехи сначала подавили вооруженный мятеж нацистов в Судетах, а затем разгромили «добровольческий корпус», который вломился в Чехословакию с немецкой территории (в действительности тот корпус состоял из отборных воинов Вермахта и СС). А затем чехов их «друзья» — Великобритания и Франция — заставили прекратить стрелять и признать Мюнхенское соглашение.

Можно привести и ряд других, более поздних примеров, которые показывают совсем другое: когда речь идет о боевых действиях с агрессивным диктаторским режимом, то победа наступает только в результате мощных военных и дипломатических усилий, в результате мобилизации всех сил для сопротивления, а не в силу каких-то разговоров.

Большие сомнения вызывает и президентский тезис о лицах с двумя паспортами — украинским и российским — на Донбассе, к которым он, мол, не имеет претензий и за которых следует «побороться». Интересная ситуация: десятки, а то и сотни тысяч таких «бипатридов» примут участие в «демократических» выборах в ОРДЛО, сделав перед тем де-факто свой выбор в интересах России. Понятное дело, что эти люди в абсолютном большинстве будут голосовать за «пятую колонну». Не поощряет ли своими словами Зеленский врагов Украины и не деморализует ли патриотов, в частности тех, кто и в ОРДЛО остался украинцем?

На первый взгляд, намерение Зеленского добиться во время парижского саммита освобождения всех украинских заложников не может вызывать отрицаний и замечаний. Но... Президент Украины заявляет, что не понимает, почему Россия может выступать против этого, и считает, что здесь не будет расхождений. Что это — почти детская наивность или полная политическая некомпетентность? Или нежелание раздражать Путина, с которым определенные лица из окружения Зеленского надеются иметь выгодный гешефт? Не знаю. Однако во всех случаях речь идет о печальном...

В итоге придется констатировать, что Владимир Зеленский, возможно, и произвел благодаря этому интервью хорошее впечатление на определенную часть западного политического бомонда, однако одновременно подал сигналы другим политикам и на Западе, и на Востоке, и в Украине, что на него можно эффективно давить и добиваться успеха, используя его слабые места. И одно из таких мест — отсутствие нормальной коммуникации между главой государства и патриотической частью украинского общества, что лишний раз засвидетельствовало отсутствие аутентичного текста интервью на президентском портале 2 декабря.
 

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ