Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

Украина, гендер и Европа

29 ноября, 2016 - 18:41

Вот уже 16 лет подряд 25 ноября мировая общественность во главе с ООН отмечает Международный день борьбы за ликвидацию насилия в отношении женщин. В связи с этим событием Организация Объединенных Наций сейчас запустила информационную кампанию «16 дней активизма», направленную против гендерного насилия. В рамках этой кампании в ряде крупных городов Украины сейчас проходят встречи и тренинги, которые проводят представители/льницы ООН, направленные на углубление «гендерной грамотности» населения.

Проходят такие встречи и в молодежных аудиториях, в частности, ведущих вузов нашей страны. Встречи интересные, хорошо организованные. Однако не меньшее, если не большее, любопытство, а чаще — просто стыд и печаль — вызывает реакция украинской молодежной аудитории. Судите сами. Что можно подумать об уровне осведомленности украинцев о реалиях современного мира, когда на вопрос модератора тренинга «Кто такие суфражистки?» студенты одного из центральных вузов крупного промышленного города Украины отвечают буквально дословно следующее: «Это женщины неприличной профессии»! Не верите? Я тоже не поверила своим ушам, но факт — вещь упрямая!

Что бы, интересно, на заявление «продвинутой» студенческой аудитории сказали такие всемирно известные личности, общественные деятели/льницы, как Абигейл Адамс, Мэри Уолстонкрафт, Фрэнсис Райт, Жорж Санд, Сара М. Гримке, Маргарет Фуллер, Джон Стюарт Милль, Генрик Ибсен, Август Бебель, Клара Цеткин, Вирджиния Вулф и многие из других выдающихся личностей, которые не только поддерживали движение женщин за равные права с мужчинами, прежде всего, борьбу за избирательное право для женщин, но и были сами активными суфражистами/ ками. Ведь именно борьба за равные избирательные права и породила такое явление, как суфражизм, а отнюдь не «неприличные женские профессии»!

Не меньшее беспокойство вызывает и острая реакция неприятия любого разговора о равенстве женских и мужских прав и обязанностей в семье со стороны определенной части мужской аудитории. У западных женщин-экспертов, пожалуй, вызывает шок заявление со стороны студентов о том, что такие темы не нужно обсуждать, потому что «у нас это не принято», и демонстративное хлопанье дверью. Ведь современный человек и толерантность ко мнению Другого — это не просто бренд Европы, это и есть та самая Европа, в которую мы так стремимся. А когда такие вещи делают еще и студенты-юристы, то о каком преодолении насилия в социуме может идти речь? И почему мы удивляемся, когда абсолютное большинство женщин-убийц в стране сидят в тюрьмах именно за убийство домашнего насильника? Ведь они решили свою проблему страшным способом, на который их подтолкнуло общество своим «закрыванием» глаз на внутренние семейные трагедии с издевательством и насилием над женщиной ...

Еще в начале 2000-х наши юристы стали посмешищем для всего цивилизованного мира, введя в законодательство понятие «виктимная женщина». Виктимная, то есть такая, которая сама провоцирует на насилие над ней. Проще говоря, тебя изнасиловали? Сама виновата, потому что надела слишком короткую юбку! Уже тогда международное сообщество «вносило правки» в головы наших законодателей. Но, очевидно, урок не пошел на пользу, так как недавно наши законодатели уже на уровне Верховной Рады отличились тем, что провалили закон против насилия над украинскими женщинами, продемонстрировав при этом редкую «дремучесть» в целом относительно понимания гендерной проблематики. А может быть это и не просто «интеллектуальная невиновность» и элементарное невладение проблемой, а внутренние убеждения о необходимости «блюдения духовных скреп а ля рюс» вылезают, как шило из мешка? Тогда как с таким багажом идти в общий европейский дом?

Специфика современной европейской цивилизации в целом и государственной системы европейских стран в частности базируется уже давно на принципе паритетного (равного) задействования человеческого капитала социума, следовательно, современная европейская и американская демократия невозможна вне социального вклада женщин в совместное развитие страны. И это не «помощницы», «хранительницы», «утешительницы» и «жертвенные дамы». Это — полноценные деятельницы в политическом и культурном пространстве собственной страны, которые управляют ею много лет (Маргарет Тэтчер, Ангела Меркель, Даля Грибаускайте, например), являются ее интеллектуальным сокровищем как ученые, деятельницы искусств, руководительницы бизнеса. В Украине же вследствие, в частности, непреодолимой патриархально-народнической идеологии, которая вряд ли способна «справиться» с реалиями современного мира, роль женщины всегда пытаются свести все к той же одиозной «помощницы мужу».

Даже такое уникальное явление, каким является волонтерское движение в стране, находящейся в состоянии гибридной войны (а волонтерское движение в Украине — это прежде всего заслуга украинских женщин), пытаются втиснуть в прокрустово ложе все тех же консервативных мифов о хранительстве и помощничестве, выхолащивая тем самым его действительно революционное и креативное значение для жизни украинского современного социума.

Если «на пальцах», то нам не приходит в голову называть танковые заводы помощниками или оберегами фронтовых армейских формирований. Это необходимая и самостоятельная составляющая такого общественного института, как Вооруженные Силы. Почему же мы такое вполне самостоятельное и самодостаточное явление, как волонтерство, которое на самом деле породило реальное гражданское общество в постколониальной стране переходного типа и тем самым «подтолкнуло» эту страну к реальному самостоятельному существованию, втискиваем в мертвые рамки принципа — «помогла и ушла»? Однако это большая отдельная тема.

Возвращаясь же в «общественную аудиторию», где ООН проводит гендерный тренинг, стоит задать вопрос украинскому Министерству образования и науки: «Не пора ли вот такой «гендерный ликбез» ввести хотя бы в виде отдельных специальных курсов в украинских вузах, чтобы не «краснеть» перед европейскими коллегами?». Министерство устами своего министра и спикеров доказывает, что система высшего образования в Украине базируется на устаревших (в первую очередь гуманитарных) курсах, ненужных или мало нужных студенчеству дисциплинах. Так почему же тогда в украинские вузы, особенно Востока и Юга так активно «приходят» православные попы, а гендер наоборот, вычищается даже там, где он смог «зацепиться» в виде мизерных спецкурсов на 12-16 часов? Возможно и здесь «скрепы» не дают о себе забыть?

Ведь студенчество (и это 100% факт) чрезвычайно интересуется данной проблематикой! Она может вызвать острое сопротивление, но точно не оставляет аудитории равнодушными. К тому же, если украинская система образования действительно должна стать европейской, то во всех ведущих вузах западного мира в целом обязательно читаются курсы по феминизму и гендерной тематике.

В завершение хочется повторить фразу, которую сказал об украинцах смелый молодой польский журналист Томаш Мацейчук на российском канале ТВЦ во время ток-шоу «Право голоса»: «Украинцы тоже хотят жить как нормальные люди, а не в говне, как русские», чем вызвал грандиозный скандал и был избит за это. Поэтому, если мы, украинцы, действительно хотим жить как нормальные люди, а не в дерьме, давайте и думать и принимать «нормальные» решения. Это касается не в последнюю очередь и проблемы гендерного насилия, которое, кстати, случается не только со стороны мужчин в отношении женщин, но и со стороны женщин в отношении мужчин ...

Новини партнерів

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments