Кто отрицает свободу другого, сам свободы не заслуживает.
Авраам Линкольн, 16-й президент США, освободитель американских рабов

Устоял ли «последний диктатор Европы»?

Если устоит, больше в Беларуси не будет даже таких полусвободных выборов как сегодня
10 августа, 2020 - 19:21
ФОТО REUTERS

Официальные итоги президентских выборов в Белоруссии в целом можно было предсказать задолго до их проведения. Некоторые затруднения возникали лишь с определением точного процента голосов, будто бы поданных за Александра Лукашенко — то ли 70, то ли 80%. Как оказалось, «батька» выбрал более психологически комфортные для себя 80%. Хотя, возможно, если бы его аналитики были бы посообразительнее, они нарисовали бы другие цифры — 60% за Лукашенко, 40% — за всех остальных. Такие цифры могли бы несколько приглушить протесты против фальсификаций на белорусских выборах в западных странах, но не протесты в самой Белоруссии. Оппозиция вывела бы народ на улицы даже в том случае, если бы белорусский ЦИК объявил о победе Лукашенко с минимальным перевесом 51 против 49.

С другой стороны, опускать «нарисованную» цифру голосов за Лукашенко ниже 60% тоже было никак нельзя. В этом случае появились бы сомнения у силовиков и чиновничества. Если уж официально за «батьку» только 55%, то, значит, в действительности дело совсем швах, и надо поскорее бежать с тонущего корабля. Механизм же фальсификаций достаточно понятен. Они осуществляются прежде всего за счет досрочного голосования, во время которого никакое независимое наблюдение по сути невозможно. На этот раз число досрочно проголосовавших достигло рекордных 41,7% из общего числа избирателей. Это при официальной итоговой явке в 84%. Получается, что досрочно проголосовала половина от общего числа всех тех, кто принял участие в голосовании. На предыдущих выборах показатели досрочного голосования были скромнее — 35,05% в 2015 году и 23,1% в 2010 году. Эта тенденция говорит о том, что на каждых следующих выборах батьке приходится пририсовывать все больше голосов, а значит, его реальная поддержка среди избирателей падает.

Но беда в том, что никто не знает даже приблизительно, какой процент голосов на самом деле был подан за Лукашенко, а какой — за его главного соперника, кандидата объединенной оппозиции Светлану Тихановскую. Провластные экзитполы и предварительные итоги ЦИК дают ей 6-10% голосов, что, разумеется, ничего общего с действительностью не имеет. Результаты остальных кандидатов-спойлеров значения не имеют. Однако, повторю, какая именно часть белорусов в реальности поддерживает «последнего диктатора Европы», а какая — кандидата оппозиции, сегодня не знает никто, включая самих Лукашенко и Тихановскую. Независимые социологические опросы в Белоруссии фактически запрещены. Да и вообще соцопросы в стране с жестким авторитарным режимом мало что дают. Конечно, «Саша 3%» — это лишь пропагандистский лозунг, выдвинутый оппозицией, тогда как реальная поддержка Лукашенко значительно больше. Но какая она в действительности?

Аналитики из рядов белорусской оппозиции  говорят о поддержке диктатора 15-20% населения, относя сюда силовиков, госслужащих (чиновников) и членов их семей. В доказательство приводятся данные экзитполов среди проголосовавшей белорусской диаспоры в ряде стран, включая Россию, согласно которым Тихановскую поддержали 80 и более процентов избирателей. Думаю, однако, что реальная поддержка Лукашенко значительно больше, чем думают белорусские оппозиционеры. И результаты голосования диаспоры здесь не показатель. Ведь сейчас за пределами Белоруссии находятся преимущественно те граждане этой страны, которые либо не нашли устраивающую их работу на родине, либо вынуждены были уехать из-за отсутствия политических свобод или из-за политических преследований. Ясно, что среди тех, кто уехал из Белоруссии, поддержка Лукашенко минимальна, однако результаты голосования диаспоры никак нельзя экстраполировать на результаты голосования по Белоруссии в целом. Как представляется, Лукашенко поддерживают не только сотрудники силовых структур и чиновники, чье благосостояние напрямую зависит от сохранения существующего политического режима, но также большинство пенсионеров и жителей сельской местности и малых и средних городов. Из числа этих последних как раз и рекрутируется большинство силовиков, которых бросают на разгон протестных акций.

Так что реальный уровень поддержки «батьки» может составлять около половины населения Белоруссии. Нет сомнений в том, что в случае проведения хотя бы относительно свободных выборов, с доступом оппозиции к СМИ и возможностью осуществлять независимый контроль за процессом голосования и подсчета голосов, Светлана Тихановская или любой другой кандидат от объединенной оппозиции одержал бы победу, хотя, возможно, и не в первом туре. Не приходится сомневаться и в том, что Тихановская пользуется поддержкой большинства населения в Минске и других крупных городах, где сосредоточена политически наиболее активная часть населения. Неудивительно, что там сразу же после оглашения данных экзитполов и предварительных итогов голосования начались массовые акции в поддержку кандидата оппозиции и против фальсификаций на выборах. О таких акциях, которые должны были перерасти в «белорусский майдан», оппозиция говорила с самого начала предвыборной кампании, обоснованно подозревая власть в намерении фальсифицировать итоги голосования.

Однако подобные «объявленные революции» редко кончаются успехом, поскольку власти успевают заранее подготовиться к их подавлению. Лукашенко стянул в Минск максимум силовиков, понимая, что именно здесь и сейчас решается его судьба. И пока что диктатору как будто удается держать ситуацию под контролем. Число протестующих в Минске исчисляется тысячами, а не десятками тысяч человек, и пока что обходился без жертв, хотя задержания проводятся жестко, и милиция широко применяет свето-шумовые гранаты и слезоточивый газ. Ситуация может измениться либо в случае гибели нескольких демонстрантов, что может вывести на улицы белорусской столицы десятки и даже сотни тысяч людей, либо в случае перехода силовиков на сторону народа (но шансов на это мало). Боюсь, что если на этот раз «батька» устоит, больше в Белоруссии не будет даже таких полусвободных выборов как сегодня. Оппозиционные кандидаты вообще не будут регистрироваться, и выборы будут происходить по центральноазиатскому сценарию.

Что же касается Кремля, то он делал ставку не на антилукашенковский «майдан», а на то, чтобы под шумок протестных выступлений с помощью засланных «вагнеровцев» ликвидировать «последнего диктатора Европы», а потом на новых выборах привести к власти пророссийского кандидата. Теперь же Путин, как кажется, смирился с тем, что на этот раз Лукашенко устоял, и после выборов российский президент постарается нормализовать с ним отношения хотя бы до уровня, когда можно будет поддерживать какие-то рабочие контакты лидеров двух стран. Однако тема задержанных в Минске «вагнеровцев» будет еще долго отравлять российско-белорусские отношения.

Газета: 
Новини партнерів




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ