Корень демократии в активности граждан, а залог - в обеспечении прав человека.
Зиновий Красовский, поэт, писатель, общественный и политический деятель, политзаключенный советских лагерей, член Украинской Хельсинской группы

Три Скрипки

«За всю жизнь я на Олега ни разу не повысил голос», — признался Юрий Скрипка, врач-радиолог, заведующий отделением Ирпенской городской санэпидемстанции, отец популярного певца
18 августа, 2005 - 19:11

Олег Скрипка на сцене — фейерверк эмоций, но вне ее человек довольно закрытый. О музыке он может говорить много, но если вопросы начинают касаться его личной жизни, то, как правило, на этом интервью заканчивается. Мы уважаем право Олега на частную жизнь, но всегда интересно понять, «как вырастает звезда». С этим вопросом я обратилась к отцу певца Юрию Скрипке. В результате беседы с Юрием Павловичем передо мной вырисовался образ прекрасного музыканта и замечательного сына. Можно только восхититься родителями, воспитавшими настоящего мужчину, талантливую личность и звезду. Мы благодарны Юрию Павловичу за то, что он согласился рассказать о семейной педагогике.

НА РОДИНЕ НАСРЕДДИНА

— Олег родился в Советобаде в 1964 году, — вспоминает Юрий Павлович, — а затем наша семья переехала в Ленинабад. Сейчас этот город называется Ходжент. Есть легенда, что именно оттуда родом герой восточных сказок Ходжа Насреддин. Дело в том, что после окончания Киевского мединститута я получил распределение в Таджикистан. Я как молодой специалист получал зарплату всего 78 рублей, жили мы с женой (Анна Алексеевна по профессии педагог) и сыном очень тяжело, снимали жилье, только переехав в Ленинабад, получили квартиру... Вы знаете, врачом я стал случайно. После окончания школы поехал в Киев. Иду по улице и загадал: в первый институт, который попадется по пути, сдам документы. Это оказался мединститут. Вышло, что шутя я выбрал профессию на всю жизнь и стал радиологом...

В Таджикистане мы прожили почти десять лет, но я не помню случая, чтобы местные жители плохо или с пренебрежением к нам, украинцам, относились. Я работал главным радиологом cеверного Таджикистана, потом возглавлял радиологический отдел санэпидемстанции. Дело в том, что в Средней Азии много урановых и полиметаллических рудников. На них работали люди из разных уголков бывшего СССР. До сих пор мы с женой тепло вспоминаем наш таджикский период жизни, молодость, друзей, с которыми нас свела судьба. А уехать из Средней Азии нам пришлось из-за жаркого климата. Он не подходил Анне Алексеевне по состоянию здоровья. Поэтому я стал искать другое место жительства для семьи. Было несколько вариантов, но я выбрал Мурманск, так как там предоставляли не только работу, но и квартиру — так с 1972 года начался северный период в жизни нашей семьи…

Олег рос хорошим ребенком. Мы с женой никогда не имели проблем с его учебой. С раннего возраста учили сына, чтобы он был самостоятельным. Не давили на него родительским авторитетом, а пытались научить Олежку: если ты дал слово, то держи его. Мы не сюсюкали, а относились в сыну как к взрослому члену семьи, и при принятии важных вопросов Олег имел такое же право голоса, как и мы с супругой. Действовали не методом запретов, а подробно разъясняя, почему то или иное делать нельзя. Даже в подростковом возрасте, когда многие родители сталкиваются с юношеским максимализмом и возникают проблемы между взрослыми и детьми, у нас в семье конфликтов никогда не было. Меня лишь однажды вызвали в школу за то, что на уроке географии Олежка отказался переписывать учебник, и его выгнали из класса. Я поговорил с учительницей и понял, что она просто не подготовилась к уроку, и поэтому заставила детей конспектировать учебник. Я сына не ругал, а педагогу с глазу на глаз сказал, что такими методами, какими она действует, авторитет школьников не завоюешь.

Могу похвастаться, что за всю жизнь я на Олега ни разу (!) не повысил голоса. В школу сын ходил с охотой, прекрасно учился по всем предметам. Особенно легко ему удавались точные дисциплины. Например, Олежка хорошо окончил заочную Долгопруднинскую физико-математическую школу. А когда встал вопрос, куда ехать учиться, то он выбрал Киевский политехнический институт и легко поступил в этот престижный вуз.

«БАЯН — СЕМЕЙНАЯ РЕЛИКВИЯ»

— В Мурманске, по инициативе жены, мы отправили Олега заниматься в музыкальную школу, — продолжает рассказ Юрий Павлович. — И хотя сын был мал, после прослушивания его все же приняли учиться в класс баяна. Кстати, первый инструмент мы покупали в универмаге «Украина», приехав летом в отпуск в Киев. И этот маленький баян теперь уже стал нашей семейной реликвией. Прав оказался продавец, который посоветовал купить именно этот инструмент, сказав, что мы будем ему благодарны всю жизнь. Действительно, прекрасный баян мы приобрели, и сын с удовольствием на нем играл. Хотя на первых порах даже этот маленький инструмент все равно был тяжелым для Олега. У него на ногах синяки не сходили, и жена пошила специальные наколенники, чтобы меха не щипали кожу… Олежка окончил музыкальную школу с отличием, но так как по возрасту был мал, то директор предложил еще годик-два походить на занятия. Сына эта отсрочка очень расстроила. Видя, что Олег сильно переживает, я поехал в областной отдел образования и добился, чтобы аттестат он получил не ожидая, пока подрастет. Ведь сын сдал все экзамены, и преподаватели никаких скидок на то, что он мал, не делали.

Музыка и математика долгое время шли в жизни сына параллельно. Первую рок-группу Олег организовал еще в школе. Ни один вечер не проходил без их участия. Став студентом КПИ, сын вновь создает рок-команду. Олег не только играл как музыкант, но и принимал участие в театральных спектаклях. Вначале его увлечение музыкой и театром было на уровне самодеятельности, он занимался в свободное время, мечтая стать инженером. После окончания КПИ сын поработал на заводе «Квант». Но именно тогда Олег понял, что музыка для него не просто хобби, а потребность души. Хотя он пытался совмещать работу и выступления, но с каждым днем становилось понятно, что придется делать выбор: быть инженером или музыкантом.

Вначале для меня музыкальные пристрастия сына были непонятны. Особенно период, когда он увлекался альтернативной музыкой, панк-роком, хеви-металлом. Но когда у него появились песни, в которых слышался мелодизм, то я стал внимательнее прислушиваться: что же пишет и исполняет мой сын? А может, Олег меня приучил к своей музыке, но сегодня практически все, что он сочиняет и играет мне очень нравится. Особенно интересны его современные аранжировки народных мелодий, причем не только украинский фольклор, но и зарубежные этномотивы.

КИЕВ ИЛИ ПАРИЖ?

— Когда сын сказал, что хочет уйти с завода и стать музыкантом, я не отговаривал его от этого шага, — рассказывает Ю. П. Скрипка. — Ты сам знаешь, как лучше поступить, — сказал я ему.

В ту пору музыка группы «Вопли Видоплясова» была известна среди молодежи, но о фантастической популярности, которую ныне группа завоевала, речи еще не было. Поэтому когда сын сказал, что хочет поехать поработать во Францию, то я ответил: «Олежуня, делай то, что считаешь нужным». И хотя за рубежом все было очень призрачно, но я почему-то чувствовал, что фортуна не оставит моего сына и всему, чем он захочет заниматься, будет сопутствовать удача. Во Франции сын экспериментировал в музыке, искал свой путь в искусстве. В Париже он влюбился и даже женился на Мари Рибо. Она потом стала менеджером «вэвэшников». Олег с Мари несколько раз приезжали в Украину. Невестка нам с женой понравилась, хотя она ни слова не говорила по-украински. Переводчиком выступал Олег (сын хорошо знает французский и английский языки, может говорить и по-испански). Почему сын и невестка развелись? Мари хотела жить только во Франции, а Олег рвался назад на родину. Он считал, что четыре года жизни и работы за рубежом прошли не зря и пора возвращаться домой. Но для Мари дом был в Париже, а для Олега в Киеве… Даже расставшись, они остались друзьями…

                                                     ***

По возвращении в Киев Олегу пришлось начинать все сначала. О группе «ВВ» публика подзабыла. Концерт в декабре 1996 года стал этапом в истории группы. После четырехлетнего перерыва, к 10-летию создания «Воплей Видоплясова», Олег Скрипка, Александр Пипа, Юрий Здоренко и Сергей Сахно подготовили «Антологию «ВВ». Французская страница не стала белым листом в творческой судьбе музыканта. Скрипка презентовал публике новый альбом песен, написанных на украинском языке. Для «ВВ» начался период многочисленных гастролей и за довольно короткий промежуток времени «вэвэшники» не только вернули своих поклонников, но и расширили свою аудиторию. Как считает Скрипка-старший, все пeрепоны Олег преодолел благодаря своему сильному характеру. Есть в нем как в певце и музыканте харизма, а та энергетика, которая идет от Олега во время концерта, передается слушателям. Именно поэтому практически каждое выступление лидера «ВВ» не оставляет равнодушным ни одного человека.

У «вэвэшников» были разные периоды. Все музыканты — люди творческие, и коллеги Скрипки по-разному видели, как им идти дальше. То, что группа и ныне является хэдлайнером украинского рока, говорит о том, что у Олега Скрипки, видимо, есть еще и дар дипломата. Каждый из его коллег сумел проявить себя в собственных музыкальных экспериментах, даже появление группы «Борщ» не поставило крест на их детище — «ВВ»…

«НЕ РЕКВИЗИТ, А САПОГИ ДЕДА»

— Я вспоминаю выступление Олега на фестивале «Країна мрій» и меня, как отца, переполняет чувство гордости за сына. Мне кажется, что с годами Олег стал не только прекрасным композитором, музыкантом, певцом, но хорошим артистом, — не скрывает своeй радости Юрий Павлович. — После премьеры спектакля «Наталка Полтавка» в Театре им. И. Франко Олег покорил меня как драматический артист. Хотя на спектакль я шел с волнением. Должен признаться, что мне его Вакула в телефильме «Вечера на хуторе близ Диканьки» не очень понравился. Олежуня в той картине был словно не в своей тарелке. И поэтому, узнав, что сын захотел сыграть как театральный актер, я занервничал. Ведь одно дело писать музыку к постановке, а совсем другое — играть на сцене, когда твои партнеры — профессиональные артисты. Но его Выборный получился именно таким, как его написал Иван Котляревский: верткий, хитрый, веселый мужик, знающий себе цену и мотающий себе на ус… После премьеры я искренне радовался за сына. Мне было приятно слышать, как зрители, подходя к Олегу, говорили, что 70% успеха спектакля принес он. Мне понравились аранжировки музыки Николая Лысенко, сделанные сыном, и собственные мелодии Олега. Я дважды ходил на спектакль, и как только начнется театральный сезон, вновь пойду посмотреть «Наталку Полтавку». Кстати, в этом спектакле сын выступает не в реквизите, а в сапогах деда. У меня в гараже эти сапоги висели много лет. Перед премьерой я их драил трое суток, но и результат классный — на Олежке они как влитые, и он такие коленца в них исполняет — просто молодец! После роли Выборного можно сказать, что у сына проявился талант драматического актера.

«СКРИПКА — ЗВОНКАЯ ФАМИЛИЯ»

— У меня с сыном прекрасные отношения. Когда знакомые жалуются на своих детей, что не могут найти общий язык с ними, то мне это странно слышать, — признается Ю. Скрипка. — Я люблю и горжусь Олегом. Мне трудно найти в нем плохие черты. Он для нас с женой самый лучший!

Олежка часто экспериментирует над своей прической: то он рыжий, то белый, но я к таким его метаморфозам уже привык. Если поменял цвет волос, значит что-то ищет. Единственное, что нам с супругой не нравится, это то, что Олег пренебрежительно относится к одежде. Еще в его студенческие годы я приезжал в Киев с Севера и заставлял сына пойти и купить себе костюм или куртку. Пока я с ним — он ходит, как с иголочки, а я уехал, и он снова влезет в какую-то «робу» и носит ее, пока не порвет. Олежке совершенно все равно, что одевать. Пару лет тому назад даже журналисты говорили, что красные спортивные штаны Скрипки им надоели. Правда, сейчас Олег уже стал лучше одеваться, наверное, это заслуга моей невестки Наталочки. Дети подарили нам с женой радость — внука. Роману уже больше двух месяцев — тьфу-тьфу, пусть растет здоровым парнем… Мы с женой скоро будем отмечать 45-летие совместной жизни, и я желаю, чтобы Олег с Натальей прожили в любви и согласии еще больше лет... Секретов и рецептов семейного счастья нет. Кроме любви должна быть между супругами тяга друг к другу, не нужно ломать и кроить характеры, а пытаться совместно находить ответы на сложные вопросы. Мы с женой разные по характеру, бывает и спорим с Анной Алексеевной, но быстро отходим, понимая, что мы самые близкие люди. Я считаю, что Олежуня взял лучшие черты от нас обоих: глаза мои, а внешне похож больше на маму. С возрастом я в сыне вижу черточки моего отца…

У нас музыкальная фамилия, а профессиональным музыкантом стал только Олег. Хотя, по семейным преданиям, род Скрипок не просто так получил звонкую фамилию. Конечно, были у нас в роду музыканты, но только через много поколений Олег продолжил эту династию. Хотя петь у нас в семье все любили. Я сам имею неплохой голос и слух, а может, это гены предков и фамилия Скрипка обязывает... Я родом из Полтавской области, на каникулы отправлял сына в село к бабушке и дедушке. Думаю, что увлечение фольклором у Олега началось с детства. Мне кажется, что он очень тонко чувствует музыку, а его аранжировки народных песен не портят произведение, а придают им «огранку» — в них чувствуется ритм сегодняшнего дня и глубина веков. Я счастлив, что Олег показывает мне свои сочинения и я, хоть и не музыкант, честно говорю: нравятся мне они или нет. Сын даже говорит, что я его самый строгий критик...

Татьяна ПОЛИЩУК, «День». Фото из семейного архива Скрипок
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments