Воля, освобождение - вот тот конечный флаг, к которому тянется все, к которому стремятся и воины с мечами, и моралисты с заветами, и поэты со стихами.
Василий Липкивский, украинский религиозный деятель, церковный реформатор, педагог, публицист, писатель и переводчик, создатель и первый митрополит Украинской Автокефальной Православной Церкви.

Брайтон soveticus ...

Оставленный на самотек, «совок» имеет свойство самовоспроизводиться
6 декабря, 2016 - 12:42

В 1970-х, когда в Нью-Йорк пришла волна иммигрантов из Советского Союза, Брайтон Бич был одним из беднейших районов города. Компания Дональда Трампа быстро застроила район дешевыми многоэтажками. Для бизнесмена это стало возможностью завладеть нью-йоркской землей, а в лексикон вчерашних советских граждан вошло новое слово — аналог еще свежих в памяти «хрущевок» — «трамповки».

Теперь здесь леопардовые кофточки и брюки Adidas с полосками, мороженое «СССР», громко играет «У нас на Брайтоне» Любы Успенской, а местных жителей легко узнать по стилю одежды и выражению лица. На Брайтоне собираются выходцы из бывших советских республик, которые хотят найти нелегальную работу, разговаривать только на русском и покупать вместо американской еды — российские, украинские или кошерные продукты.

«Добро пожаловать на Брайтон!» — выкрикивает полнотелая, невысокого роста пожилая женщина с химической завивкой на голове и клетчатой ​​сумкой в ​​руках. Мы с подругой приехали на Брайтон, чтобы увидеть океан, поэтому спрашиваем дорогу.

«На Дерибасовской хорошая погода, на Брайтон-Бич опять идут дожди», — подпевает человек среднего возраста навеселе. Он представляется украинским евреем, эмигрировавшим в начале 90-х. Говорит: «Здесь как дома и даже лучше. Все свои, все свое. Оставайтесь!».

Но мы не чувствуем себя здесь своими, а то, что мы видим, не укладывается в голове. Мы ехали сюда час на метро с Манхэттена — острова небоскребов, бизнес-центров, массы туристических достопримечательностей, которые, кажется, за всю жизнь не успеешь посетить, и еще большего количества туристов. А здесь — имитация магазинов в стиле советских 80-х, разве что с большим ассортиментом продуктов и без очередей. «Телятина свежая! Пирожки покупаем!», — выкрикивает продавщица на улице. Вывески «Блинная», «Столовая», «Евразия», за которыми скрываются заведения со стилизованным под «совок» интерьером.

Брайтон заселили люди, которые сбежали из Советского Союза, но не смогли убежать от своего советского существа. Государственная машина в СССР определяла будущее человека без его согласия, диктуя свои требования во всем, вплоть до последних мелочей — причесок, одежды, профессии и манер поведения. Поэтому в демократическом обществе человек, сформированный в условиях тоталитарного режима, оказался неспособен развиваться и двигаться вперед.

Эти люди застыли в прошлом по многим причинам: страх ответственности и самостоятельности, нежелание выходить из зоны комфорта и искать принятия у «чужих». Им оказалось легче сымитировать общество, к которому они привыкли. Скучая по нищей стабильности государства, из которого сами сбежали.

Homosoveticus часто сочетает в себе нелогичные и противоречивые элементы: Ленин и христианская церковь, стремление к независимости и ностальгия по советской империи. По результатам опроса, проведенного в сентябре 2016 года социологической группой «Рейтинг», о распаде Советского Союза сожалеют 35% украинцев. О чем сожалеют эти люди? Этому сложно найти рациональное объяснение. Однако тенденция очевидна — бывшие граждане Советского Союза готовы отказаться от развития, роста, возможностей и свободы и создать себе очередной брайтон-Бич. Нечто подобное, только полуразрушенное войной, видим на оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей. Предпосылками для этой войны было всеобщее равнодушие, отсутствие уважения к своей стране и ответственности за свое будущее. Или хотя бы мыслей о том, чем может закончиться история самопровозглашенных республик, когда северный сосед выжмет из Донбасса все, что ему нужно.

На самом деле советское наследие — это не только «хрущевки» и коммунистические идолы, а, прежде всего, ценности воспитания. На примере района Брайтон-Бич, мы видим, что ни изменение среды, страны и даже гражданства не способствует изменению советского мировоззрения. С Союзом нужно прощаться не только де-юре, но и де-факто. Жители Брайтона могут ассимилироваться в новом обществе и измениться, а вот те, кто остался в Украине, не могут этого сделать. Учитывая вышеперечисленные факты, важно, чтобы в основе государственной политики было патриотическое воспитание. Развенчание мифов и историческое просвещение должно проходить не на закрытых лекциях, а публично. Фильмы, мультфильмы, сериалы, доступная литература, театральные постановки, постеры, песни — помогут запустить необратимый процесс прощания с советским прошлым. Ведь мы видим, что, пущенный на самотек «совок», обладает способностью самовоспроизводиться.

Наталья ШИМКИВ


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ