Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Французская компартия отрекается от прошлого

25 марта, 2000 - 00:00

30-й конгресс Французской коммунистической партии, который завершается завтра в небольшом прованском городке Мартиг, возможно стал днем рождения «нового коммунизма». Партия осудила собственное «сталинистское» прошлое, отреклась от идолопоклонства перед серпом и молотом, отказалась от ленинизма. Национальный секретарь ФКП Робер Ю заявил, что отныне это будет новая партия.

«Новый коммунизм», которого так бы хотела Французская компартия, состоит не только в отказе от марксистско-ленинских догм, догм прошлого и осуждении самого прошлого. Ю обещает, что его партия, во-первых, омолодится и «феминизируется», прежде всего — в руководящих органах, станет обращать больше внимания на проблемы иммигрантов, будет более активно участвовать в управлении государством, в идеологии перейдет от коллективизма к индивидуализму (среди членов партии немало мелких владельцев). Партия должна перейти от постоянной оппозиции к предложению — одна из главных идей выступлений на конгрессе. Таким образом, Маркс, Ленин и Морис Торез — больше не указчики.

Показательно, что среди приглашенных на конгресс были делегации от коммунистов не только из стран Западной Европы, Югославии. Принципиально не приглашена Российская компартия — французские коммунисты это объясняют тем, что с россиянами им больше не по пути. Среди причин «Дню» назвали, например, переосмысление прошлого, разногласия в идеологии. Но главная причина — околочеченские события. А также общая недемократичность основ партии советского типа. Гостей из Москвы на конгрессе французских коммунистов нет впервые за всю 80-летнюю историю партии. О существовании Украинской компартии французы, кажется, не догадываются — во всяком случае, сомневаются, что она чем-то отличается от российской. И о заинтересованности в контактах с ней не говорят.

Французская компартия до сих пор оставалась среди наиболее влиятельных на Западе, ее потенциальный электорат оценивается в 10—15 процентов — но это далеко не 25 процентов, как в 70-х годах, и тем более — не грандиозное влияние, как сразу после войны. Как и все компартии Европы, французская переживала существенный спад популярности в последнее десятилетие, даже в так называемом «красном поясе» — парижских предместьях и нескольких других городах. В соответствии с данными опросов, половина французов не верит, что коммунистическая идея может иметь какое-то будущее. Три министра- коммуниста в социалистическом правительстве Лионэля Жоспена — не самые влиятельные лица. Поэтому перемены были необходимы ради самого признания компартии в условиях глубокого кризиса коммунистической идеи после распада СССР, говорят французские комментаторы. Этот кризис, например, несколько лет назад привел к расколу Итальянской компартии, когда-то самой большой и наиболее влиятельной на Западе. Теперь большинство ее бывших руководителей уже считают себя социал-демократами, и нынешний премьер-министр Массимо Д’Алема вышел именно из той среды. Французские аналитики убеждены, что в отличии от итальянской, Французская компартия, безусловно, остается коммунистической, вобрав в себя все возможные оттенки коммунизма. Насколько французский «новый коммунизм» окажется влиятельным — будет видно. Пока что коммунисты уже традиционно договариваются о сотрудничестве с социалистами на местных выборах следующего года, имея в виду более тесное сотрудничество, чем сейчас, на следующих общих выборах. Здесь они не единственные — даже «наиболее сталинистская» из западных Португальская компартия все больше интересуется участием во власти в коалиции с социалистами.

Париж

Виктор ЗАМЯТИН, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments