Чтобы любить - надо знать, а чтобы проникнуть в такую тонкую и необъятную, величественную и многогранную вещь, как язык, надо его любить.
Василий Сухомлинский, украинский педагог, публицист, писатель, поэт

Иранские предложения

Сейед Муса КАЗЕМИ: Нет никаких препятствий для строительства газопровода в Украину
14 декабря, 1996 - 19:37

Многие страны, в том числе соседи Ирана, считают эту страну влиятельным игроком на Ближнем Востоке. Что мешает Тегерану реализовать этот потенциал для урегулирования проблем на Ближнем Востоке и обеспечения стабильности в этом регионе? Почему Иран, несмотря на давление международного сообщества, настаивает на продолжении своей ядерной программы и праве обладать полным циклом производства ядерного топлива? Как можно снять обеспокоенность соседей Ирана и мирового сообщества относительно иранской ядерной программы? Что препятствует реализации большого потенциала сотрудничества между Ираном и Украиной? При каких условиях в Иране может начаться выпуск украинских реактивных региональных самолетов Ан-148? Об этом — «Дню» в эксклюзивном интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Исламской Республики Иран в Украине Сейеда Мусы КАЗЕМИ.

«МЫ ВСЕГДА ВЫСТУПАЛИ ЗА ДИАЛОГ ЦИВИЛИЗАЦИЙ...»

Наше желание заключается в том, чтобы серьезно принимать участие во всех мировых вопросах, событиях и влиять на них. До сих пор мы играли эту роль. Конечно, надо сказать, что на пути осуществления такой цели у нас были неприятности. В качестве примера мы можем назвать наше участие в установлении мира в Афганистане, Ираке. Всем известна помощь, которую наша страна оказала силам Альянса до 2001 года и после этого. Особенных усилий мы прилагали в Ираке для установления мира в этом регионе. На международной арене мы также активно выступали. Например, в борьбе с международным терроризмом, наркоторговлей. В результате борьбы с наркотиками среди наших правоохранительных органов бывает больше жертв, чем в других странах. Таким образом, мы жертвуем своими людьми, чтобы наркотики не пошли в европейские страны. Это признают все международные инстанции. Одной из главных целей нашей революции был человек и человечество. Именно в человеке мир находит свой смысл. И это одна из целей всех посланников Бога, начиная с Адама до Иисуса и Мухаммеда. Мы желаем стать помощником для установления мира во всем мире.

— Как вы считаете, не являются ли признаками разворачивания войны цивилизаций следующие события: обострение ситуации на Ближнем Востоке, которое в 2000 году вылилось в интифаду, теракты в Нью-Йорке в 2001 году, а также война в Ираке, которая началась в 2003 году и продолжается до сих пор?

— Мы никоим образом не думаем, что так можно рассматривать эти события. Исходя из нашей философии, мы всегда выступали за диалог цивилизаций, а не за войну. Мы идем своим путем, учитывая божественную логику, и поэтому наша цель — объединить людей, а не разъединять их. Наша логика заключается в том, чтобы вести диалог цивилизаций, культур. Это материалисты хотят разделить людей и получить от этого прибыль. Вы никогда не встретите, чтобы религиозные теоретики давали предложения, противоречащие цивилизации. К слову, инициатором диалога между цивилизациями был бывший президент Ирана господин Хаттами.

— Можно ли это понимать так, что западная и мусульманская цивилизации найдут общий язык и будут жить в мире, разделяя общие ценности?

— Почему бы нет? Мы вообще возникли от одних родителей. Мы не видим различия между расами. И мы не верим, что некоторые слои человечества лучше других. Человек — главная цель всех религий. И поэтому наше религиозное правительство заботится о человеке.

«...ВО ВСЕХ РЕЛИГИЯХ ЗАПРЕЩЕНО САМОУБИЙСТВО»

— Господин посол, как вы лично или ваша страна относитесь к тем людям, которые в Израиле и Ираке по религиозным мотивам сами себя подрывают, чтобы убить других? Как это соотносится с исламской религией?

— Надо сказать, что во всех религиях запрещено самоубийство. В исламе тоже никогда не рекомендуется совершать самоубийство. Надо разобраться в ситуации. В некоторых странах, испытывающих давление сверхдержав, люди хотят самоубийством доказать миру, что их угнетают сильные государства. Надо сказать, что большинство палестинцев, которые живут в Государстве Израиль, противостоят неправильным поступкам Израиля против человечества. Ведь покушение на территорию палестинцев — преступление. Несомненно, там тоже существует геноцид.

— Господин посол, если мы говорим о геноциде, то был и Холокост, а в Украине — Голодомор. Можно ли отрицать эти явления, как это делают некоторые политики?

— Как я уже сказал, мы против убийства невинных людей. И естественно, что убийство невинных людей осуждается во всем мире. И подобные вопросы необходимо очень тщательно рассматривать в международных организациях. Одним из лучших мест для обсуждения этих вопросов является диалог между депутатами парламентов всех стран или парламентских групп. Поскольку депутаты имеют тесные контакты с разными слоями народа, они могут хорошо разбираться в этих вопросах.

— А как в Иране относятся к Голодомору в Украине?

— Я не думаю, что до сих пор тема Голодомора обсуждалась в Иране. Потому что этот вопрос раньше не рассматривался и не поднимался. По моему мнению, чтобы люди узнали о Голодоморе, необходимо через парламентские группы осведомить народы других стран.

«ТЕМА ОБОГАЩЕНИЯ УРАНА СТАЛА ЧЕМ-ТО ВРОДЕ АНЕКДОТА»

— Господин посол, вы, наверное, знаете, что кроме западных стран, не говоря уж о США, и многие соседи Ирана обеспокоены иранской ядерной программой. Они боятся, что ваша страна может собрать атомную бомбу и потом диктовать им свою волю. Что, по вашему мнению, надо сделать Ирану, чтобы такая обеспокоенность была снята? Возможно, действительно пойти на то, чтобы брать обогащенный уран в России или в других странах?

— Тема обогащения урана стала чем-то вроде анекдота. И я думаю, что США тоже потеряет аргументы относительно иранской ядерной программы. Хочу напомнить, что в докладе директора МАГАТЭ Аль-Барадея откровенно говорится, что Иран не ведет никаких военных атомных программ. МАГАТЭ поставило два вопроса перед нашей страной. Первый вопрос касался центрифуг Р1 и Р2, а второй — плутония. Открыто и ясно эти вопросы были разрешены, и в докладе господина Аль-Барадея это отражено. Кроме этого доклада, на прошлой неделе был опубликован доклад 16 разведок США, в котором тоже говорится, что после 2003 года Иран не занимается военными ядерными программами. И вообще, хочу подчеркнуть, что в Иране нет намерения заниматься разработкой ядерного оружия. Мы очень лояльно относимся к МАГАТЭ и придерживаемся Договора о нераспространении ядерного оружия. И в рамках этого договора мы разрешили инспекторам МАГАТЭ в любое время проверять наши атомные объекты. Иран является одним из ответственных государств в мире. И вообще неясно, на основе каких выводов СБ ООН дважды принимал резолюцию против Ирана. Сейчас неизвестно, кто будет компенсировать убытки, которые потерпел иранский народ. Мы категорически выступаем за то, чтобы Ближний Восток был свободным от атомного оружия. И мы были первой страной, которая сделала такое предложение. И вообще мы являемся сторонниками разоружения во всем мире и на основе своих религиозных убеждений выступаем против убийства любого человека. Гуманизм имеет очень важное значение для нашего мировоззрения. Я не думаю, что среди наших соседей есть кто-то, кто боится нас.

— А Саудовская Аравия?

— На прошлой неделе король Саудовской Аравии поздоровался с нашим президентом, когда он впервые принял участие в Экономическом совете стран Персидского залива. Мы вообще все братья- мусульмане. Между нами нет проблем.

«ИРАНЦЫ ДОСТАТОЧНО МУДРЫ, ЧТОБЫ УДОВЛЕТВОРЯТЬ СВОИ ПОТРЕБНОСТИ...»

— Но все-таки вы не будете отрицать, что в Европе существует обеспокоенность относительно вашей ядерной программы. ЕС просит вашу страну заморозить программу обогащения урана. И к тому же страны ЕС дважды поддержали санкции против вашей страны, сейчас Франция выдвигает новый проект санкций. Ведь основная проблема с обогащением урана состоит в том, что обладание этой технологией позволяет стране обогатить уран до такой степени, чтобы создать атомную бомбу. Стоит ли Ирану в данном случае настаивать на полном замкнутом цикле производства ядерного топлива и идти на противостояние со странами ЕС, которые, к слову, предлагают вашей стране свое ядерное топливо и технологии, нужные вашей стране для того, чтобы из добытой нефти производить бензин и не закупать его за границей, как это сейчас делается? И к тому же Европа заинтересована в закупке иранской нефти и газа...

— Во-первых, нам надо признаться в том, что человечество нуждается друг в друге. Не только Иран нуждается в помощи ЕС или европейских стран, они тоже нуждаются в Иране. Перспективы мира и особенно этого региона зависят от энергоресурсов. И если говорить о европейцах, мы не верим, что все они выражают обеспокоенность. Существует одно—два европейских государства, которые заинтересованы в этом вопросе. В данное время между нашей страной и многими европейскими странами очень добрые отношения. Конечно, нам понятно, что европейцы тоже хотят освободиться от этого кризиса, созданного США. Но мы не хотим, чтобы в мире было противостояние. Мы выступаем за диалог.

Почему мы настаиваем на обогащении урана для собственных АЭС? Несколько лет тому назад иранцы напомнили всему мировому сообществу, что нефтяная промышленность нуждается в реконструкции. Что при продаже нефти за или 10 не будет возможности для реконструкции нефтяной промышленности и в мире возникнет большой кризис. Никто не обращал внимания на обращение Ирана. И мы стали свидетелями повышения цен на нефть. Много раз мы напоминали, что не надо пользоваться нефтью только как топливом. Нефть стоит очень дорого, и через 20 лет, когда закончатся запасы нефти во всем мире, кроме Ближнего Востока, что будет делать человечество? И поэтому мы всегда говорили, что нельзя сразу использовать все запасы нефти. Одним из самых дешевых и чистых способов производства энергии являются атомные реакторы. Сам ЕС недавно утвердил бюджет на сумму 4,1 млрд. евро для развития этой промышленности. И у нас нет оснований получать топливо для АЭС из-за рубежа, чтобы стать навсегда зависимыми от других государств. Иранцы достаточно мудры, чтобы удовлетворять свои потребности и не зависеть от других стран. Знания и технология обогащения урана являются национальными — иранскими. Согласно договору о нераспространении ядерного оружия, мы даем разрешение международным инспекторам на проверку наших объектов. И не надо забывать, что последние сотни лет Иран никогда не нападал на другие государства. А те страны, которые выступают против нашей атомной программы, сами даже использовали атомные бомбы. Вообще, мы сторонники всемирного разоружения.

— Господин посол, тогда Иран не против того, чтобы и Украина создала свой цикл производства ядерного топлива для собственных АЭС?

— Нет никакой проблемы. Но только в рамках Договора о нераспространении ядерного оружия и под наблюдением МАГАТЭ. И естественно, вам необходимо тоже получать чистое топливо. Любая страна в рамках этого договора и контроля МАГАТЭ может добиваться обладания технологией производства ядерного топлива. Кроме того, это зависит от выполнения международных обязательств Украины. Естественно, что Украина тоже нуждается в АЭС и, кроме того, в данный момент у вас работают АЭС.

«МАРШРУТ ЧЕРЕЗ УКРАИНУ ЯВЛЯЕТСЯ ОДНИМ ИЗ НАИБОЛЕЕ ЭКОНОМНЫХ И КОРОТКИХ»

— Господин посол, странная ситуация получается: у Ирана есть газ и нефть. Европе и Украине они нужны. Почему же газ и нефть не «текут» в Украину или в Европу через территорию нашей страны?

— На эту тему мы провели много переговоров с украинской стороной. Но последние два—три года переговоры прекращены. Конечно, при этом следует учитывать политические изменения, которые произошли в вашей стране. Иран является одним из самых крупных экспортеров нефти и газа. Мы занимаем второе место в мире по запасам газа. И мы провели с украинской стороной переговоры по поводу создания газопровода из Ирана через Украину и дальше в Европу. Европейские страны в перспективе также нуждаются в иранском газе. А маршрут через Украину является одним из наиболее экономных и коротких маршрутов для обеспечения поставок газа в Северную Европу. Сейчас один газопровод из Ирана в Европу строится через Турцию. Несколько лет назад мы предложили провести пятисторонние переговоры между Украиной, Ираном, Россией, Грузией и Арменией. Мы и сейчас готовы вернуться к этому предложению. И мы надеемся, что с приходом к власти нового правительства в Украине серьезно отнесутся к этому вопросу. И этот газопровод не только будет трубопроводом, который обеспечит газом Украину и Европу, но может стать газопроводом мира в этом регионе. Мы уже вели переговоры и построили газопровод в Армению. Также сейчас ведется строительство газопровода в сторону Пакистана и Индии. Поэтому нет никаких препятствий, чтобы нам и украинцам не воспользоваться существующими возможностями построить газопровод в Украину.

— А как насчет поставок нефти? Ведь иранская нефть могла бы через нефтепровод Одесса—Броды с достройкой к Гданьску попадать в Европу.

— В данное время мы свободно продаем свою нефть. И Украина тоже может ее покупать. Нет проблемы.

— А может ли этот нефтепровод заполниться иранской нефтью и как?

— Естественно, может. Но этим надо заниматься. Мы сидим за столом, ведем переговоры, но дальше не занимаемся этим. У нас нет проблем с продажей нефти. За баррель нефти мы берем . Как я уже говорил, европейцы больше нуждаются в нас, чем мы в них. В течение нескольких следующих лет их потребности возрастут. А мы являемся вторым производителем нефти на Ближнем Востоке. И не надо забывать о геополитическом положении Ирана. Мы находимся между Персидским заливом и Каспийским морем. Это самая важная точка в мире. Большинство стран понимают, что наша страна является важной в этом регионе.

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ. АН-140 И ПЕРСПЕКТИВЫОТНОСИТЕЛЬНО АН-148

— Господин посол, в одном из последних интервью вы намекнули, что в случае, если украинская сторона будет плохо выполнять свои обязательства по производству в Иране региональных самолетов Ан-140, то иранская сторона может прекратить это сотрудничество. Неужели так остро стоит вопрос?

— Я так не говорил. Я сказал о целесообразности для обеих сторон усилить сотрудничество в рамках этого проекта. Когда одиннадцать лет назад мы подписывали этот договор, в нем было предусмотрено, что в течение десяти лет мы должны были выпустить сто самолетов. Но, к сожалению, в силу экономических проблем внутри Украины нам не удалось достичь этих целей. Недавно мы подписали дополнительный договор между компаниями HESA, АНТК им.Антонова и Харьковским авиазаводом. И сейчас очень оптимистически относимся к перспективе осуществления этого проекта. Если он будет успешно реализовываться, то мы намерены начинать с украинской стороной переговоры по поводу строительства Ан-148. А это может открыть новую страницу в экономических отношениях между нашими странами. Мы сейчас очень тщательно рассматриваем ход развития строительства Ан-140.

— А когда наступит момент или сколько времени отведено на то, чтобы иранская сторона могла убедиться в успешности реализации проекта Ан-140?

— Приблизительно два месяца назад мы подписали новое дополнительное соглашение и достигли договоренности по поводу разрешения некоторых технических проблем. К счастью, мы чувствуем, что украинцы активно и оперативно работают над их разрешением. С учетом всего этого нам дано поручение вести переговоры по поводу сотрудничества относительно производства самолета Ан-148. Мы думаем, что эта летающая машина является одним из лучших региональных самолетов. Наши исследования показывали, что Ан-140 также является хорошим региональным самолетом. Мы думаем, что сотрудничество по этим проектам будет на пользу обеим сторонам.

«УКРАИНА ЯВЛЯЕТСЯ БОЛЬШОЙ СТРАНОЙ С БОЛЬШИМ ПОТЕНЦИАЛОМ»

— Господин посол, а какие еще перспективные направления двухстороннего сотрудничества между нашими странами вы видите?

— Мы можем развивать сотрудничество в области нефтяной промышленности, строительства дорог. У нас большой опыт в этой области, и мы можем передать его украинской стороне. Мы можем сотрудничать и во множестве других областей. Украина является большой страной с большим потенциалом, одной из передовых стран в области научных разработок. Мы можем сотрудничать в большинстве областей науки, генетики, медицины. Наша страна на Ближнем Востоке тоже имеет хороший экономический рост.

— А что, по вашему мнению, препятствует реализации этого большого потенциала сотрудничества между нашими странами?

— Я полагаю, что нам необходимо усиливать наши контакты, визиты, обмен делегациями. Я хочу напомнить вам один момент. Вы помните, что госсекретарь США Мадлен Олбрайт почти десять лет назад приехала в Украину и заставила ее отказаться от договора по строительству АЭС в Бушере. США обещали компенсировать украинской стороне потери от разрыва этого выгодного контракта. Недавно я узнал, что США не дали Украине ни одного цента. Надо забыть о таких обещаниях. Необходимо очень активно и серьезно заниматься сотрудничеством. Ведь там, где Украина отказывается от сотрудничества, сразу со своими предложениями приходят другие страны. Китайцы и россияне очень тесно работают с нами. Поэтому надо помнить, что рынок — это соперничество, и его нельзя терять.

— Господин посол, вы говорите о необходимости усиливать контакты. Когда же следует ожидать контактов между главами наших государств?

— Последний раз наш президент посетил Украину в 2003 году. И сейчас очередь вашего президента посетить Иран. Мы ждем этого визита и будем рады, если госпожа Тимошенко станет премьер-министром и посетит нашу страну. Мы не видим никаких проблем по поводу увеличения контактов на таком высоком уровне. Я слышал, что госпожа Тимошенко очень позитивно относится к нашим отношениям. Во время премьерства господина Януковича он тоже позитивно относится к развитию отношений с Ираном. Мы надеемся, что до конца этого года объем нашего товарооборота достигнет $800 млн. Это хорошая цифра. Мы считаем, если мы можем иметь товарооборот с россиянами на сумму $20 млрд., то с Украиной оборот может составить $2 млрд. Мы потеряли много шансов и возможностей в нашем развитии. Поэтому их надо наверстать. Я думаю, что ваше Министерство топлива и энергетики должно очень активно работать и искать новые возможности для развития наших отношений.

— А приглашение посетить Иран уже передано украинскому Президенту?

— Да. Мы уже передали ему приглашение. Как только у него появится желание, мы организуем его визит. Мы знаем, что господин Ющенко тоже очень хорошо относится к Ирану.

Разговаривал Мыкола СИРУК, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ