Самые страшные в жизни те люди, которые прочитали одну книгу. С человеком же, который много читает, всегда будешь иметь о чем поговорить, и тебе рядом с ним ничего не будет угрожать.
Иван Малкович, украинский поэт и издатель, владелец и директор издательства «А-БА-БА-ГА-ЛА-МА-ГА»

Пакистан: новые возможности

Газанфар Али ХАН: Я вижу большой потенциал для дальнейшего сотрудничества
21 апреля, 1996 - 19:47

Для большинства украинцев сотрудничество Украины с Пакистаном ассоциируется со знаменитым пакистанским танковым контрактом. Кроме того, для некоторых украинцев Пакистан является примером для наследования в силу того, что эта исламская страна обрела ядерный статус, в то время как Украина добровольно отказалась от третьего по величине в мире ядерного потенциала. Является ли ядерный статус оправданным для Пакистана, у которого довольно дружественные отношения со своим великим северным соседом Китаем? Видит ли Исламабад угрозу от возможного обретения Ираном ядерного статуса? Как пакистанцы относятся к системам коллективной безопасности и оценивают роль НАТО? Способен ли ислам модернизироваться и какое отношение имеет эта религия к самоубийцам-бомбистам? Каков потенциал сотрудничества Пакистана с Украиной и, в частности, какие мегапроекты могут заинтересовать украинских инвесторов? Об этом «Дню» — в эксклюзивном интервью Чрезвычайного и Полномочного Посла Исламской Республики Пакистан в Украине Газанфара Али ХАНА.

«...ЧТОБЫ ГАРАНТИРОВАТЬ СВОЕ ВЫЖИВАНИЕ, МЫ ВЫНУЖДЕНЫ ПОДДЕРЖИВАТЬ ЭФФЕКТИВНЫЙ УРОВЕНЬ ОБОРОННОГО БАЛАНСА»

— Господин посол, в Украине некоторые политические силы поднимают вопрос восстановления ядерного статуса. Как известно, ваша страна стала ядерной — оправдан ли и не обременителен ли такой статус для Пакистана?

— Разработка ядерной технологии для любой страны — это вопрос политики и стратегии, которая базируется на реалиях, потребностях, которые лучшим образом отвечают национальным интересам и целям. Это же касается политического решения в отношении использования этой технологии для производства ядерного оружия. Обретение или не обретение ядерного статуса является спорным вопросом. Существует две причины, почему Пакистан принял этот статус. С одной стороны, мы хотим использовать ядерные технологии в мирных целях. Я не буду вдаваться в детали по этому вопросу, потому что они являются хорошо известными. С другой стороны, следует учитывать особенность безопасности окружающей среды Пакистана. Когда мы решили получить ядерные возможности, ситуация с безопасностью была очень серьезной и неустойчивой. Она и до сих пор остается чувствительной, но, слава Богу, значительно лучше, чем это было раньше. У нас нерешен вопрос Кашмира, в отношении которого было принято несколько резолюций ООН и который находится в поле зрения этой мировой организации. Согласно этим резолюциям народ Кашмира имеет право самостоятельно определять свое будущее. Хотят ли жители Кашмира стать частью Пакистана или Индии — выбор принадлежит им. Но, к сожалению, им не дают воспользоваться этим главным правом. Обе страны: Пакистан и Индия после независимости три раза начинали войну. Но теперь они уже не могут себе позволить вести такие войны.

Мы во многих отношениях значительно меньшая страна по сравнению с нашим восточным соседом. И чтобы гарантировать свое выживание как независимого суверенного государства, мы вынуждены поддерживать эффективный уровень оборонного баланса. И чтобы обеспечить потребности нашей оборонной стратегии Пакистан решил овладеть ядерным оружием, которое может играть роль сдерживающего фактора против любой иностранной агрессии. Ведь хорошо понятно: для того чтобы сдерживание было эффективным и действенным, надо иметь возможности и волю в отношении использования таких средств. Сегодня Пакистан имеет и возможности, и волю. В нашем случае эта стратегия сработала эффективно и предотвратила войны между Пакистаном и противниками. Что касается Украины, то у вашей страны свои потребности и все зависит от того, как украинское правительство воспринимает угрозы собственной независимости и суверенитету. Ваша страна добровольно отказалась от ядерного потенциала. Я считаю, что ваше правительство лучше понимает эту проблему, чем любая другая страна. Украина показала миру, что она хочет быть безъядерной. А когда возникает вопрос в отношении того, является ли оправданным или нет ядерный статус, то это прерогатива народа и правительства Украины. Которое должно делать все, что больше всего отвечает интересам вашей страны.

— Как вы оцениваете намерение Ирана овладеть полным ядерным циклом и, возможно, даже разработать атомную бомбу?

— Каждая страна имеет право на получение современных технологий, которые доступны для них. Иран заявляет, что он хочет получить ядерные возможности для их использования в мирных целях. Поэтому Тегеран имеет полное право разрабатывать эту технологию для мирных целей.

— А если он все-таки разработает ядерное оружие, как это может повлиять на ситуацию в регионе?

— Как известно, Иран утверждает, что у него нет планов производства ядерного оружия. Тегеран подписал договор о нераспространении ядерного оружия. Если даже гипотетически допустить и представить, что в будущем Иран будет иметь такую возможность, то, по моему мнению, это никоим образом не повлияет на Пакистан. Мы не чувствуем угрозы, потому что у нас добрососедские отношения с Ираном. Скорее, это может принести стабильность в регионе.

«КОГДА РЕЧЬ ЗАХОДИТ О ЗАЩИТЕ СУВЕРЕНИТЕТА, ТО ВЫ ДОЛЖНЫ ДЕЛАТЬ ЭТО САМИ...»

— Господин посол, у вашей страны очень хорошие отношения с Китаем. На днях во время визита президента Пакистана в Китай было подписано 10 меморандумов о сотрудничестве. Имея такого сильного друга, почему бы вашей стране не полагаться на него в вопросах обеспечения целостности страны и не расходовать огромные средства на разработку ядерного потенциала?

— Отвечая на этот вопрос, я вспомнил слова бывшего президента Пакистана генерала Аюба Хана, который в своей книге «Друзья, но не хозяева» написал: «Никто не даст вам свободу. Вы должны бороться за нее и никто не будет бороться за вас. Вы должны сами бороться». Это касается всех суверенных и независимых государств. Каждая из них хочет быть самодостаточной в этом отношении. Когда речь заходит о защите суверенитета, то вы должны делать это сами, а не смотреть через плечо, чтобы кто-то вам помог. Конечно, в случае необходимости наши друзья приходят на помощь. Но вы не можете строить оборонную стратегию и планы на том, что кто-то придет и будет за вас драться или воевать. Вы должны иметь основные возможности для того, чтобы защищаться самому. А в случае непредвиденных обстоятельств, когда вам будет нужна помощь, то для этого существуют друзья.

— Т.е. ваша страна не верит в систему коллективной безопасности?

— Системы коллективной безопасности — это совсем другое. Они очень полезны, если вы являетесь частью одной из таких систем. На данный момент Пакистан не принимает участия ни в одной системе коллективной безопасности.

— Но ведь ваша страна является союзником Соединенных Штатов...

— Да. Действительно, в данный момент Пакистан имеет специальный статус военного союзника США вне НАТО. Это касается перспективы нашего участия в глобальной войне против терроризма, в которой Пакистан воюет вместе с войсками НАТО, но на своей территории у границы с Афганистаном. Пакистан также предоставляет большую оперативную логистичную поддержку операциям НАТО в этом регионе после вторжения США в Афганистан после 11 сентября 2001 года.

«НАТО МОЖЕТ ИГРАТЬ ПОЛЕЗНУЮ РОЛЬ, ПРИНОСЯ МИР И СТАБИЛЬНОСТЬ В НЕСПОКОЙНЫЕ РЕГИОНЫ МИРА»

— Господин посол, хотелось бы услышать ваше мнение о роли НАТО сегодня и в будущем?

— Со стороны можно подумать, что НАТО играло большую роль во времена холодной войны и было противовесом Организации Варшавского договора. Теперь последней не существует. Что касается НАТО, то учитывая текущую геополитическую ситуацию в мире, в котором появляются новые мощные центры, Организация Североатлантического договора получила большую роль. Она является одним из важных военных инструментов поддержки глобальной политики единого супергосударства: США и его союзников, который применяется там, где возникает для этого необходимость. НАТО может играть полезную роль, принося мир и стабильность в неспокойные регионы мира.

— Как вы думаете, почему Россия резко выступает против расширения НАТО на Восток?

— Ответ на этот вопрос лучше всего выражен в недавних заявлениях российского руководства против намерения Украины присоединиться к НАТО. Россияне не хотят иметь у своей границы военный щит, если он не является его частью. Это естественная реакция со стороны России и такие заявления отражают их настоящие мысли и чувства.

— Не может ли в будущем в Юго-Восточной Азии появиться своего рода прототип НАТО? Ведь в свое время подобные разговоры велись.

— Я не могу дать ответ на этот вопрос, потому что не вижу возможностей, чтобы такое могло произойти в ближайшем будущем. В Юго-Восточной Азии существует организация ASEAN — Ассоциация стран Юго-Восточной Азии, которая главным образом занимается вопросами политического и экономического сотрудничества между странами этого региона. Сегодня в этом регионе пока не видно угрозы в виде общего противника. Поэтому и нет необходимости в создании военного альянса наподобие НАТО. Кстати, Пакистан не является членом ASEAN, поэтому эта организация не интересует нас с оборонной точки зрения.

«ЛУЧШИЕ ОБРАЗЦЫ ЗАПАДНОЙ ДЕМОКРАТИИ НЕ МОГУТ ЛУЧШИМ ОБРАЗОМ ПОДХОДИТЬ ДЛЯ ПАКИСТАНСКОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ»

— Президент Первез Мушарраф, став гражданским главой государства, пообещал, что Пакистан станет демократической страной, но на собственный манер. Не можете ли вы сказать, как можно интерпретировать пакистанскую демократию?

— Когда речь идет о современной демократической системе, следует рассматривать ее в исторической перспективе, а также в развитии или эволюции. Все развитые демократии мира не были такими демократическими сто лет назад. Все они развились в сегодняшнюю форму, проходя через разные и сложные этапы. Пакистан также проходит через один из таких этапов демократии. Президент Мушарраф сказал, что демократия не имеет стандартного формата, который подходит для каждой страны. В действительности, демократия должна «подгоняться» к требованиям народа и этноса в любой стране. Лучшие образцы западной демократии не могут лучшим образом подходить для пакистанской социальной окружающей среды, которая характеризуется особой структурой общества, базируется на больших семьях/кланах и глава клана играет важную роль в ежедневной жизни, учитывая то, что уровень грамотности до сих пор составляет 50—60% и 70% людей до сих пор проживает в сельских районах.

Вместе с тем в пакистанском парламенте зарезервированы места для женщин и национальных меньшинств. Поэтому мы не должны быть слишком критичными в отношении процедур и процессов, задействованных в расширении демократии, если конечная цель достигается. Например, процедуры могут быть отличными в отношении определения принятия кандидатов в депутаты парламента. Сегодня для того, чтобы принимать участие в парламентских выборах надо, по меньшей мере, иметь законченное высшее образование. В других странах такого строгого ограничения может и не быть. Поскольку речь идет о внутренних делах, то какой бы не была демократической модель Пакистана, это не должно касаться других стран.

«ФЕНОМЕН БОМБИСТОВ-САМОУБИЙЦ НЕ ИМЕЕТ НИКАКОГО ОТНОШЕНИЯ К РЕЛИГИИ»

— Некоторые эксперты считают, что сейчас в мире происходит столкновение цивилизаций. И западная и исламская цивилизация не понимают друг друга. Почему, по вашему мнению, так происходит?

— Прежде всего, позвольте мне сказать, что некоторые называют это столкновением религий, а не цивилизаций. Я считаю, что эта мысль или восприятие распространяется экстремистами или фанатиками с обеих сторон. Я не думаю, что сейчас ведется какая-то война или столкновение цивилизаций. Основные правила и нормы всех религий являются общими. Две большие религии: ислам и христианство проповедуют мир и гармонию. Они обе проповедуют любовь, взаимопонимание и добрые отношения между людьми, как на индивидуальном, так и на социальном уровнях. Конечно, существуют люди, которые относятся к категории обскурантов, которые прибегает к крайностям и приносят очень много вреда межрелигиозной гармонии. Как мусульманин я не имею оснований или права критиковать вас за вашу религию. Нас скорее всего учат уважать чувства и веру других людей.

— А как тогда можно объяснить такое явление как бомбисты-самоубийцы?

— Это очень важная и чувствительная проблема. В обществе есть безответственные экстремистские элементы, которые поощряют такие тенденции. Религия к этому не имеет никакого отношения. В исламе самоубийство строго запрещено. Это грех. Вы не имеете права губить свою жизнь или жизнь кого-то другого. Только Бог отвечает за вашу жизнь или смерть. Те, кто заставляют убивать других, не знают настоящего духа религии. Эти самоубийцы-бомбисты — необразованные и незрелые умы, которые плохо понимают религию и имеют иллюзорное понимание доброго и плохого в жизни. 90—95% людей, которые подрывают себя, это введенные в обман подростки. К сожалению, кроме религиозных фанатиков существуют другие зарубежные элементы, поддерживающие такую деятельность, которые служат их кровожадным интересам. Такие элементы тратят миллионы долларов, чтобы подталкивать незрелые умы осуществлять такие уголовные поступки. Они обещают огромные суммы денег семьям этих незрелых умов. Хочу вас еще раз уверить, что феномен бомбистов-самоубийц не имеет никакого отношения к религии и используется местными и зарубежными элементами, которые заинтересованы в том, чтобы принести вред Пакистану.

«ИСЛАМ ОБЕСПЕЧИВАЕТ СВОБОДУ ДЕЙСТВИЙ, ЕСЛИ ЭТО НЕ НАРУШАЕТ ПРАВ ДРУГИХ ЛЮДЕЙ»

— Способен ли ислам, по вашему мнению, модернизироваться и меняться в сегодняшнем быстро меняющемся мире?

— Ислам это самая современная религия. Это полный кодекс жизни для человечества на все времена. Поэтому нам не надо модернизировать ислам. Эта религия не запрещает вам делать добро, а предостерегает вас не приносить вреда другим. Ислам учитывает современную концепцию прав человека. Для ислама не существует различий в цвете кожи или вероучении. Также нет различия между мужчиной и женщиной, когда речь идет об образовании. Ислам гарантирует равенство для женщин и учит относиться к женщине лучше, чем к мужчине. Поскольку женщины являются более слабым полом, то о них следует больше заботиться. Взгляните на статус женщины. Она является матерью, дочерью, сестрой или женой. Ислам не запрещает женщинам получать образование. Скорее всего, эта религия молится за усиление и развитие этого института для женщин, который играет важную роль в развитии общества в целом. В Пакистане женщины специально наделены полномочиями. Они имеют все права гражданина. Они могут работать где угодно в соответствии со своими критериями. Они могут быть членами парламента и занимать любую должность в соответствии с законами стран. Также надо отметить, где бы женщина не работала, она не должна эксплуатироваться. Строго запрещено закрывать женщин дома. Ислам — современная религия, которая охраняет ваши права во всех отношениях. Эта религия обеспечивает свободу действий, если это не нарушает прав других людей. Будь-то занятие спортом или музыкой.

ОБ ОГРОМНЫХ ВОЗМОЖНОСТЯХ СОТРУДНИЧЕСТВА И МЕГАПРОЕКТЫ, В КОТОРЫХ МОГУТ УЧАСТВОВАТЬ УКРАИНСКИЕ ИНВЕСТОРЫ

— Как сообщали украинским масс-медиа, Президент Украины Виктор Ющенко, принимая от вас верительные грамоты, сказал, что существует огромный потенциал в отношениях между Украиной и Пакистаном. В чем состоит этот потенциал и можем ли мы стать свидетелями в будущем подписания большого контракта подобного известному пакистанскому танковому контракту?

— Я действительно вижу большой потенциал для дальнейшего сотрудничества между Пакистаном и Украиной. Кроме сотрудничества в оборонном секторе существует много других областей, в которых мы можем получить взаимную выгоду. В дополнение к сотрудничеству в секторах из выпуска традиционной продукции наступило время усилить сотрудничество в высокотехнологических областях.

Наши страны уже подписали десятки проектов соглашений, которые охватывают сотрудничество в сферах образования, авиации, защиты инвестиций, избежания двойного налогообложения, отмены визового режима, экстрадиции. Большинство из этих соглашений давно находится в процессе финального согласования. Мы интенсивно работаем над тем, чтобы ускорить этот процесс и надеемся скоро завершить этот процесс. А это действительно придаст необходимое ускорение торговле и инвестиционной деятельности между обеими странами. Стоит еще раз напомнить, что речь идет о таких мегапроектах, как разработка нефтяных и газовых месторождений, транзит нефти и газа, строительство железных дорог, развитие социального сектора, производство электроэнергии.

— А достаточно ли привлекателен инвестиционный климат в Пакистане?

— К сожалению, 2007 год был годом парламентских выборов в Пакистане и Украине. Правительства в обеих странах находятся в процессе становления. Но это не остановит взаимного интереса в плане сотрудничества. В Пакистане успешно работает немало иностранных компаний. Правительство принимает все необходимые меры, чтобы обеспечить безопасность и охрану всем, кто работает в нашей стране.

— А как обстоит дело в отношении привлечения украинских инвесторов на пакистанский рынок?

— В данный момент присутствие украинских компаний в Пакистане является довольно низким. Я считаю, что украинские инвесторы должны рассматривать возможность создания совместных предприятий в Пакистане и обслуживать рынки этого региона. Такие рынки можно найти на Ближнем Востоке и Дальнем Востоке. Огромные возможности, о которых я уже упоминал, существуют для украинских друзей в секторе разведки нефти и газа в Пакистане. Украинские инвесторы могут участвовать в строительстве железных дорог. Например, планируется построить железную дорогу от порта Гавадар на север в Центральную Азию. Другим привлекательным инвестиционным проектом может стать проект строительства газопровода по Ирану через Пакистан в Индию.

Мыкола СИРУК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ