Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Путин против «Мемориала»

Борьба за историческую память
16 ноября, 2021 - 17:18

Путинское государство вознамерилось ликвидировать историко-просветительское общество  «Международный Мемориал» и правозащитный центр «Мемориал», ранее признанные иностранными агентами. Иск о ликвидации «Международного Мемориала» подала в Верховный суд РФ Генеральная прокуратура, а иск в Мосгорсуд о ликвидации правозащитного центра «Мемориал» – московская прокуратура. «Мемориал» - это старейшая правозащитная и историко-просветительская организация России, существующая уже более 30 лет. Теперь осуществляется скоординированная атака на нее, и координатором здесь, вне всякого сомнения, выступает администрация президента России. В качестве предлога для ликвидации были названы систематические нарушения «Мемориалом» законодательства об «иностранных агентах», а именно отсутствие соответствующей маркировки на материалах организации. Кроме того, правозащитный центр обвинили в поддержке экстремистов и террористов из-за его деятельности по защите политзаключённых. Любому непредвзятому наблюдателю очевидно, что никаких легальных оснований для ликвидации «Мемориала» нет. Противоправный по своей сути закон об иностранных агентах таким основанием считаться не может. Поэтому чисто политический характер дела «Мемориала», которое 25 ноября будет рассматриваться в Верховном суде, не вызывает сомнений.

Почему же Путин так осерчал на правозащитников-просветителей? Думаю, причин здесь две. Во-первых, правозащитная деятельность «Мемориала», которая концентрируется прежде всего вокруг Северного Кавказа, и в первую очередь Чечни. Кремль и подконтрольные ему СМИ стараются всячески замалчивать творящиеся там беззакония, и с этой точки зрения мемориальцы для него – кость в горле. Но и основная деятельность «Мемориала» по исследованию политических репрессий советского периода, и прежде всего в сталинскую эпоху, и увековечиванию памяти их жертв, является еще одним серьезным раздражителем для Путина. А ведь относительно недавно Владимир Владимирович публично осуждал сталинские репрессии и говорил о необходимости помнить об их жертвах. Так, 7 апреля 2010 года, выступая в Катыни, Путин, вспомнив о расстреле поляков в Катыни, Медном и Пятихатке, равно как и о других сталинских репрессиях, прямо заявил: «Этим преступлениям не может быть никаких оправданий. В нашей стране дана ясная политическая, правовая, нравственная оценка злодеяниям тоталитарного режима. И такая оценка не подлежит никаким ревизиям».

А 30 октября 2017 года, выступая на открытии мемориала жертвам политических репрессий – стены скорби, он напомнил, что в сталинские времена «каждому могли быть предъявлены надуманные и абсолютно абсурдные обвинения, миллионы людей объявлялись врагами народа, были расстреляны или покалечены, прошли через муки тюрем или лагерей и ссылок». И подчеркнул, что «это страшное прошлое нельзя вычеркнуть из национальной памяти и тем более невозможно ничем оправдать. Никакими высшими так называемыми благами народа».

Прошло 4 года – и многое переменилось, в том числе отношение российской власти к преступлениям тоталитарного режима и к организациям, об этих преступлениях напоминающим. Хотя, справедливости ради, надо заметить, что правозащитный центр «Мемориал» был внесен в реестр НКО-«иноагентов» еще в 2014 году, став одним из первых НКО, признанных в России «иностранными агентами». А Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал» разделило его участь в 2016 году. Но в 2017 году Алексей Навальный еще оставался на свободе и имел возможности проводить и публиковать свои расследования, а его штабы и ФБК в целом работали как вполне легальные структуры. С тех пор произошло заметное ужесточение российского политического режима, который стремительно возвращается в тоталитарное прошлое.

Однако при этом остается одно принципиальное различие с советскими временами. В СССР главными в системе государственного управления были партийные структуры. Лидер страны становился таковым постольку, поскольку он становился главой партии, исповедовавшей марксистско-ленинскую идеологию. Путинская же Россия управляется режимом личной власти, для которого партия «Единая Россия» выступает лишь в качестве декорации, которую легко сменить. То, что Дмитрий Медведев является формальным главой правящей партии, никак не влияет на его положение в системе власти, равно как и власть Путина не зависит от его отношения к «Единой России». И никакой идеологии Владимир Владимирович не исповедует. Если Российская империя базировалась на идее «Москвы – Третьего Рима», а Советская империя – на идее мировой коммунистической революции, в результате победы которой на той или иной территории в орбиту Москвы должны были вовлекаться все новые и новые страны, то власть и империя Путина базируются на личном правлении и имперской идеологии в чистом виде.

Империя – это та страна, где правит великий Путин, и именно она должна прирастать территориями соседей до тех пор, пока он жив и у власти. Эта незамысловатая конструкция предполагает, что только Путин имеет право управлять российским прошлым для обеспечения счастливого имперского будущего. «Мемориал» же мешает власти управлять прошлым и остается, по сути, антиимперской структурой. Государство в лице Путина хочет само формировать историческую память россиян, и конкуренты ему на этом поле не нужны. И борьба за права человека путинизму нужна столь же избирательная, как и историческая память. Например, надо бороться за права «шахтеров» ДНР и ЛНР, но не за права крымских татар, надо вспоминать одних жертв репрессий и забывать о других, порой совсем недавних. «Мемориал» же борется за права человека и против политических репрессий неизбирательно, потому и стал неугоден. И путинский пресс-секретарь Дмитрий Песков лишь что-то невразумительно бормочет про то, что президенту «очень важно, чтобы любые НКО действовали в рамках российского законодательства» и что у «Мемориала» будто бы «давно существуют проблемы в части соблюдения норм российского законодательства».

Сейчас в защиту «Мемориала» в России высказываются правозащитники, историки, писатели, журналисты, артисты, академики, художники, политические активисты и другие представители интеллигенции, озабоченные творящимся произволом. Но, боюсь, что протесты внутри страны на власть никак не повлияют. Если решение о ликвидации «Мемориала» было принято Путиным, то оно будет выполнено. Шансов на то, что мы имеем дело с самодеятельностью прокуратуры, причем одновременно – генеральной и московской, практически нет. Единственное, что может остановить процесс – это обращение с требованием сохранить «Мемориал» ведущих мировых политиков. Может быть, Путин все-таки не захочет выглядеть в их глазах диктатором типа Лукашенко и Ким Чен Ына?

Борис СОКОЛОВ, профессор, Москва
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ